Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Сербии надо крепко подумать о вступлении в ЕС

Сербии следует поменять свою позицию и реальнее обдумать, что делать дальше.
Стратегия расширения Европейского Союза, которую так громко анонсировали и даже с определенным оптимизмом ожидали политики в Сербии и Брюсселе, обнародована. Но о ней как-то быстро позабыли. Как будто больше она неинтересна, и все остается по-старому. Однако этот документ очень важен не только потому, что раскрывает истинные планы относительно расширения Европейского Союза, но и потому, что является своего рода предупредительным сигналом для тех, кто (прежде всего на Западных Балканах, так как Украина и Грузия остались не упомянутыми) надеется на вступление в этот европейский клуб. Стратегия — это призыв вернуться к реальности.
Уже некоторое время совершенно ясно, что европейский путь Сербии не вполне определен, и что постепенно он становится политическим инструментом для Белграда и Брюсселя, а не реальной перспективой. Разговоры о вступлении в ЕС — инструмент для того, чтобы скрыть пустоту и ложь. Недавно обнародованная Стратегия это подтвердила, так что в определенном смысле она является первым откровенным документом и дает нам понять, что Евросоюз остается далеким и, быть может, даже недостижимым проектом. Нет ни четких обещаний, ни взятых на себя обязательств, прежде всего со стороны ЕС, ни сроков — только отдаленные приблизительные временные рамки, да и их соблюдение зависит от выполнения условий.
«Важен путь»
По-прежнему на первом плане остается проблема Косово и Метохии, но больше нет никаких сроков. Правда, в Стратегии написано, что договор с обязательной силой и нормализация отношений между Белградом и Приштиной должны быть «скорейшими», но что именно это означает, не говорится. Даже комиссар по расширению Евросоюза Йоханнес Хан (Johannes Hahn) сказал, что никто в ЕС точно не знает, что под этим подразумевается. Стратегия подтвердила мнение, высказанное несколько лет назад бывшим послом Европейского Союза в Белграде Майклом Девенпортом (Michael Davenport). Он утверждал, что важен сам «европейский путь», а не членство. В переводе это означает, что цель состоит в выполнении разных условий, прежде всего касательно Косово, в которых заинтересован Брюссель, а не само вступление в ЕС, поскольку уже тогда было ясно, что членство в союзе вторично.
Белградские политики явно разочаровались, хотя стараются скрыть это за своими заявлениями. Весьма вероятно, что и брюссельская бюрократия позабудет Стратегию и с прежним упорством начнет склонять Белград к разным безальтернативным решениям. На самом деле своей откровенности испугался даже сам Евросоюз, да так, что немецкий министр иностранных дел Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) поспешил в Белград и Приштину, чтобы приободрить сторонников пути в ЕС и заверить их, что ничего страшного не произошло — просто нужно выполнить условия, и тогда до европейского процветания будет рукой подать.
Но все это лицемерие, ведь именно Германия настаивала на том, чтобы не давать громких обещаний, и чтобы оставить в Стратегии крайне узкое пространство для возможных новых членов. Вот что сегодня называется Евросоюзом. Впрочем, чего еще можно было ожидать от тех, кто сегодня представляет ЕС. Например, глава МИДа Нидерландов Халбе Зейлстра (Halbe Zijlstra) был публично уличен во лжи и вынужден подать в отставку. И речь не о мелкой, ничего не значащей лжи. Он заявил, что еще в 2006 году лично встречался с российским лидером Владимиром Путиным, который рассказал ему о так называемой Великой России. На такой лжи позднее Запад и НАТО выстроил вот уже несколько лет существующую пропаганду против президента Путина и России. А ведь все это была ложь.
Но на все нужно смотреть с более широкой перспективы и реалистичнее. Во-первых, в каком контексте вообще обнародована Стратегия? В последние месяцы высказывалось много агрессивных идей, и Западные Балканы преподносили как вопрос «быть или не быть» для ЕС, но на самом деле положение иное, и хорошим знаком можно считать то, что в итоге в самом ЕС победило более реалистичное течение, которое репрезентирует, прежде всего, Германия.
Евросоюз уже давно пребывает в глубоком экзистенциальном кризисе, а теперь и лидирующая в ЕС Германия погрузилась в серьезный политический кризис, который, вероятно, затянется. Эти два кризиса полностью блокировали не только функционирование ЕС, но и всякую осмысленную дискуссию о вариантах выхода из кризиса европейской интеграции (а не только о будущих формах этого проекта). Евросоюз наконец-то столкнулся лицом к лицу с реальностью. Поэтому царит мнение, что, по крайней мере, пока лучше всего сохранить статус-кво и не давать громких обещаний. Такой была позиция Германии в ходе подготовки Стратегии, и, в конце концов, эта тенденция взяла верх. Таким образом, на самом деле Брюссель опубликовал нечто о Западных Балканах, что кажется откровенным документом, хотя это совершенно нехарактерно для брюссельской бюрократии.
