Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Скрытые угрозы легализации нелегитимных образований

В конце декабря прошлого года, на женевских международных переговорах стороны договорились о том, что на будущей встрече будет принята устная декларация о неприменении силы, но в тоже время, это не будет их обязывать ни к чему. Именно так туманно и хитроумно растолковал представитель МИД РФ Григорий Карасин: «Готовящаяся для принятия в устном виде декларация подразумевается как „нейтральная“, то есть в ней не будет затрагиваться вопрос о статусе Абхазии и Южной Осетии. «Участники женевских дискуссий просто заявят об отказе от применения силы в отношениях друг с другом. Такая декларация не будет иметь юридически обязывающего характера, но все равно станет заметным шагом вперед на политическом и эмоциональном уровне. Стороны продемонстрируют намерение решать все вопросы в регионе мирным путем посредством контактов и переговоров». Грузинская общественность об этом узнала только на днях, и опять из российских СМИ, когда декларация, очевидно, уже готова к очередной встрече в Женеве, которая состоится 27 — 28 марта.
Вопросов много, ответы, в основном, вызывают обеспокоенность. Какими будут последствия принятия декларации? Об этом в интервью Грузия online рассказывает эксперт Леван Герадзе.
Грузия online: В конце декабря прошлого года, на женевских переговорах, стороны договорились, что на будущей встрече примут декларацию о неприменении силы. Мы об этом узнали только на днях, но не знаем, что и как там записано. Что нам готовит новая декларация?
Леван Герадзе: На международных дискуссиях в Женеве, Российская Федерация всегда настаивала на участии представителей, как она заявляет, независимых государств — Абхазии и Цхинвалского региона (т.н. Южной Осетии), что было неприемлемо для Грузии и международного сообщества. РФ достигла того, что представители де-факто абхазских и цхинвалских властей изначально были на женевских дискуссиях в составе российской делегации, поэтому вопрос субъектов, участников переговоров был решен так, что все прекрасно понимают — тот или иной человек представляет то или иное государство, но в личном качестве.
Сегодня встречи продолжаются в том же русле и я сомневаюсь, что стороны окончательно готовы подписать какой-либо документ. Если вспомнить создание документа «О Механизмах реагирования и предотвращения инцидентов» (IPRM), то стороны и в этом случае не ставили свои подписи, хотя документ является основой для развития определенных процессов: периодически, под эгидой ЕС, совместно с представителями международных организаций, в Эргнети и Чубурхинджи собираются представители сторон, где работают над оперативными и тактическими вопросами, но опять же, документ не был подписан сторонами. Предполагается ли подобный подход или что-то новое, не могу сказать.

— Исходя из слов Григория Карасина, представителя МИД РФ на женевских переговорах, «не будут затронуты вопросы о статусе Абхазии и Южной Осетии. Участники женевских дискуссий просто заявят об отказе от применения силы в отношениях друг с другом. Такая декларация не будет иметь юридически обязывающего характера, но все равно станет заметным шагом вперед на политическом и эмоциональном уровне». Тогда для чего принимать?
— Само участие в подобного рода мероприятиях уже формальное заявление мирных позиций нашего государства. Мы неоднократно, на официальном уровне, заявляли о неприменении силы и угрозы, подписывали документы, поддерживающие мирный процесс. Заявление о неприменении силы были сделаны в 2001, 2010, 2013 гг. Мы подписали такого рода документы в многостороннем, двустороннем, одностороннем формате, президент Саакашвили, премьер-министр Грузии заявляли, что наше государство поддерживает мирный путь урегулирования.
— С кем подписали?
— Давайте, вспомним немного истории в контексте сегодняшних событий. В 2001 году, в Ялте, под эгидой ООН, с участием Клуба друзей генерального секретаря ООН и представителей неправительственного сектора, мы с абхазской стороной подписали «Ялтинскую декларацию». Это довольно сильный документ, и я горжусь тем, что принимал участие в работе над декларацией, принятие которой требовали представители абхазкой стороны и РФ. Сам Ардзинба, в бытность президента, в обращении к национальному собранию говорил, что у них нет необходимости подписывать с грузинами какой-либо документ о мирном договоре, так как есть «Ялтинская декларация». Стороны совместно обращались к спецпредставителю генсека ООН с просьбой, чтобы он обратился к международному сообществу, Совету Безопасности, группе друзей генсека ООН, ОБСЕ, СНГ с тем, чтобы выработать международные гарантии безопасности в зоне конфликта. Практически, документ является нашим согласием на мирное урегулирование конфликта, на создание международных гарантий безопасности для соблюдения мира и стабильности в регионе. Могу еще раз повторить, что мы неоднократно, в разных форматах заявляли нашу позицию, следовать мирному процессу. К сожалению, наши партнеры по переговорам, РФ и представители оккупированных регионов не очень активно поддерживали нас — очевидно, не всех устраивает мирное развитие процессов.
