Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Шерше ля фронт

На первых выборах после нападения на «Шарли Эбдо» правые победили в первом туре и удвоили результаты 2012 года. Почему выборы в небольшом департаменте Ду называют «тестом для французской демократии», разбиралась публицист «НьюсБалт» Екатерина Смирнова.

«8 февраля Французская Республика одержала победу», − такими заголовками пестрели передовицы утренних газет в регионе Франш-Конте. Четвёртый избирательный округ департамента Ду за несколько дней превратился из провинции в ключевой для французской политики регион. 1 февраля 2015 года здесь стартовала избирательная кампания на пост депутата в национальный парламент.

Ничто не предвещало бури. В первом туре за голоса избирателей среди прочих кандидатов боролись два тяжеловеса: Шарль Демуж от правоцентристской партии Саркози «Союз за народное движение» и представитель правящей партии Олланда, социалист Фредерик Барбье, фаворит по своему избирательному округу. После подведения итогов французский интернет взорвался: кандидат от партии Саркози не прошёл во второй тур, представитель Социалистической партии Фредерик Барбье оказался только на втором месте. Победу на первом этапе голосования неожиданно для всех одержала представительница крайне правой (по французским меркам) партии «Национальный фронт» Софи Монтель.

Ситуация накалилась, политологи ждали реакции «Союза за народное движение» долгих два дня. В итоге Николя Саркози объявил, что он придерживается позиции «ни-ни»: своему электорату в Ду Саркози предложил голосовать по своему усмотрению, хотя социалисты настаивали на объединении в единый фронт против правых. Политические страсти кипели всю неделю. Наконец, 8 февраля пришёл результат. Фредерик Барбье опередил свою конкурентку из «Национального фронта» почти на 3%, с результатом в 51,43% он прошёл в национальный парламент.

Итоги первого тура выборов стали неожиданными, как снег во Франции: Фредерик Барбье от правящей партии социалистов занял второе место, уступив кандидату из «Нацфронта». Фото: 20mn.fr.

Но настоящую победу отпраздновали правые. Во втором туре Софи Монтель получила 48,57% голосов. «Национальный фронт» удвоил результаты 2012 года, когда в том же Ду их претендента на депутатское кресло поддержали всего 24% избирателей. Два года назад о выходе во второй тур для фронтистов не могло быть и речи.

Спустя неделю в сети появились первые данные о том, как голосовали избиратели. Партия Саркози «Союз за народной движение» сегодня претендует на звание главных оппозиционеров во Франции. Когда их кандидат выбыл в первом же туре, ключевой вопрос состоял в том, кого поддержит лояльный центристам электорат. Результаты оказались неутешительными: 49% сторонников «Союза» Саркози во втором туре за неимением лучшего поддержали кандидата правых Софи Монтель, и только 29% отдали свои голоса социалистам (то есть поддержали правящую партию Олланда).

Почему Франция качнулась вправо

Стремительно растущая популярность правых во Франции наблюдается уже не первый год. «Национальный фронт» создал Жан-Мари Лё Пен, в 70-е – 80-е годы его партия была головной болью для французских политиков. Лозунги «Нацфронта» в то время были откровенно расистскими. Но в 90-е линия партии изменилась, радикализм ушёл в прошлое и сторонники Лё Пена стали открещиваться от неонаци.

Перемены в стратегии привели когда-то нерукопожатного отца партии во второй тур президентских выборов 2002 года. С 2007 года партией руководит Марин Лё Пен. Именно с неё начался прорыв французских правых в большую политику. На руку «Нацфронту» сыграл отказ от экстремистских лозунгов и обстановка в стране: безработица растёт, миграционный поток не иссякает, а положительное сальдо бюджета в последний раз наблюдалось в 1974 году. При этом обещаниями Саркози и Олланда французы уже пресытились. Крайнее недовольство правящими политическими силами приводит французских избирателей в объятия к «крайне правым». Большинство экспертов сходятся во мнении, что дело не в ренессансе правых идей, а в желании показать властям, что пределы терпения достигнуты.

