Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Сирия-2016: Москва перестала слушать Дамаск и Тегеран

 

Каковы итоги российской экспедиционной операции в уходящем год

Россия сократит присутствие собственных военных сил в Сирии, однако продолжит бороться с международным терроризмом. Об этом 29 декабря в ходе встречи с главами МИД и Минобороны Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу заявил президент России Владимир Путин.

— Согласен с предложением министерства обороны по сокращению нашего военного присутствия в Сирийской республике, имея в виду, что мы, безусловно, будем продолжать борьбу с международным терроризмом и дальше будем оказывать поддержку законному сирийскому правительству в борьбе с терроризмом и, безусловно, будем исполнять договоренности, которые нами достигнуты, в том числе по развитию пунктов базирования российских вооруженных сил в Тартусе и на аэродроме Хмеймим, — сказал глава государства.

Владимир Путин также призвал Дамаск, вооружённую оппозицию, а также все страны, имеющие влияние на ситуацию, поддержать достигнутые договорённости по Сирии и принять участие в переговорах в Астане, которые должны состояться в конце января.

Напомним, ранее стало известно, что дипломаты и военные России и Турции проводят переговоры с представителями таких оппозиционных фракций, как «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам», «Файлак аль-Рахман», «Свободная армия Идлиба», дивизиями «Султан Мурад» и 1-ой прибрежной. Как отмечают источники, ряд группировок приняли условия перемирия, при условии, что просирийская коалиция со своей стороны переведет решение конфликта в политическое русло. То есть признает факт наличия оппозиции и сосредоточится на уже отвоеванных территориях так называемой «полезной Сирии» и борьбе с ИГ *. Тем более что успех сирийской армии и шиитского интернационала в Восточном Алеппо омрачили события в Пальмире, а именно — переход 11 декабря города под полный контроль «Исламского государства». 29 декабря Минобороны опубликовало список  из семи крупных фракций, присоединившихся к перемирию.

Собственно, эти новости, на наш взгляд, и отражают главные итоги сирийской кампании уходящего года. Независимо от того, воплотиться ли вышеозвученное в жизнь, можно констатировать следующее: руководство России демонстрирует желание выступать модератором сирийского конфликта, а не его непосредственным участником, понимает необходимость разделения Сирии на сферы влияния при сохранении страны в прежних границах. А главное — показывает готовность вести переговоры с различными оппозиционными фракциями на западе страны.

Понятно, что «умеренность» некоторых организаций у ура-патриотической публики, накормленных телевизионными шоу, вызывает вопросы, но надо иметь в виду как минимум три момента. Во-первых, во всех группах, в том числе и в «Нусре» **, большинство — отнюдь не приезжие джихадисты, а именно сирийцы. Во-вторых, в условиях гражданского противостояния, в дальнейшем принявшим характер еще и прокси-войн между различными игроками, и этноконфессионального дисбаланса не стоит удивляться ожесточению сторон. Проще говоря, головы в Сирии резали все — начиная от «Нусры» и заканчивая проправительственной шабихой. В-третьих, группировки в Сирии не едины: тот же «Ахрар аш-Шам», который контролирует большую часть территорий в Идлибе, расколот на две части: одна тяготеет к «Нусре», другая — к ССА. Вот с последней как раз и проводились переговоры при посредничестве Турции…

Своим видением на ход сирийской войны в 2016 году с «СП» поделился аналитик, блогер, специализирующийся на освещении конфликтов на Ближнем Востоке Кирилл Семенов (Абд Аль-Малик Московский).

— 2015 год был провальным для режима Асада, и, казалось, что иранская стратегия по сохранению «хартленда алавитского пространства» также потерпит крах. Однако вмешательство РФ в сентябре 2015-го года и последующие действия российских военных помогли не только стабилизировать ситуацию, но на протяжении 2016 года укреплять позиции режима на занимаемых территориях и даже их расширять. Но в начале были большие сомнения в способности проправительственных сил воспользоваться поддержкой России, несмотря на количество сброшенных бомб и других широко не афишируемых действий.

В начале 2016 года была проведена серия операций в провинции Латакия, где на момент формировался так называемый «корпус нового типа» (4-ый), который был призван объединить в единую структуру бригаду Республиканской гвардии, силы САА и ополченческие Национальные силы самообороны. Таким образом, в 4-ом корпусе удалось эти разнородные силы свести к единому знаменателю, что было, безусловно, заслугой российских военных советников. В результате оппозицию в Латакии удалось вытеснить в Идлиб, за исключением районов со сложным рельефом.

