Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Шоу снова начинается

Несмотря на провальное правление Барака Обамы, остановить Хиллари Клинтон на пути к президентскому креслу способны разве что сильные антиэлитные настроения в США

Предвыборная борьба кандидатов в президенты США только начинает разворачиваться, но некоторые важные выводы можно сделать уже сейчас. И все они не слишком утешительны

Шансы демократов сохранить за собой Белый дом велики, несмотря на совсем не радостные итоги правления Барака Обамы. Во-первых, благодаря явному лидерству в демократическом лагере Хиллари Клинтон, а во-вторых, из-за удивительного разлада в стане республиканцев, которые мало того, что теряют позиции из-за неблагоприятных демографических тенденций, так еще и страдают от недостатка однозначных лидеров, которые могли бы сплотить консервативный электорат, не отпугнув неопределившихся. В итоге ни внутри-, ни межпартийная дискуссия в ходе выборов оказалась невозможна. В условиях глубокой социально-экономической и политической трансформации страны и нарастающих внешних вызовов это грозит серьезно подорвать позиции США в мире.

Хиллари и пустота

План демократов по удержанию Белого дома ясен: сплотиться вокруг очевидного фаворита — бывшей первой леди, сенатора от Нью-Йорка и госсекретаря Хиллари Клинтон — и использовать для победы демографическое преобладание своих избирателей. Однако ясность плана не гарантирует его легкой реализации.

Прежде всего нужно понимать, что Клинтон при всех своих достоинствах (опыте, знаниях, связях, определенной харизме) обладает многочисленными недостатками, которыми могут воспользоваться республиканцы. Начнем с того, что антиэлитные настроения — неотъемлемая часть американской политической культуры. А в данном случае избирателям предстоит выразить свое отношение к представительнице одной из самых влиятельных политических семей Америки.

Джебу Бушу могут помешать его слишком умеренные для республиканских активистов взгляды, а также то, что президентами США уже были его отец и старший брат

Принадлежность к этой семье и явное доминирование на фоне остальных политиков-демократов мешают Клинтон и ее штабу настроиться на борьбу как следует. Например, велико искушение поменьше общаться с журналистами, многие из которых настроены по отношению к бывшей первой леди откровенно скептически. Однако если с репортерами не общаться совсем, наблюдатели начинают обращать внимание избирателей на высокомерие, нежелание и неумение Клинтон отвечать на неудобные вопросы.

Следующая проблема — насчитывающая уже несколько десятилетий история участия клана Клинтонов в различных прибыльных предприятиях и схемах, детали которых спрятаны от публики. При не самых больших усилиях журналисты и республиканские технологи находят немало свидетельств умения Клинтонов заработать на ровном месте. Притчей во языцех уже стали баснословные гонорары Билла и Хиллари за выступления. Пока этих фактов не хватает для начала серьезного уголовного расследования, однако вопрос остается: если Клинтоны простые и честные люди, что же они все время так тщательно прячут?

В последнее время внимание критиков привлечено к благотворительному фонду Клинтонов и платным выступлениям Билла Клинтона, гонорары за которые заметно выросли после того, как его жена стала госсекретарем. Достоянием общественности стали факты, что после пожертвований тех или иных бизнесменов в адрес фонда или щедрых гонораров бывшему президенту компании этих бизнесменов выигрывали от отдельных государственных решений. Более того, стало известно, что фонд получал пожертвования от иностранных государств, после того как Хиллари Клинтон стала госсекретарем. Происходило это вопреки обещаниям, которые Клинтон дала Обаме перед назначением. Правда, доказательств причинно-следственной связи между выплатами и, скажем, выгодными контрактами нет, следовательно, юристы влиятельной семьи могут говорить о простых совпадениях.

Следующая проблема Хиллари Клинтон опять-таки связана с ее публичной карьерой: после десятилетий различных выступлений бывшая госсекретарь с большим трудом может претендовать на ясную, последовательную и смелую позицию по тем или иным вопросам. Ее оппонентам не составит большого труда найти предыдущие заявления Клинтон, когда она отстаивала по данному вопросу другие, а то и прямо противоположные позиции.

Помимо этого, учитывая, что Клинтон была членом кабинета Обамы во время его первого президентского срока, республиканцы в ходе предстоящей избирательной кампании сделают все, чтобы разочарование избирателей в нынешнем президенте максимально распространилось и на Клинтон. Тем более что она была госсекретарем, а внешняя политика находится сегодня в центре общественного внимания из-за появления «Исламского государства»*, украинского кризиса и разногласий вокруг иранской атомной программы. Республиканцы обвиняют Обаму и членов его внешнеполитической команды в череде провалов на всех направлениях.

