Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Seznam zprávy: такого литовские пограничники еще не видели. А белорусы просто бездействуют

Репортаж собственного корреспондента «Сезнам Зправы» с литовской границы с Белоруссией.
В деревушке Пурвенай всего несколько домов и раскрашенных яркими цветами деревянных домишек, а вокруг — одни поля. Уборка идет полным ходом. Поля, засеянные злаками, в этих равнинных краях иногда перемежаются небольшими озерами, лугами, лесками, и повсюду здесь можно увидеть аистов. Тут ничего на первый взгляд не говорит о том, что это место — буферная зона для миграционной волны, которая в последние месяцы захлестнула Литву.
Беженцы, в основном из Ирака и африканских стран, пробираются в Литву через Белоруссию. В Минск они прилетают легально из Багдада при негласной и активной поддержке режима диктатора Александра Лукашенко. Именно против него в прошлом году Вильнюс выступил решительнее всех в ЕС и превратился в центр белорусской эмиграции.
Миграционный кризис, как происходящее называют местные политики и СМИ, литовское правительство списывает на месть Лукашенко за санкции Европейского Союза. Автократ мстит литовцам и Евросоюзу в форме гибридной войны, и, кстати, он сам несколько раз говорил об этом.
О том, что до границы с Белоруссией от деревушки Пурвенай рукой подать, напоминает пункт литовских пограничников на окраине населенного пункта. Он обнесен забором, над которым возвышается высокая сторожевая вышка и двухэтажное здание с наблюдательной площадкой. На заборе, на удивление, развешено белье. «Пункт в Пурвенай отвечает за охрану 30-километрового участка границы, которая также является внешней границей Европейского Союза», — объясняет местный командир Мантвидас Палевичус.
В здании, которое обычно служит пограничникам чем-то вроде станции полиции или пожарных, очень оживленно. В коридорах и по всей территории ходят десятки людей, говорящих на арабском и курдском языках. Это мигранты и просители убежища, которые незаконно пересекли границу. Преобладают мужчины, но есть и целые семьи с маленькими детьми. Я встретил Палевичуса в коридоре, когда он объяснял группе из 20 человек правила проживания, как пользоваться кухней и санузлом.
«На этом пункте слишком много народу, и вы должны поддерживать порядок. Скоро вас переведут в какой-нибудь центр», — объяснял он группе терпеливо и спокойным голосом. Его слова переводил с английского всем остальным один из мигрантов. Также командир поговорил с местными временными «гостями» о вечернем магазине и расширении ассортимента в местном буфете. «Мы не миграционный центр для нелегальных иммигрантов, а просто охраняем границу. У нас нет средств, чтобы что-то вам покупать», — объяснял Палевичус.
Наконец они договорились о списке продуктов, которые задержанные смогут купить в буфете. Согласно одному из правил пункта, которое распространяется на меня как журналиста, нельзя разговаривать с людьми в коридорах и на территории объекта.
Иностранцы в большом количестве и нелегально повалили через литовскую границу осенью прошлого года. «На разных участках мы задерживали группы от десяти до 12 человек раз или два в месяц», — рассказал Палевичус. Но в последние месяцы их количество значительно увеличилось. «Сейчас пункты вдоль границы протяженностью 679 километров задерживают около 130 человек ежедневно, группами по 15 человек», — добавил командир.
Согласно данным литовской пограничной службы, с начала текущего года были задержаны более трех тысяч человек. Для инфраструктуры Литвы, где проживает чуть меньше трех миллионов человек, эти цифры — настоящий напор. Два центра для просителей убежища и места их размещения трещат по швам.
Поэтому в понедельник было решено устроить третий лагерь близ местечка Руднинкай почти в 30 километрах от Вильнюса и в 20 километрах от белорусской границы. Однако строительство вызвало протест местных жителей: десятки людей даже перекрыли проездную дорогу, и пришлось вмешаться полиции. Тем не менее подготовка лагеря идет полным ходом, и в среду там установили резервуары с водой и провели инфраструктурные работы. Палатки уже стоят.
Несколько больших палаток стоят и во дворе пункта в Пурвенай, откуда некоторые постояльцы, скорее всего, отправятся в лагерь под Руднинкай. Все, кто находится в пункте, уже попросили убежища, но остаются задержанными, поскольку у них не было при себе документов или не удалось установить их личность. Теперь их прошения рассматривают власти, но они перегружены, а места для размещения тем временем закончились. «Я понимаю, что нелегальные иммигранты попали в тяжелую ситуацию. Они живут в палатках с семьями. Они думали, что проблемы решатся быстрее, а вместо этого им приходится ждать в пункте, и зачастую они не знают, когда придет решение», — рассказал мне командир Палевичус. Некоторые живут во временных центрах уже месяц.