Затем была проведена важная операция, которая позволила отрезать оппозицию в Алеппо от турецкой границы — от города Азаз, и, соответственно, блокировать группировку повстанцев, отрезав ее от снабжения. В дальнейшем этот успех позволил продолжить действия, которые завершились взятием Восточного Алеппо.

«СП»: — В середине марта было объявлено о частичном выводе российских самолетов из Сирии, взамен увеличилась группировка армейской авиации, а под Пальмиру были переброшены в том числе и российские «добровольцы».

— 27 марта Пальмира была отбита у ИГ, что в 2016 году было фактически единственным успехом просирийской коалиции в борьбе с «халифатом».

«СП»: — 5 мая в городе был проведен концерт, после чего Пальмира снова оказалась фактически в оперативном окружении.

— Эта победа, за исключением пиара, не повлияла на общую ситуацию в САР. Вернее, город представлял ценность, если бы он был использован в качестве логистического центра для последующего наступления на позиции ИГ на востоке страны — в сторону заблокированного гарнизона в Дейр эз-Зоре. Но тогда было принято решение бросить силы на взятие авиабазы Табка в провинции Ракка. Причина — наступление проамериканской коалиции «Демократические силы Сирии» на «столицу» ИГ. Дамаск не мог оставить это без внимания, тем более что к тому времени альянс провел успешные операции, практически освободив от ИГ всю провинцию Хасеке, закрепился на западном берегу Евфрат и начал продвижение к городу Манбидж.

«СП»: — В итоге боевики ИГ нанесли поражение группировке правительственных войск под Раккой, кочевавшей в пустыне три недели в отрыве от основных сил САА.

— Решение о наступлении с самого начала вызывало вопросы, поскольку расчет был на то, что ИГ будет связано боями с «Демократическими силами Сирии» на севере провинции Ракка. Но как режим в случае успеха собирался удерживать объект — непонятно. На этом фоне курды затормозили продвижение и резко активизировались в направлении Манбиджа и, в конце концов, город был отбит у ИГ. Отмечу, что если в просирийской коалиции были бы сделаны определенные выводы из поражения под Табкой, то, возможно, не было «второй Пальмиры», которую 11 декабря снова взяли под контроль боевики ИГ. В этом плане эпизоды — неудачное наступление на Табку и потерю Пальмиры — надо рассматривать как звенья одной цепи.

«СП»: — В уходящем году РФ и США дважды безуспешно пытались установить режим перемирия на западе страны — в феврале и сентябре.

— Да, но с помощью этого удалось вычленить силы, которые готовы поддерживать перемирие и вообще к компромиссам — от оппозиции это, прежде всего, подразделения Сирийской свободной армии. Но были также силы, которые такие договоренности не устраивали: с одной стороны — это проиранская часть сирийского командования, с другой — «Нусра» и близкие к ней группировки. Последние поняли, что в результате перемирия могут потерять влияние, что хорошо показала ситуация в городе Марат аль-Нуман, когда население стало требовать выхода оттуда «Нусры». За население заступились отряды «умеренной» оппозиции — 13-ой дивизии ССА, что в результате привело к боестолкновениям.

То есть перемирие показало, что сирийскому народу «Нусра» нужна только как сила, которая способна поддерживать их в борьбе с режимом Асада. Соответственно, когда затихали выстрелы, «Нусра» приносила только одни проблемы, пытаясь диктовать населению свои порядки и условия.

«СП»: — Второе перемирие началось на фоне битвы за Алеппо.

— Поэтому оно и провалилось, поскольку «Нусра» и ряд союзных фракций не давали другим группам присоединиться к режиму прекращения огня. Лидеры радикальных группировок убеждали «умеренных» повстанцев, что они способны повторить успех августа по прорыву блокады Восточного Алеппо. В результате режим при поддержке шиитских формирований и российских военных смог собраться, воспользовавшись начавшейся 24 августа операцией турецких ВС «Щит Евфрата», которая, конечно, была согласована с Москвой, Дамаском и Тегераном.

«СП»: — Именно турецкий фактор сыграл решающую роль во взятии под контроль САА Восточного Алеппо, так как Анкара с лета начала оттягивать себе в буферную зону подразделения ССА.

