Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Шесть лет назад: почти незамеченный переворот



Вспомним весну 2011 года… Горит Ливия, запылала Сирия, дестабилизирована обстановка в Тунисе, Египте, Бахрейне, Йемене. С телеэкранов каждую минуту говорят о льющейся то тут, то там крови. Но в одних странах события освещаются достаточно хорошо. С другими – неоколонизаторы расправляются под общую шумиху. Среди этих «других» тогда оказался Кот Д’Ивуар.

Республика Берег Слоновой Кости – так называлось это африканское государство в Советском Союзе. Однако в 1985 году в стране приняли закон, согласно которому Кот Д’Ивуар – географическое название, которое не должно буквально переводиться на какой-либо язык. А само название французское, поскольку ранее это государство было колонией Франции. Страна получила независимость 7 августа 1960 года.


11 апреля 2011 года в Кот Д’Ивуаре произошло драматическое событие, однако, почти затерявшееся среди тревожных вестей из Ливии, Сирии и других арабских стран. При пособничестве французских «миротворцев» так называемыми «повстанцами» был полностью захвачен крупнейший город – Абиджан. Арестован президент страны Лоран Гбагбо вместе с семьей. При аресте он и его жена были избиты. И, как обычно, подобное действо было названо Западом «победой демократии».


Согласно версии США, Франции, да и других западных государств, Гбагбо – ужасный «диктатор», который в конце 2010 года проиграл президентские выборы и отказался передавать власть победителю – бывшему сотруднику Международного валютного фонда Алассану Уаттаре. Честно говоря, последние события в мире заставляют сильно насторожиться, когда кого-либо называют «диктатором», а особенно, если соперник т.н. «диктатора» связан со структурой вроде МВФ.

После тех выборов в стране развязалось противостояние, переросшее в войну, в которую и вмешался режим Николя Саркози. Французские миротворцы обязаны были хранить нейтралитет, но они встали на сторону одного из противоборствующих кандидатов - Уаттары. Это и предрешило его окончательную победу.

На самом деле, противостояние между Лораном Гбагбо и Алассаном Уаттарой началось далеко не в 2010 году, а намного раньше. Это – не просто борьба двух политиков, это – межэтнические и религиозные противоречия. Противоречия между христианским югом и мусульманским севером страны. Между этническими группами бете (исповедующими христианство), и дьюла (приверженцами ислама). Есть еще и экономический фактор – юг страны более развит, там выращивают какао-бобы. Так что схватка велась еще и за этот ресурс.

Помимо того, что Лоран Гбагбо принадлежит к бете, к христианам, - он еще и по убеждениям социалист. Скорее всего, именно этот фактор и сыграл главную роль в том, что Запад встал на сторону его противника.

Лоран Куду Гбагбо родился 31 мая 1945 года в бедной семье. В 1958 году он поступил в католическую семинарию в Гагноа. В 1965 году – окончил лицей в Абиджане, получив звание бакалавра философии, а в 1969 году после учебы в Абиджанском университете стал историком. Трудился преподавателем истории и географии, параллельно – участвовал в профсоюзном движении. Его лекции и политическая деятельность резко не понравились властям. В результате Гбагбо в марте 1971 года оказался в тюрьме, откуда вышел в январе 1973 года.

В 1979 году Гбагбо защитил докторскую диссертацию. В 1980-м – возглавил Институт истории, искусств и архитектуры Абиджана. При этом он активно участвовал в профсоюзной деятельности, а также создал организацию, которая затем станет его партией – Ивуарийским всенародным фронтом.

Собственно говоря, его требования на том этапе – переход к многопартийной системе – вполне согласовывались с тем, за что на словах выступает Запад, с понятием той самой демократии. Поэтому, преследуемый властями своей страны, он уехал во Францию, где получил статус политического беженца. Однако там он начал налаживать связи с социалистами – а это уже резко не понравилось правому правительству Жака Ширака. В 1988 году он был вынужден вернуться на родину. Там Гбагбо созвал Учредительный съезд Ивуарийского народного фронта, в ходе которого стал лидером этой левоцентристской партии.

В 2000 году политик победил на выборах, а в сентябре 2002 года против него начался мятеж, в котором участвовали, в основном, представители народности дьюла (сумевшие перетянуть на свою сторону еще несколько племен). Ситуация была урегулирована в 2007 году при международном посредничестве. Место премьер-министра было отдано лидеру мятежников Гильому Соро. Но все же в стране сохранялась нестабильная ситуация, из-за чего президентские выборы приходилось несколько раз откладывать.

Наконец, выборы были назначены на 31 октября 2010 года. Основным соперником Гбагбо был Уаттара. За него голосовали северяне, в то время как Гбагбо поддержали жители юга страны. В первом туре ни один из кандидатов не набрал большинства (хотя у Гбагбо было преимущество). 28 ноября того же года прошел второй тур.

Во время подсчета голосов после второго тура возникли трудности. Уаттара поспешил заявить о своей победе – якобы он набрал 54% голосов. Но это были лишь предварительные данные, которые опубликовала Независимая избирательная комиссия. Однако другой орган – Конституционный совет – объявил совсем иные данные. Согласно которым Гбагбо набрал 51% голосов и, таким образом, является победителем.