Я все стараюсь понять, о чем декларация, я не знаю конкретики. Для меня важны три вопроса: 1. Кто подписывает документ? 2.Статус документа и 3. Что заложено в самом документе? Это очень важно знать. Говоря о статусе документа, мне интересно, в чем обязывающая сила документа, кто гаранты между грузинами и абхазами, грузинами и осетинами? Если гарантом выступает Россия, то это не тот документ, который мы должны подписать. С Российской Федерацией надо заключить договор о ненападении, чтобы она не только подтвердила взятые на себя обязательства о выводе войск с нашего государства, с оккупированных территорий Грузии — Абхазии и Цхинвалского региона, но и выполнила бы их при непосредственном присутствии наблюдателей от международного сообщества.
— Вряд ли мы можем надеяться на то, что договор о ненападении будет заключен между Грузией и Россией, что РФ отзовет свое признание Абхазии и Цхинвалского региона. Совсем недавно, в январе 2018, Карасин еще раз подчеркнул: «Мы хотим восстановления добрососедства с Грузией, но не за счет интересов Абхазии и Южной Осетии». Этим все сказано.
— Российская Федерация постоянно призывает нас смириться с новыми реалиями. Надеюсь, что с нашей стороны этого никогда не случится, мы никогда не смиримся с тем, чего Россия пытается нам навязать: эти две территории — неотъемлемые части нашего государства. Я также считаю, что одной из самых главных проблем является все еще не решенная судьба тех насильственно перемешенных лиц, которые не могут вернуться в свои дома и чувствовать себя полноценными людьми. Последние 25 лет я, как и многие мои соотечественники, не имеют возможности поехать к себе домой и жить в своих домах. 26 — 27 лет грузины из Цхинвалского региона не имеют такой возможности, так что, говорить о новых реалиях и необходимости мириться с этим, по меньшей мере, несправедливо. Я неоднократно встречался с российскими экспертами, которые работают над аналогичными темами, они говорят, что нигде в мире нет аналога возвращения беженцев в свои дома и мы должны смириться с этим. Во-первых, аналоги есть, а если нет, так, давайте создадим! Только потому, что Российская Федерация не желает терять свой контроль над какой-то территорией, сотни тысяч людей лишены возможности проживать в своих домах! Извините, но по меньшей мере, это несправедливо и неразумно.
Да, понимаю, что Россия сегодня непреодолимая сила, но если она желает иметь у себя рядом соседа, который с этим не смирится, ради бога, это ее выбор. Если РФ ждет, что новое поколение грузин забудет о наших оккупированных территориях, то глубоко ошибается. 300 лет Аджара и часть Гурии принадлежала другому соседнему государству, но ситуация изменилась и сегодня эти регионы такие же части Грузии, как и остальные. Правда, в свое время они вернулись в состав Грузии благодаря России, но конечно же, царская Россия сделала это не для того, чтобы восстановить территориальную целостность Грузии, а для расширения своих границ. Ситуация изменилась и мы вернули эти территории. Почему они надеются, что новое поколение будет проявлять безразличие? Я уверен, поколение, которое не имеет никаких сентиментов, более жестко будет требовать решения проблемы от своего правительства, де-факто властей Абхазии, Цхинвалского региона, самой России. Мне кажется, с новым поколением будет намного сложнее договориться и найти общий язык, нежели с поколением, которое имеет опыт позитивного общения с абхазцами, осетинами и с представителями Российской Федерации.
— Есть большая вероятность того, что Россия подготовила эту декларацию. Если наши два региона, оккупированные Россией, выступают за принятие декларации, а сама РФ, непосредственный участник во всех войнах против Грузии, не фигурирует как сторона конфликта, то выходит, всю ответственность она перекладывает только на Абхазию и Цхинвалский регион?
— Да, Россия принимала активное участие в 1992-93 гг. во время войны в Абхазии, вспомним российских генералов Чиндарова, Колесникова, погибшего российского летчика Вацлава Шипко, когда российская авиация бомбила наши города; заявление министра обороны РФ Грачева, что грузины перекрасили свои самолеты в цвета российского флага и бомбили свои же населенные пункты. Принятие декларации только Абхазией и Цхинвалским регионом означает, что Россия стремится уйти от ответственности за 2008 год, за предшествующие и последующие годы. Российская Федерация должна нести ответственность за все содеянное ею, но самая главная опасность этой декларации в том, что Россия создает предварительные условия для легализации международного признания этих двух регионов! Единственное, чего я боюсь в этой декларации и документах подобного рода.
