Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Сергей Мануков. Брюссель: Быть ли не быть евроармии — вот в чем вопрос

В Европе постепенно расширяют и углубляют сотрудничество в военной сфере и медленно продвигаются к созданию союзных вооруженных сил или, проще говоря, евроармии.
Исторический шаг
На прошедшем в конце июня саммите ЕС в Брюсселе был сделан очередной шаг к созданию единой европейской армии — для повышения эффективности разработок и покупки военной техники европейские лидеры договорились создать систему оборонного сотрудничества. На ее разработку, по словам председателя Европейского совета Дональда Туска, отведено три месяца. Основные контуры программы уже определены. Это сокращение числа моделей однотипной техники в целях унификации и сотрудничество в разработке новых видов оружия и военной техники. В данный момент все, что связано с разработкой и закупками военной техники, проходит исключительно на национальном уровне. Сейчас же речь идет о начале фактического создания единого европейского оборонно-промышленного комплекса и оборонного заказа.
«Саммит Евросоюза сегодня сделал исторический шаг в направлении развития европейской обороны, — сообщил журналистам в Брюсселе президент Франции Эмманюэль Макрон.- Впервые за много лет ЕС принял реальные меры в сфере оборонного сотрудничества».
Создание единого рынка военной техники и вооружений, конечно, важно. Но не менее важно, считают многие в Европе, и создание единых вооруженных сил. К созданию евроармии Старый Свет подталкивает действительность как в лице активизировавшегося в последние годы международного терроризма, так и в лице… Дональда Трампа, который в отличие от своих предшественников в Белом доме относится к идее защиты Европы, мягко говоря, прохладно. Говоря об евроармии, не следует забывать и брексит. Сейчас идут переговоры об условиях выхода Великобритании из Евросоюза. Крайний срок — март 2019 года. Уход Британии из объединенной Европы, с одной стороны, ослабит военную мощь Евросоюза, но с другой, может придать толчок для расширения и углубления сотрудничества в военной сфере, ярым противником которого был Лондон.
«Окна» европейской обороны
О необходимости иметь союзную армию в очередной раз заговорили совсем недавно, после первого зарубежного вояжа Дональда Трампа. Новый американский президент встретился с европейскими коллегами на саммитах НАТО и G7 и подтвердил их самые большие опасения. Если до встреч «тет-а-тет» они понаслышке знали о пресловутом принципе нового лидера США «Америка на первом месте», означающем акцент на внутренние дела, то в конце мая они узнали о новой внешней политике Америки от самого ее автора. Самым наглядным результатом встреч в Брюсселе и на Сицилии стала реакция обычно выдержанной Ангелы Меркель. Канцлер ФРГ заявила после встречи с Трампом, что Европа должна теперь больше полагаться на собственные силы, а не на давнего союзника и партнера — США.
Через несколько дней отреагировал и Брюссель. Евросоюз призвал членов ЕС разрешить блоку «действовать в одиночку» в выполнении далеко идущих планов проведения военных операций против террористов и морских миссий во враждебных водах. Еврокомиссия попросила членов ЕС усилить координацию оборонных усилий в связи с ростом угроз от террористов, региональных конфликтов и якобы усиливающейся агрессивной политики России. В документе по обороне, о котором давно говорили и который наконец был составлен, ЕК сообщает об изменениях трансатлантических отношений и утверждает, что главная ответственность за повышение европейской безопасности лежит теперь на самой Европе. Европейские лидеры понимают необходимость укреплять безопасность.
Если против укрепления безопасности континента от террористов никто не возражает, то в вопросе усиления и углубления сотрудничества европейских стран в военной сфере подобного единодушия пока не наблюдается. Силы быстрого реагирования или так называемые «боевые группы ЕС» проходят подготовку уже не один год, но ни разу еще не использовались в настоящем деле.