Тотальное доминирование Клинтон на демократическом фланге избавляет ее от изнуряющей борьбы на праймериз, однако — и это может обернуться серьезной проблемой — пока республиканцы в напряженной борьбе будут избирать своего кандидата, Клинтон, фактически находясь уже в статусе кандидата на всеобщих выборах, должна будет чем-то занять публику, как-то набирая политическую форму, но избегая при этом серьезных ошибок.

При этом другие кандидаты в демократических праймериз относятся к левой части политического спектра. То есть могут атаковать Клинтон за длительные связи с Уолл-стрит и большим бизнесом, нелюбимым многими активистами демократов.

Кроме Клинтон об участии в первичных выборах у демократов пока заявили лишь сенатор от Вермонта Берни Сандерс, который называет себя «демократическим социалистом», и бывший мэр Балтимора и губернатор Мэриленда Мартин О’Майли.

Сандерс, претендуя на представление интересов простых трудящихся, сможет эффективно критиковать Клинтон, десятилетиями связанную с политическим истеблишментом и крупным капиталом. Но ему далеко до массовой поддержки избирателей: журналисты, сдерживая смех, уточняют, действительно ли Сандерс собирается превратить великую Америку в Скандинавию? Пока сенатор в ответ пытается прочитать мини-лекцию по политэкономии, озадаченные телезрители ищут в интернете, что такое Скандинавия.

У О’Майли проблема другая: он собирался строить кампанию, рекламируя свой опыт решения проблем Мэриленда и Балтимора, однако эти планы сгорели в огне недавних балтиморских погромов, убедивших, что до решения проблем там, мягко говоря, далеко.

*На территории Российской Федерации эта организация запрещена.

Слишком много кандидатов?

У республиканцев же ситуация прямо противоположная. Кандидатов столько, что их пока даже трудно подсчитать. При этом кандидаты есть на любой вкус. Родители сенатора от Флориды Марко Рубио — выходцы с Кубы, родители губернатора Луизианы Бобби Джиндала — индусы.Карли Фиорина — женщина, которая раньше руководила компанией Hewlett-Packard. Бен Карсон — чернокожий врач. За Джебом Бушем стоит семья и республиканский истеблишмент. Скотт Уокер и Крис Кристи — видные губернаторы. Сенатор Рэнд Пол — либертарианец, выступающий против всевластия правоохранительных органов. СенаторЛиндси Грэм требует наделить правоохранительные органы и спецслужбы всеми необходимыми полномочиями и не мешать их работе. А бывший губернатор Арканзаса Майк Хаккаби за последние годы добился успеха с собственной телепрограммой.

Экс-глава Hewlett-Packard Карли Фиорина, скорее, борется за приглашение на пост вице-президента

О кандидатах-республиканцах можно рассказывать очень долго, хотя бы потому, что никто сегодня не берется сказать, сколько их будет в итоге. По оценкам некоторых наблюдателей, может быть, и больше двадцати. Ситуация складывается комическая. Некоторое время назад Национальный комитет Республиканской партии решил ограничить число теледебатов — множество дебатов перед выборами 2012 года обеспечило демократических политтехнологов и юмористов обильным материалом риторических «перлов» республиканских кандидатов.

Однако на этот раз беда для республиканских функционеров пришла откуда не ждали: сколько бы ни было дебатов, как их уложить в полуторачасовой формат, если кандидатов будет более двадцати? Еще больше ситуацию запутывает то, что многие кандидаты, включая лидеров, ведут кампанию без официального объявления. Это объясняется тем, что при всем минимализме американского избирательного законодательства оно все-таки имеет ряд требований, которые необходимо выполнять официальным кандидатам. Главным образом эти требования касаются обеспечения прозрачности финансирования кампании.

Однако пока кандидаты не провозглашают начало кампании, а якобы «размышляют» над тем, участвовать ли им в выборах, никто не мешает им собирать деньги без особого надзора со стороны государства и общества. В результате официально начали борьбу восемь республиканцев (Карли Фиорина, Бен Карсон, Майк Хаккаби, Рик Санторум и Джордж Патаки, а также сенаторы Рэнд Пол, Марко Рубио, Тед Круз), фактически кампанию ведет еще примерно десяток политиков, а СМИ следят за тем, кто из республиканцев объявил о своем неучастии в выборах! Кто-то из журналистов уже сформулировал, что лозунг республиканцев в этом году «Почему бы и мне не попробовать?».

Оценивая все эти персоны, можно сказать, что разнообразие сильных кандидатов в их рядах — положительный фактор. Чего стоит один лишь губернатор Висконсина Скотт Уокер, сумевший за четыре года победить на трех выборах в штате, до этого надежно контролируемом демократами. Точнее сказать, на двух выборах и процедуре отзыва, став первым губернатором в американской истории, сохранившим свой пост на таком голосовании. И это на фоне Хиллари Клинтон, которая участвовала в выборах семь лет, а побеждала девять лет назад.