— Странная, мягко говоря, декларация, когда нет юридической обязанности и собираются принимать только для эмоционального эффекта…
— Меня не беспокоит эмоциональное состояние людей, которые занимаются данными вещами. У нас есть печальный опыт, когда мы неоднократно достигали договоренностей и выполняли возложенные на нас обязательства, но Россия не выполняла подписанные ею документы и в результате мы теряли наши территории. Допускать такого больше нельзя. Россия не гарант, Россия участник конфликта, гарантом может быть международное сообщество. Я напомню «Будапештский меморандум о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия», когда Российская Федерация, вместе с США, Великобританией, была одним из гарантов территориальной целостности и обеспечения безопасности Украины в обмен на отказ Украины от ядерного оружия. Но что мы видим сегодня? Россия аннексировала Крым, ведет войну в Луганске и Донецке, несмотря на взятые в 1994 году обязательства.
Самый хороший пример, но у нас достаточно своих: 1992-93 годы, когда согласно договору о разоружении сторон и вывода военной техники, только грузинская сторона вывела из Сухума все тяжелое вооружение, в результате чего мы не смогли защищаться полноценно. Я прекрасно понимаю, что если Россия захотела бы, в любом случае взяла бы Сухум и всю Абхазию, с военной точки зрения оккупировать Грузию не проблема для России. Но сегодня не 19 век и не 20-й, сегодня работают другие механизмы и мы этом убедились в августе 2008 года, когда российские войска стояли в Гори и подступали к Кутаиси, но им пришлось оставить эти территории. Да, нам не удалось заставить их уйти из Абхазии и Цхинвалского региона, но еще не вечер.
2008 год показал, насколько эффективной бывает поддержка международного сообщества, когда все как один, поддержали территориальную целостность Грузии, когда ЕС, подкрепленный позицией США, смог остановить российскую агрессию и все вместе добились того, что режим в Грузии не изменился. Грузия сохранила свою государственность. Мы одни не смогли бы противостоять российской военной угрозе, поэтому, нам необходимо стремиться к коллективным системам безопасности, к членству в НАТО, евроатлантические структуры и более тесному сотрудничеству с нашими международными партнерами. Сегодня у нас появился шанс, не оставаться наедине с Российской Федерацией. К сожалению, мы не видим никаких сигналов от РФ, что она уважает нашу государственность, намеревается в будущем создать условия для восстановления территориальной целостности, возвращения насильственно перемешенных лиц, и будет способствовать мирному развитию и безопасности региона.
— Насколько своевременным было заявление премьер-министра Георгия Квирикашвили о его готовности, принять участие в женевских переговорах и соответствует ли это его статусу?
— Существует принцип гомогенности, когда стороны представлены равнозначными фигурами и как правило, в дипломатии этот принцип всегда четко работает. Я с трудом себе представляю, что Владимир Путин или хотя бы его новый премьер, пока не знаю кто, решит приехать в Женеву. Приедут ли равнозначные лица, которые представляют те или иные силы и структуры, участвующие в женевских международных дискуссиях, если поедет Квирикашвили? Хотя бы Майкл Пенс должен приехать из США, я уж не знаю, кто приедет из ЕС, ООН и ОБСЕ. Разумеется, возможен такой вариант, но подобного рода высокопоставленные лица просто так не должны встречаться, и не будут. Если встретятся, то это должно быть завершением очень важного и сложного раунда, подготовительной работы, веховым событием и началом качественно другого этапа, мы должны прийти к какому-то серьезному итогу. Если так произойдет и мы придем к мирному разрешению ситуации в нашем регионе, будет хорошо, но опять-таки, для этого России придется отказаться или отозвать свое признание, в противном случае, в регионе ничего не изменится. Если РФ будет настаивать на независимости Абхазии и Цхинвалского региона, отношения останутся напряженными. Сложно представить, что в подобных условиях возможно восстановление дипломатических отношений.
— В нашем обществе все часто можно услышать, что правящая сила «Грузинская мечта» занимает пророссийскую позицию. Информации о тайной от грузинского общества работе над декларацией это мнение еще более усилили…
— Не думаю, что они занимают проросийскую позицию, возможно, определенные лица в «Грузинской мечте» придерживаются такой позиции. «Грузинская мечта» является партией власти, и естественно, она не обладает той свободой, которая есть у оппозиции. Партия власти несет больше ответственности, поэтому она не может делать резкие заявления или резкие шаги. Такие маленькие государства, как мы, должны согласовывать решения, которые могут вызвать серьезные сдвиги, с нашими стратегическими партнерами, государствами, которые поддерживают нашу территориальную целостность. Я, как человек, который работал в государственных структурах, всегда с пониманием отношусь к той мере ответственности, которую чувствуют представители властных структур. Я больше склоняюсь к этой проблеме, нежели соглашусь с тем, что кто-то и как-то проводит пророссийскую линию.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

659
Похожие новости
12 ноября 2018, 18:30
12 ноября 2018, 21:15
12 ноября 2018, 21:15
13 ноября 2018, 02:45
13 ноября 2018, 02:45
12 ноября 2018, 15:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
10 ноября 2018, 06:00
08 ноября 2018, 23:45
07 ноября 2018, 03:45
07 ноября 2018, 06:30
08 ноября 2018, 12:45
12 ноября 2018, 04:45
11 ноября 2018, 01:15