В документе ЕК подчеркивается, что «защита Европы станет взаимно усиливающейся ответственностью для ЕС и НАТО» и что организации усилят взаимодействие в кибер- и морской безопасности.
«Параллельно ЕС создаст основу, в которой 27 членов ЕС, из которых 21 страна входит и в НАТО, после брексита будут коллективно укреплять свою оборону и бороться с существующими дефицитами и проблемами», — говорится в документе.
Еще более важным следует признать решение о создании нового оборонного фонда. В европейском бюджете впервые появится статья «оборонные расходы». Новый финансовый план в отношении расходов на оборону состоит из двух частей. «Исследовательское окно» будет финансировать исследования и разработку военных технологий. На эти цели Еврокомиссия уже заложила в бюджете на 2017 год 25 млн евро. К 2020 году предусматривается рост расходов на исследования до 90 млн евро. После этого ЕК планирует запустить совместную исследовательскую программу на полмиллиарда евро в год.
«Окно возможностей» позволит европейским странам делить между собой расходы на новую военную технику, дроны, вертолеты и т. д. По этой линии планируется собирать на совместные расходы до 5 млрд евро в год.
Многое в отношении сотрудничества в оборонной сфере станет ясно в ближайшие месяцы, уже в этом году. Речь идет о финансировании уже существующих боевых групп численностью полторы тысячи человек, которые до сих пор не развернуты главным образом из-за споров по финансированию.
До сих пор сотрудничество в военной сфере в Европе осуществлялось в основном на двустороннем или региональном уровне. Согласно исследованию Европарламента, проведенному в начале 2015 года, на континенте осуществлялось около 400 проектов по сотрудничеству в сфере обороны. Подавляющее большинство никак не были связаны друг с другом. Из уже существующих совместных проектов можно назвать программу снабжения боеприпасов для противотанковых систем, проводимую Эстонией, Латвией, Литвой, Чехией и Польшей.
Разговоры об углублении европейского сотрудничества в сфере обороны и создании евроармии идут уже, конечно, давно, но похвалиться сторонникам дальнейшей интеграции особенно нечем. У проекта интеграции всегда было достаточно много скептиков. Однако сейчас многие дипломаты и политики говорят о возможностях углубления сотрудничества с известной долей оптимизма. Во-первых, ситуация с безопасностью континента в свете борьбы с международным терроризмом с каждым годом ухудшается и вынуждает европейские страны расширять сотрудничество в военной сфере и по вопросам безопасности. Во-вторых, сейчас изменилось отношение к проблеме со стороны европейских тяжеловесов: Франции, Германии, Италии и Испании. В-третьих, не стоит забывать и об укреплении позиций сторонников углубления сотрудничества в связи с брекситом, поскольку Великобритания была одним из главных противников создания евроармии и расширения кооперации в этой сфере на континенте. Лондон всегда скептически относился к таким предложениям, потому что видел в них конкуренцию НАТО.
«Большое отличие сегодняшнего дня от прошлых лет заключается в том, — говорит Буркард Шмитт, директор по оборонным вопросам и вопросам безопасности в Европейской ассоциации аэрокосмических и оборонных отраслей промышленности (Asd), — что сейчас европейские деньги будут тратиться на оборону. Особенно заметно это будет в области исследований как на фазе самих исследований, так и на стадии претворения их на практике».
Кто же, кроме самих европейцев?
Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и премьер-министр Чехии Богуслав Соботка написали в начале июня большую программную статью для издания Wall Street Journal (WSJ), в которой рассуждают о том, что Европа в отношении безопасности слишком долго полагались на других (под «другими» в первую очередь, конечно, имеются в виду США) и что сейчас ей нужен конкретная и выполнимая программа по углублению и расширению сотрудничества в сфере обороны и расходов на нее.
Авторы уверены, что сейчас, во время резкой активизации международного терроризма, когда теракты в Старом Свете происходят с пугающей регулярностью, континент должен взять решение вопросов безопасности и обороны в собственные руки, потому что, как пишут Юнкер и Соботка, «никто не сделает этого для нас».