Сербия должна быть более гибкой
Существует еще один элемент, геополитический, который отчасти ставит под сомнение откровенность Стретегии и наводит на мысли о тактическом ходе. Западные Балканы в первую очередь являются геополитическим инструментом, а в сложившихся условиях еще и единственным из тех, которыми располагает Европейский Союз. На международном уровне ЕС, прежде всего в политическом плане, совершенно маргинализировался и будет соперничать не только с Россией, но и с США. Балканы — это единственное, чем Европейский Союз может манипулировать и что может использовать.
Жители Приштины с флагом самопровозглашенной респупблики Косово
Поэтому стоит напомнить, что Стратегии предшествовал один доклад в американском Сенате, который вписал Западные Балканы в актуальный конфликт Америки и Запада с Россией. Аналитики американского Сената полагают, что именно Балканы нужно использовать против России, точнее отнять их у нее, и ключевым инструментом в этом является Европейский Союз и европейские амбиции балканских стран. В какой-то момент эту идею продвигала и Болгария, готовясь к председательству в ЕС, но данная болгарская концепция потерпела неудачу. Тогда резко против выступила Германия. В итоге болгары и Борисов подчинились.
Вот где кроется противоречие. Конечно, в Стратегии тоже говорится о выполнении условий, но стоит напомнить, что согласно одному положению Лиссабонского договора от 2008 года условий для приема новых членов, известных как Копенгагенские, практически не существует. Главное — политическое решение, и по Лиссабонскому договору правом принимать окончательное решение о приеме новой страны-члена обладает Европейский совет. То есть принимается политическое решение, не зависящее от каких-либо условий. Иными словами, все может измениться. Только проблема в том, что обстановка, сложившаяся в момент обнародования Стратегии, не изменится, а сохранится.
Кроме прочего, в геополитике не весь регион одинаково значим. Для главных стран ЕС Сербия, например, является частью геополитического конфликта между Западом, Америкой и Россией, а Косово — часть другой конфронтации. Косово — это инструмент в конфликте на самом Западе, инструмент «внутризападных» противостояний. С другой стороны, ясно, что Европейский Союз является американским геополитическим слугой, но сейчас ситуация сложнее, чем прежде, и нет уверенности в том, что события в ЕС будут разворачиваться так, как говорят американцы, пусть даже Брюссель этого захочет. В общем, ЕС разобщен, и больше некому исполнять приказы.
Конечно, ясно, что у Сербии особенно важная роль, поскольку именно с ней связана главная проблема Запада — Косово. Все остальные условия для Сербии — только попытки замаскировать истину, предлоги и обман. Поэтому Сербия неизбежно должна воспротивиться подлинному смыслу Стратегии, но не ради ЕС, а ради себя. Произойдет ли это на самом деле? Вряд ли, ведь, несмотря на все ясные послания и саму реальность, власти Сербии упорно повторяют, что у них нет выбора, и Сербия должна двигаться к Европейскому Союзу.
Эта формула о том, что у ЕС нет альтернативы, и что Сербии больше некуда двигаться, кроме как в Евросоюз, не только является бессмысленной (альтернатива есть всегда), но и свидетельствует о безыдейности и бессилии. Ожидая единственную альтернативу, Сербия не дождется ни своего, ни тем более европейского завтра. К несчастью, лидеры Сербии воспринимают изменение или полный отказ от европейского пути как личное поражение, хотя это совершенно ошибочный подход. Поэтому они и не отказываются от вступления в ЕС, чего бы оно ни стоило и какими бы ни были его последствия.
Так же, как самому Евросоюзу стоит стать гибче, Сербии нужно изменить свою позицию и реальнее обдумать, что делать дальше, но не выполнять разные неформальные требования заинтересованных групп, которые преподносятся как европейский путь.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

595
Похожие новости
21 сентября 2018, 23:30
21 сентября 2018, 18:00
21 сентября 2018, 18:00
20 сентября 2018, 11:45
20 сентября 2018, 22:45
20 сентября 2018, 14:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 сентября 2018, 07:30
18 сентября 2018, 15:45
17 сентября 2018, 20:30
16 сентября 2018, 11:00
21 сентября 2018, 07:00
16 сентября 2018, 22:00
20 сентября 2018, 19:30