Впрочем, среди этого множества кандидатов хватает и таких, кто участвует в выборах, чтобы, по бытующему в США выражению, успешно продать свои мемуары, а потому республиканские праймериз грозят превратиться в явление американского шоу-бизнеса.

Среди кандидатов, точнее говоря, почти кандидатов, выделяется Джеб Буш. Сын одного и брат другого президента, бывший губернатор Флориды в случае своей победы на первичных выборах может подарить публике матч-реванш «Буши против Клинтонов». Правда, победа на праймериз представителю политической династии пока не гарантирована. Еще некоторое время назад можно было наблюдать единение республиканского истеблишмента вокруг его кандидатуры. Такая поддержка обещала превратиться в поток пожертвований, способный конкурировать с эффективной системой сбора денег, выстроенной Клинтонами.

Однако Бушу мешают институциональные особенности американской политической системы: природа праймериз такова, что самые высокие шансы на них имеют радикальные кандидаты, которые могут заручиться поддержкой партийных активистов, массово участвующих в голосовании на первичных выборах. С такой поддержкой у умеренного, по большому счету, Джеба Буша большие проблемы. На посту губернатора он старался придерживаться центристских, то есть зачастую просто разумных, позиций. С адекватностью же у радикальных республиканцев сегодня большие проблемы. Например, в мае в их рядах в Техасе началась настоящая паника из-за масштабных военных учений. Они решили, что Барак Обама собирается — ни больше, ни меньше — захватить Техас!

Популярный среди консервативных активистов губернатор Техаса республиканец Грег Эбботт, сменивший на этом посту Рика Перри(тоже собирающегося участвовать в президентских праймериз), вместо того чтобы объяснить своим избирателям, что президенту США «захватывать» штат США не нужно, приказал национальной гвардии Техаса тщательно следить за американскими вооруженными силами, чтобы они и вправду чего не захватили!

Конечно, любому разумному политику вести кампанию среди такого контингента весьма затруднительно. Помимо этого Бушу предстоит решить сложную задачу — убедить электорат, что он не просто сын одного и брат другого Джорджа Буша, а сам по себе достойный политик. Пока это получается у него с трудом. Так, на вопрос, ввел бы он войска в Ирак, зная, к чему это приведет с позиций сегодняшнего дня, Джеб сумел ответить лишь с шестого раза. Вначале он сказал: «Конечно». Потом, когда за это его раскритиковали даже республиканские радикалы, он четыре раза заявлял что-то маловразумительное, вроде того что не понял вопроса, а если и понял, то задавать такой вопрос не подобает, учитывая, сколько в Ираке погибло американцев и т. д. и т. п. И наконец, с шестой попытки он ответил: «Нет». Что и говорить, любовь к старшему брату — чувство сильное…

Сценарии

Хотя количество кандидатов на республиканских праймериз может быть разным, общий ход кампании как первичных, так и всеобщих выборов в общих чертах можно уверенно прогнозировать уже сегодня. В США почти не осталось не определившихся в своих симпатиях избирателей — американцы голосуют за «своих», демократов или республиканцев, мало обращая внимание на программу и на личности кандидатов.

Многим избирателям, причем не только республиканским, могут прийтись по вкусу призывы сенатора- либертарианца Рэнда Пола положить конец всевластию правоохранительных органов

В этой ситуации многое зависит от демографической конфигурации сторонников каждой из двух основных партий и от их явки на выборы. В этом у демократов неоспоримое преимущество, у них более высокая поддержка среди всех групп американского общества, кроме белых американцев. При этом даже среди белых американцев за республиканцев голосуют представители старшего поколения и менее образованные избиратели. Электорат республиканцев буквально вымирает: по некоторым подсчетам, с выборов 2012 года умерло 2,3 млн избирателей Барака Обамы и 2,75 млн избирателей Митта Ромни. То есть, по одному этому показателю электорат республиканцев сократился на 450 тысяч!

Если к этому добавить, что в связи с возрастом многим избирателям республиканцев в 2016 году будет просто тяжело проголосовать, а среди молодых избирателей, которые будут голосовать впервые, республиканцы не популярны, то становится очевидным серьезное и нарастающее демографическое преимущество демократов. Более того, к возрастным различиям надо добавить межрасовые и межэтнические: чернокожие избиратели мало голосуют за республиканцев уже некоторое время, а за последние годы республиканцы утратили и поддержку испаноязычных американцев.