Главная сложность была в том, что Центризбирком не сумел к крайнему сроку (2 декабря) завершить подсчет голосов. Это случилось еще и потому, что власти страны фактически не контролировали семь районов на севере (предыдущий конфликт так и не был полностью урегулирован). И Конституционный совет не признал результаты в этих районах.

В результате оба кандидата – Гбагбо и Уаттара – заявили о своей победе. И, независимо друг от друга, провели церемонии присяги. В стране вспыхнул политический кризис, переросший в вооруженный конфликт. Западные державы целиком и полностью встали на сторону мятежников под руководством Уаттары. Тогдашний генсек ООН Пан Ги Мун занял ту же самую позицию. Оно и неудивительно – позиции Пан Ги Муна всегда совпадали с позициями Обамы, Саркози и прочих, прочих, активно «отметившихся» в пожарах «Арабской весны».

Вот что говорил сам Гбагбо по поводу результатов выборов в интервью «Евроньюсу»: «Нужно хорошо понимать, что это – не имеющий законной силы результат, объявленный раньше времени, теми, кто не имел права этого делать. Но именно на этих результатах настаивает Запад. В то же время Конституционный совет обсудил ситуацию. А это – государственный орган. Он все проверил, объявил результаты и имя избранного президента. Это я. Но об этом не хотят слышать. И действуют вопреки праву».

И еще – по поводу ультиматума, выдвинутого Саркози, он сказал следующее: «Недопустимо, чтобы глава государства под предлогом того, что его страна сильнее другой страны, выдвигал ультиматумы главе другого государства».

Быть может, противоборствующие стороны рано или поздно договорились бы, назначили бы новые выборы (на чем настаивал Гбагбо), но вмешательство в конфликт Франции предопределило победу Алассана Уаттары. 30 марта 2011 года сторонники Уаттары захватили столицу государства – Ямусукро. Далее французы вмешались уже официально (до этого лезли негласно). К сожалению, Совет Безопасности ООН проголосовал за санкции против Гбагбо и за то, чтобы он покинул власть (увы, это было то самое время, когда СБ ООН разрешил бомбить и Ливию).

Битва развернулась за крупнейший город – Абиджан. Французские ВВС 4 и 10 апреля бомбили дворец Лорана Гбагбо в этом городе, а также – военные базы и здание телевидения.

11 апреля 2011 года неугодный Западу лидер Кот Д’Ивуара был захвачен. Франция отрицала, что арест проводил ее спецназ. Утверждалось, будто бы Гбагбо был схвачен сторонниками Уаттары. Но специальный советник Гбагбо, Бернар Удэн, рассказывал, что именно силы французского спецназа прошли через тоннель, соединяющий здание посольства Франции с президентским дворцом. После чего лидер страны был арестован и передан сторонникам Уаттары. Которые поиздевались над свергнутым президентом и над его женой Симоной.

30 ноября 2011 года Лоран Гбагбо был выдан Международному уголовному суду и помещен в тюрьму в Гааге, где находится до сих пор. Обвинения, выдвинутые против него, слишком уж напоминают те, которые Гаагский трибунал предъявляет побежденным сербам: «преступления против человечности». Ему «шьют» гибель трех тысяч человек.

Нужно сказать, что глава МИД России задавался вопросом: почему французские миротворцы, которые должны были исполнять именно миротворческую функцию, - по факту поддержали одну из сторон конфликта. Но его слова мало кто услышал.

Международный уголовный суд также выписал ордер на арест жены Гбагбо Симоны, но власти Кот-д'Ивуара отказались ее выдавать. Заявили, что будут судить сами. Ее приговорили к 20 годам тюрьмы. Это – вполне в стиле тех, кто вершит расправы над неугодными лидерами: наказывают не только их, но и их родных. Для устрашения тех, кто еще посмеет выступить против чужих ультиматумов.


Кстати, бывшую первую леди пытались также обвинить в «преступлениях против человечности» и приговорить к пожизненному заключению, но здесь суд не поддержал прокуратуру.

Итак, шесть лет назад завершился государственный переворот, совершенный руками Франции. Свергнутый президент находится в тюрьме в Гааге. Недавно защита подала ходатайство – отпустить его на свободу до вынесения приговора ввиду состояния здоровья. Но «демократический» суд ведет себя не лучше того судилища, которое было создано в той же Гааге персонально для сербов. Гуманности не дождешься…

Данное полузабытое событие отчетливо показывает: политика Запада по отношению к более слабым государствам по-прежнему остается хищнической и захватнической. И мы видим это почти каждый день на новых и новых примерах.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

631
Похожие новости
20 ноября 2017, 13:15
21 ноября 2017, 21:00
20 ноября 2017, 13:15
20 ноября 2017, 10:45
20 ноября 2017, 10:45
21 ноября 2017, 21:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 ноября 2017, 13:30
17 ноября 2017, 14:00
19 ноября 2017, 16:30
15 ноября 2017, 08:45
17 ноября 2017, 08:30
19 ноября 2017, 16:30
16 ноября 2017, 22:15