Статья была написана к саммиту лидеров ЕС по вопросам безопасности и обороны, который прошел в Праге 9 июня. На нем было принято решение о создании первого объединенного командования Евросоюза по зарубежным операциям. В Брюсселе считают это первым по-настоящему важным шагом в углублении сотрудничества между членами ЕС в сфере обороны.
В Брюсселе уверены, что партнерство с НАТО играет важнейшую роль в будущем континента. Напомним, что 22 члена Евросоюза, считая и пока еще не вышедшую окончательно Великобританию, входят и в НАТО. Руководство Союза считает, что ЕС должен не только сотрудничать с НАТО, но и реагировать на внешние угрозы независимо от НАТО. Этой цели служит Глобальная стратегия ЕС, в которой описаны совместные действия по борьбе с вызовами как на территории Евросоюза, так и за его границами.
Юнкер и Соботка признают, что слишком долго полагались на военную помощь других государств. Между тем, масштаб и сложность проблем в сфере безопасности и обороны настолько велики, что ни одна страна не может решить их в одиночку. Европа, не считая Великобританию, потратила в 2016 году 1,32% суммарного ВВП на оборону. Это не только вдвое меньше, чем расходы США, пишут авторы статьи. Деньги, выделенные на оборону в Европе, тратятся более чем вдвое менее эффективно, чем в Америке. ЕС сильно отстает по этому показателю от главных потенциальных противников НАТО и Запада: Россия потратила на оборону в 2016 году более 5% ВВП, а Китай за последние десять лет более чем удвоил размеры оборонного бюджета.
Выше уже упоминалось о намерении унифицировать модели военной техники. Работать здесь действительно есть над чем: в ЕС 178 разных систем вооружений в то время, как в США их в 6 раз меньше — 30. В Европе 17 моделей танков, в Америке модель — одна!
Такая чрезмерная и ненужная диверсификация не только ограничивает возможность эффективного сотрудничества в военной сфере, но и больно бьет по карману европейских налогоплательщиков. На каждые 10 евро, которые тратятся на оборону и разработки в военной сфере, 9 евро тратятся на национальном уровне без какой-либо координации между членами ЕС. Юнкер и Соботка считают, что сотрудничество и объединение сил в этой области поможет сэкономить от 25 до 100 млрд евро.
Сильное отставание
Пока политики говорят о необходимости расширения сотрудничества в оборонной сфере и создании евроармии, сами военные жалуются на запущенность и дефицит самого необходимого, начиная от боеприпасов и заканчивая техникой и вооружениями. Несколько лет назад много писали о результатах проверки состояния одной из сильнейших европейских армий — бундесвера. С приходом нового министра обороны Урсулы фон дер Ляйен дело, похоже, сдвинулось с мертвой точки, но проблемы остаются. С одной стороны, немецкие солдаты на совместных учениях больше не позорятся, «стреляя» из деревянных автоматов. С другой, солдаты, например, 413-го батальона бундесвера жаловались на учениях в прошлом году на дефицит снайперских винтовок и противотанкового оружия, а также боеприпасов.
Похожая картина наблюдается почти по всему континенту. Сторонники увеличения расходов на оборону ссылаются на многочисленные проблемы в европейских армиях, объясняя необходимость наращивания военных бюджетов. Для сравнения, бюджет Пентагона 680 млрд долларов, а военный бюджет всего Евросоюза 242! При этом, утверждает WSJ, по боевой мощи Европа уступает Америке не в 2, а в 6 раз!
Когда после терактов в Париже в ноябре 2015 года правительство Бельгии вывело патрулировать улицы сотни солдат, командование бельгийской армии было вынуждено попросить у американских коллег тысячу бронежилетов для их экипировки. В британском флоте, который каких-то сто лет назад правил морями, сейчас 19 эсминцев и фрегатов, а в 1982 г., во время Фолклендской войны, их было 55.