Правда, причудливая избирательная система все-таки оставляет республиканцам некоторое пространство для маневра. Во-первых, демократам для победы необходимо обеспечить хорошую явку избирателей. Например, известно, что на промежуточных выборах в Конгресс явка избирателей гораздо ниже, и последние годы на этих выборах уверенно побеждают республиканцы. В частности, по итогам прошлогоднего голосования они сумели укрепить свое большинство в палате представителей, добились большинства в Сенате, упрочили свои позиции среди губернаторского корпуса (республиканцев-губернаторов — 31, демократов только 18), доминируют республиканцы и в законодательных собраниях штатов.

Таким успехам республиканцы обязаны организованному голосованию своих избирателей, включая пенсионеров. Молодежь и другие группы электората демократов голосуют на этих выборах мало. Одно дело — интрига и пафос президентских выборов, да еще и с участием харизматичного кандидата вроде Обамы, другое — дежурное подтверждение полномочий сенатора или конгрессмена, сидящих на своих местах десятилетиями. Таким образом, получается, что, если демократический электорат не будет мобилизован в достаточной мере, шансы республиканцев резко вырастут. В связи с этим стоит обратить внимание на многочисленные данные опросов и заявления лидеров чернокожей общины, что Барак Обама и другие демократы не оправдали их ожиданий.

При этом республиканский кандидат может быть более конкурентоспособным, если ему (вряд ли ей: госпожа Фиорина скорее борется за приглашение на пост вице-президента) удастся получить даже небольшую долю голосов электората демократов, особенно из числа расовых и этнических меньшинств. Например, для того чтобы победить в каком-либо штате, обладающем значительным числом голосов выборщиков (не будем забывать, что победитель выборов должен иметь наибольшее количество именно этих голосов, а не избирателей в целом), республиканскому кандидату достаточно будет получить 20–25% голосов, скажем, чернокожих избирателей. Недостаток этих голосов лишит победы демократа.

Именно такие расчеты показывают, почему республиканцам поможет на праймериз победа кого-либо из представителей меньшинств. Возникает логичный вопрос: могут ли республиканские кандидаты вести кампанию с этих позиций? Например, задавая тон в содержательной дискуссии по проблемам, которые волнуют меньшинства, например по межрасовым отношениям или иммиграционной реформе.

Ответ на этот вопрос отрицательный. Стоит такому кандидату предложить слишком смелые идеи, его ждет провал на первичных выборах, где тон задают республиканские радикалы, не желающие ничего слышать, скажем, об интеграции нелегальных иммигрантов или о сохраняющемся расизме. Примеры провала таких попыток смело вести содержательную полемику есть в биографии нынешних республиканских кандидатов. Ранее Рэнд Пол выступал за ограничение американского вмешательства в дела других стран, Марко Рубио поддерживал иммиграционную реформу, а Джеб Буш — федеральные стандарты образования. Теперь Пол воинственными заявлениями ищет поддержки внешнеполитических «ястребов», Рубио робко говорит, что отказался от реформы, потому что пока все равно страна к ней не готова, а Буш об образовании помалкивает.

Не стоит ожидать содержательной дискуссии и на стороне демократов. В США хватает проблем, решение которых может оказаться невыгодным для электората демократов. В качестве примера можно привести борьбу с бюджетным дефицитом. Для его сокращения необходимо сокращение всех статей расходов, включая социальные. Требуются серьезные реформы вроде повышения пенсионного возраста. Даже республиканцы на эти темы говорить побаиваются, для демократов же малообеспеченные и социально незащищенные категории избирателей являются основными.

Другой пример — либерализация внешней торговли. Сейчас в США идут серьезные дебаты об упрощенном порядке заключения торговых соглашений с целым рядом государств, в основном азиатских. Напрасно репортеры ждут, какую позицию займет по этому вопросу Хиллари Клинтон, очень вероятный следующий президент, которой предстоит эти договоры заключать. Против соглашений она выступить не может — их поддерживает Барак Обама. Не может и поддержать, так как договоры отвергают профсоюзы, одни из основных союзников демократов, гарантирующие мобилизацию своих членов во время кампании и выборов.

Таким образом, содержательных дебатов во время предвыборного марафона ожидать не приходится. Притом что проблем в стране хватает. Непримиримое противостояние двух партий, вызывающее паралич госуправления, неоднозначные внешнеполитические проекты, межрасовые проблемы, 11 млн нелегальных иммигрантов, истощение пенсионных фондов, стремительный рост государственного долга и медицинских расходов и многое другое — предвыборная кампания 2015–2016 годов, судя по всему, станет лишь развлекательным зрелищем, имеющим к решению этих проблем отношение весьма отдаленное.

Николай Пахомов, политолог

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1032
Похожие новости
18 августа 2017, 23:01
17 августа 2017, 22:00
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 00:30
17 августа 2017, 22:02
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 августа 2017, 18:30
16 августа 2017, 15:31
16 августа 2017, 05:30
18 августа 2017, 13:00
15 августа 2017, 12:00
16 августа 2017, 18:00
15 августа 2017, 09:45