Лучшего сигнала тревоги, чем локальные победы «Нацфронта» и постепенный отток электората от «республиканского блока» к крайне-правым, нет. Поэтому неделя после Ду ознаменовалась резкими заявлениями политиков самого высокого уровня о необходимости «выставить заграждения» и сформировать «единый республиканский фронт» против правых. Но если вспомнить, что с недавних пор «Нацфронт» представляет Францию в Европарламенте, эту реакцию иначе как запоздалой не назовёшь.

При этом, хоть «Нацфронт» во Франции до сих пор по традиции называют «крайне правым», сегодня программа партии выглядит не так радикально, как раньше. Обновлённые лозунги фронтистов могут привлечь не только тех, кто выбирает правых за неимением лучшего. Ключевыми позициями партии является протекционизм, антиамериканизм, выход из еврозоны, поддержка рынка труда и борьба с нелегальной миграцией.

Первый тревожный звонок для французской демократии в лице Софи Монтель. На заднем плане — лидер «Национального фронта» Марин Лё Пен. Фото: Canalblog.com.

Лидер «Национального фронта» Марин Лё Пен заявила газете «Монд»: «Мы ни правые и ни левые, но мы стоим в оппозиции в сегодняшней политической элите, мы основываемся на защите нации и неприятии ультра-капитализма и ЕС» − дочь одиозного Жана-Мари Лё Пена серьёзно готовиться к новому политическому старту: президентской гонце 2017 года.

Возможно, 47-летней Марин удастся покорить вершину, которая так и не поддалась её отцу.

Российский след

Интересно, что российский след в финансировании «Нацфронта», судя по всему, не отражается на популярности партии. В декабре прошлого года в распоряжение французского аналитического портала «Mediapart» попали документы, согласно которым «Нацфронт» получил 9 миллионов евро от Первого Чешско-российского банка, а дочка «Нацфронта», партия «Котелек» получила ещё 2 миллиона евро от организации, которая, по информации газеты «Монд», зарегистрирована на Кипре и принадлежит Юрию Кудимову, бывшему сотруднику ФСБ, а ныне директору инвестиционного подразделения «Внешэкономбанка» «ВЭБ Капитал». А 29 ноября прошлого года пятнадцатый съезд «Нацфронта» посетил ни много ни мало вице-президент Госдумы Андрей Исаев. Всё это позволяет говорить о том, что в 2017 году Кремль собирается ставить на Марин Лё Пен, которая известна своей пророссийской позицией и по Украине, и по санкциям.

В последнем выпуске «Воскресного времени» на «Первом канале» показали обстоятельное интервью лидера «Национального фронта», в котором Марин Ле Пен подтвердила свою лояльность Кремлю. По словам политика французы дезинформированы о ситуации на Украине, решение по «Мистралям» «глубоко несправедливо», а Европа защищает позицию США.

С одной стороны, поддерживая фронтистов, Москва делает стратегически верный ход, поскольку сегодня «Национальный фронт» становится одной из трёх важнейших политических сил во Франции. Партия Марин Лё Пен стремительно оттесняет «Союз за народное движение» Саркози с позиции главного оппонента правящим социалистам и становится единственной реальной альтернативой всем остальным политическим силам в стране.

Но с другой стороны, протестное голосование может закончится, если власти срочно предложат взвешенную социально-экономическую программу. А на фоне антироссийской истерии в Европе вовремя запущенная кампания оппонентов «Нацфронта» о российском финансировании «крайне правых» может сыграть в решающий момент злую шутку.

Екатерина Смирнова

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

734
Похожие новости
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 23:00
23 августа 2017, 15:30
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 16:30
23 августа 2017, 15:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 августа 2017, 10:45
23 августа 2017, 07:30
19 августа 2017, 08:30
18 августа 2017, 00:30
20 августа 2017, 09:30
17 августа 2017, 14:00
20 августа 2017, 07:01