Особенно наглядно, считает WSJ, дефицит заметен в танках. Во время холодной войны на вооружении нидерландской армии стояло 445 танков. В позапрошлом году Гаага выставила на продажу последние 60 танков вместе с транспортными вертолетами и большинством минных тральщиков. Сейчас голландцы арендуют танки у немцев.
У бундесвера танков тоже стало меньше: 2125 танков «Леопард-2» в разгар холодной войны и 244 — осенью прошлого года. Причем, лишь немногим более половины из них готовы вступить в бой.
В 2016 году лишь 9 из 48 немецких транспортных вертолетов NH-90 могли подняться в воздух. По истребителям Eurofighter картина немного лучше — в строю каждый третий: 40 из 123.
Как следует из доклада комиссара бундестага по обороне Ганса-Петера Бартельса, в этом году модернизация вооружений и их пополнение происходит очень медленно. Подобное происходит не только в бундесвере. Франция отправила для нового натовского подразделения, которое недавно было развернуто в Балтике, лишь 5 танков и 300 военнослужащих. Частично в этом виновато перенапряжение сил французской армии, солдаты которой находятся в ряде африканских стран и в Сирии, а также патрулируют улицы Парижа. Однако, по мнению самих французских военных, больше всего виноват общий упадок вооруженных сил Пятой республики.
Европейские лидеры обиделись на Дональда Трампа после того, как он устроил им разнос на саммите НАТО, но согласились со справедливостью его упреков. В 2016 году европейские члены НАТО увеличили расходы на оборону на 3,8% или $ 10 млрд. В этом году тоже запланирован солидный рост. Цель давно известна — довести расходы членов НАТО до 2% от их ВВП. Предполагается, что к 2024 году в Североатлантическом альянсе не останется ни одного государства, которое будет тратить на оборону менее 2% ВВП.
Несмотря на угрозы Дональда Трампа Вашингтон пока продолжает помогать НАТО. Так, в этом году расходы Пентагона в Европе вырастут на $ 1,4 млрд по сравнению с прошлым годом и достигнут $ 4,8 млрд.
В Берлине понимают проблемы бундесвера и обещают их устранить. В правительстве ФРГ подчеркивают, что решение было принято еще до избрания Трампа. Так, канцлер Меркель провела через бундестаг рост военного бюджета в 2017 году на 8% (37 млрд евро). Но и этого, считают в Вашингтоне, крайне мало, потому что даже в случае выполнения поставленной цели расходы Германии на оборону будут составлять лишь 1,2% от ВВП ФРГ.
В 1989 году правительство ФРГ потратило на оборону 2,7% ВВП, но уже к 2000 году расходы упали до 1,4% и остаются на этом уровне долгие годы. В 2013—2016 годах расходы стабилизировались на уровне 1,2% ВВП. В 2016 году расходы на оборону увеличились на 4,2%, а в этом году намечается 8-процентное увеличение. Несмотря на это Германия сильно отстает по этим показателям от Франции и Великобритании.
Такая же картина и численностью личного состава бундесвера: 370 тыс. человек в годы холодной войны и 176 015 в 2016 году. За год численность выросла на 2 тыс.
Канцлер отвечает на критику, что намерена со временем выполнить цель НАТО по расходам на оборону. Однако сделать это будет нелегко. К примеру, глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль считает, что требование достижения 2% ВВП для Германии нереально.
В НАТО и Вашингтоне считают, что перевооружение бундесвера происходит крайне медленно. Взять, к примеру, танковые войска, о переоснащении которых было объявлено еще в 2015 году. К примеру, контракт на поставку 104 новых танков на сумму 760 млн евро был подписан лишь в мае этого года.
В Брюсселе отмечают, что необходимо уделять внимание не только росту расходов на оборону, но и повышению эффективности их использования.