Мошкара, жара и белорусская жатва
В одиннадцатом часу утра я сажусь в автомобиль с двумя вооруженными пограничниками. Ни один из них не пожелал назвать свое имя и сфотографироваться. «Я родом из этих мест и всегда хотел иметь такую работу, да и здесь в пограничном регионе это одна из немногих возможностей работать», — объяснил мне 27-летний водитель, который служит пограничником уже шесть лет. Его коллега занимается этим еще дольше — восемь лет.
«Содержание нашей работы не изменилось, но теперь она усложнилась и стала намного напряженнее», — говорят они в один голос, когда мы проезжает первый КПП. Граница проходит по плотине небольшого пруда. Кроме шлагбаума и двух пограничных камней тут нет ничего. Они делают объявление в громкоговоритель, и мы едем дальше.
Стоит жара, и температура держится выше 30 градусов. Едва мы выходим из автомобиля второй раз, на почти заросшей дороже нас окружают без преувеличения сотни мошек. Назойливая мошкара кусает, несмотря на спрей от насекомых, и преследует нас на протяжении всей патрульной вылазки. На данном участке границы нет забора, но перейти «черту» отнюдь не просто. Кроме того, тут никто не пройдет, оставшись незамеченным для пограничников. За 30-километровым участком ведется наблюдение благодаря 150 камерам. Через несколько месяцев здесь возведут забор, который уже начали строить литовцы. Он не будет непреодолимым, но пограничники рассчитывают хотя бы замедлить поток.
Когда и где на границе появятся люди, по словам пограничников, предсказать невозможно. «Иногда бывает 30 человек сразу, а иногда никого. Неважно, день или ночь», — говорит шофер, отмечая, что методов прогнозирования не существует. Оба пограничника утверждают, что не могут сказать, действительно ли Лукашенко ведет гибридную войну. Ясно, что еще четыре месяца назад ни один человек не пересекал границу нелегально. По времени начало волны совпадает с периодом, когда белорусские пограничники значительно ослабили контроль над границей.
«Такого я еще не видел»
«Я патрулировал эту границу более 18 лет и еще никогда такого не видел. Белорусы даже не пытаются остановить мигрантов, хотя знают о них. Мы информируем их по телефону о том, что заметили на белорусской стороне группы людей, направляющихся к границе. Но они не реагируют, а просто ждут и бездействуют», — подтверждает слова своих подчиненных Мантвидас Палевичус. По его словам, все говорит о том, что идет гибридная война.
В прошлые годы на всей протяженности границы фиксировали от 70 до 80 случаев нелегального пересечения за год. В этом году таких эпизодов более трех тысяч. Как ситуация будет развиваться, пограничные службы предсказать не берутся. Но зимой ожидают спада, так как семьям будет очень трудно пересекать границу по снегу в мороз.
Пограничники признаются, что истории мигрантов не оставляют их равнодушными. «Чаще всего это семьи с детьми, иногда совсем маленькими, годовалыми. У них с собой одежда, телефоны и деньги в долларах наличными. Из документов у них паспорта, сфотографированные на мобильный телефон, и других нет, и это осложняет ситуацию», — говорит мне в машине один из пограничников. За путь из Ирака люди платят агентствам и проводникам, как сообщают литовские и белорусские независимые СМИ, от пяти до десяти тысяч долларов.
Патруль показывает место, где несколько дней назад границу перешла большая группа иракских курдов. Пограничный раздел пролегает через лес, но по обе стороны от него вырублены деревья и устроена полоса шириной несколько метров, за которой ведется видеонаблюдение с фиксацией движения.
Люди, которые проникают в Литву, иногда ошибочно полагают, что уже попали в Германию, и часто, объясняя, почему они покинули Ирак, говорят о боязни за свою жизнь, о страхе перед терроризмом и религиозным радикализмом. «У некоторых заметны шрамы от пуль, ножевых ранений или взрывных осколков», — рассказывает 27-летний пограничник.
«Мы покажем тебе белорусскую сторожевую вышку. У нее есть одна особенность», — говорит его коллега, интригуя. И действительно последнюю остановку мы делаем у белорусской вышки. Уже издалека заметно, что на ней стоит пограничник. Но он не двигается. «И так уже 15 лет. Он немного растолстел», — смеются оба литовца. Однако это не какая-то белорусская шутка, а настоящий манекен, который время от времени меняет одежду. Курьезную картину дополняет уборка урожая с белорусской стороны, которую ведут прямо под вышкой в непосредственной близости от границы.
Через несколько часов патрулирования мы возвращаемся на пункт. Обошлось без инцидентов, если не считать мошкары и белорусского «ряженого». Но, по официальной статистике, за среду литовские пограничники задержали при нелегальном переходе границы еще 118 человек.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1439
Похожие новости
23 сентября 2021, 10:15
24 сентября 2021, 18:45
23 сентября 2021, 19:45
23 сентября 2021, 04:45
24 сентября 2021, 20:30
24 сентября 2021, 16:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
21 сентября 2021, 01:15
20 сентября 2021, 02:30
21 сентября 2021, 12:45
20 сентября 2021, 13:45
18 сентября 2021, 10:30
19 сентября 2021, 01:45
18 сентября 2021, 12:15