— Как выяснилось, отряды повстанцев ушли в буфер в том числе из Восточного Алеппо, когда был пробит коридор. На мой взгляд, операция «Щит Евфрата» вообще затачивалась под новое перемирие — турки рассчитывали, что в таком случае они смогут перетянуть больше сил на север провинции Алеппо, чтобы бороться с ИГ и сорвать планы курдов через город Аль-Баб соединить свои кантоны в единый коридор.

В итоге им пришлось уводить группы из Идлиба, что посеяло в рядах оппозиции раздор. Попытки объединить группы в единую структуру вместе с «Нусрой» провалились, наоборот — многие перешли на сторону «умеренной» оппозиции. В результате чего тот же «Ахрар аш-Шам» принял участие в переговорах с Россией на турецкой территории. Можно ожидать, что в дальнейшем «Нусра» и ее союзники попытаются сорвать перемирие, однако если «Ахрар аш-Шам» и группы ССА нацелены на соблюдение договоренностей, то они смогут решить проблему самостоятельно.

«СП»: — 29 декабря глава МИД Сергей Лавров заявил, что в дальнейшем к формату переговоров РФ-Иран-Турция смогут присоединиться США (при Трампе), а также Египет, Саудовская Аравия, Ирак, Катар и Иордания.

— Логично. Если Турция сейчас поддерживает только те группировки, отряды которых участвуют в «Щите Евфрата», то Катар остается единственным общесирийским спонсором всех оппозиционных сил.

Саудовская Аравия — ключевой игрок в регионе, который также может воздействовать на ряд группировок с целью сорвать перемирие. Эр-Рияд сейчас сократил финансовую помощь оппозиции из-за событий в Йемене, но он в состоянии провести мероприятия в случае, если с его интересами не будут считаться.

Что касается США, то проблема в том, что если процесс перемирия запустить без Вашингтона, то новая администрация Белого дома может посчитать, что сирийскую проблему решили без нее и вообще без участия такой сверхдержавы как США. Соответственно, американцы могут также попытаться изменить сложившийся порядок, например, разрешив курдам наступать на Аль-Баб, что приведет к изменению баланса сил.

«СП»: — На риск срыва договоренностей указывает и Кремль. Тем не менее, мы можем говорить о том, что Москва все-таки решила перевести конфликт в политическую плоскость, отказавшись от призыва Дамаска «отвоевать каждый дюйм земли» у оппозиции, при этом не воюя с «Исламским государством», от которого и исходит угроза терактов.

— Думаю, да. Если в начале, прямо скажем, союзники пытались использовать РФ в своих интересах, то в 2016-ом — после объявления о выводе части сил — Москва начала показывать самостоятельность в принятии решений, а не следовать в русле желаний Дамаска и Тегерана. Что сразу же спровоцировало претензии со стороны «Хезболлы» и сирийского командования по поводу оказания воздушной поддержки и т. д.

Понятно, что Асад хотел бы, чтобы РФ нарастила силы и помогла отвоевать ему и провинцию Идлиб, не считаясь с потерями. О том, как контролировать отвоёванные территории и налаживать жизнь с суннитским населением, Дамаск, похоже, не особо думает.

Хотелось бы верить, что Москве удалось убедить Дамаск и Тегеран сосредоточиться на контролируемых территориях. Хотя понятно, что режим будет отодвигать оппозицию от городских кварталов Алеппо и зачищать анклавы под Дамаском.

Однако заморозка конфликта позволит нарастить силы для проведения операций против ИГ в центре и на востоке страны, поскольку международная коалиция уже показала, что готова включить Пальмиру в свою зону интересов. Во-первых, ее авиация нанесла удары по позициям ИГ возле города. Во-вторых, на базе «Новой сирийской армии», которая была сформирована для борьбы с ИГ на сирийско-иракском приграничье, но была разбита «халифатом» у города Абу-Кемаль, появилась новая организация — «Revolution Commando».


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Антон Мардасов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

770
Похожие новости
12 сентября 2017, 18:00
07 сентября 2017, 18:00
15 сентября 2017, 10:30
08 сентября 2017, 19:00
19 сентября 2017, 22:30
05 сентября 2017, 23:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 сентября 2017, 09:15
20 сентября 2017, 18:00
20 сентября 2017, 18:00
19 сентября 2017, 11:45
21 сентября 2017, 09:15
22 сентября 2017, 00:15
21 сентября 2017, 19:00