Берлин хочет «подмять» под себя и евроармию
Германия сейчас является одним из главных сторонников расширения сотрудничества европейских государств в военной сфере. Как и положено региональному лидеру, Берлин сейчас резко активизирует деятельность, направленную на гегемонию на континенте не только в политике, но и в военной сфере. Можно говорить, что Берлин потихоньку создает евроармию под своим, естественно, командованием.
В этом году Берлин вместе с Прагой и Бухарестом объявили об интеграции вооруженных сил. Конечно, чешские и румынские армии не вольются в бундесвер и не перейдут под командование немецких генералов. В ближайшие несколько месяцев Прага и Бухарест «делегируют» в бундесвер по одной бригаде: румынская 81-я механизированная бригада присоединится к дивизии быстрого реагирования бундесвера, а чешская 4-я бригада быстрого реагирования, находившаяся в Афганистане и Косово и считающаяся одной из самых боеспособных частей чешской армии, вольется я в 10-ю дивизию бундесвера.
Это уже второй шаг на пути практического создания евроармии. Две голландские бригады уже вошли в состав бундесвера: одна в дивизию быстрого реагирования, а вторая — в 1-ю механизированную дивизию.
«Немецкое правительство показывает, — уверен Карло Масала, профессор международной политики в Университете бундесвера в Мюнхене, созданном в 1973 году для подготовки офицеров бундесвера по техническим специальностям, а также офицеров из армий дружественных стран, — что Берлин поддерживает идею военной интеграции в Европе даже в том случае, что еще не вся Европа пока готова ей следовать».
В Брюсселе главным сторонником создания евроармии, пожалуй, является Жан-Клод Юнкер. Однако в прошлом все его предложения не встречали положительного ответа. Сейчас мало что изменилось даже в связи с брекситом. В ЕС нет согласия по вопросу о том, как будет выглядеть евроармия и какие полномочия и прерогативы будут вынуждены передать ей национальные армии.
В марте ЕС создал объединенное командование, но оно будет отвечать только за тренировочные миссии в Сомали, Мали и Центральноафриканской Республике. О «значимости» новой структуры красноречивее всего говорит ее численность — 30 человек.
Конечно, в планах и другие совместные проекты. Например, создание балтийскими и несколькими северными странами, а также Нидерландами Северной боевой группы быстрого реагирования численностью 2400 человек. Великобритания также создала Объединенные экспедиционные силы, своего рода миниНато, куда входят балтийские государства, Швеция и Финляндия. Однако практической пользы от них, по крайней мере, пока мало.
Планы Германии гораздо амбициознее и шире. Речь идет о создании возглавляемой бундесвером сети европейских миниармий. Причем, идея возникла, главным образом, в связи со слабостью самого бундесвера и необходимостью его усиления, считает Жюстина Готковская, аналитик по безопасности в польском Центре восточных исследований. Она полагает, что создание такой квазиевроармии поможет Берлину поднять свой авторитет в НАТО.
Германия готова делиться ресурсами с маленькими странами, которые «отдают» своих военнослужащих. С другой стороны, эти «поставщики рекрутов» стремятся как можно сильнее вовлечь Берлин в военное сотрудничество, которым немцы в прошлом явно пренебрегали. Выбор Германии объясняется просто: ни Франция, ни тем более Великобритания, которая уже одной ногой вышла из ЕС, не готовы и по разным причинам не хотят возглавить Европу в оборонной сфере. Так что остается ФРГ.
Сергей Мануков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

640
Похожие новости
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 16:30
17 ноября 2017, 11:30
19 ноября 2017, 16:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 ноября 2017, 14:30
15 ноября 2017, 12:00
17 ноября 2017, 16:15
16 ноября 2017, 14:15
16 ноября 2017, 19:15
16 ноября 2017, 11:00
15 ноября 2017, 03:45