Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Слабеющая империя: военная стратегия России и Китая по сдерживанию США

  • Автор: Федерико Пиераччини
При взгляде на глобальный политический пейзаж последних месяцев всё более заметны две тенденции. Снижается печально известное военное и экономическое влияние, находившееся в распоряжении Америки, и в зарождающемся многополярном миропорядке ускорилось создание серии инфраструктур, механизмов и процедур сдерживания и ограничения отрицательного влияния упадка однополярного периода Америки. Эта серия из трех статей будет сконцентрирована в первую очередь на военном аспекте происходящих изменений, затем экономических и, наконец, на том, как и почему меньшие страны трансформируют однополярный лагерь в многополярный.
Одно из наиболее осязаемых последствий снижения военной мощи США можно наблюдать в сирийском конфликте. За прошедшие несколько недель Сирийская Арабская Армия и её союзники завершили историческое и стратегическое освобождение города Дейр эз-Зор, более пяти лет находившегося в осаде исламистов из рядов аль-Каиды и Даиш*. Теперь же центр внимания сдвинулся к нефтяным месторождениям южнее освобождённого города, где обгоняя друг друга поддерживаемые США Сирийские Демократические Силы, и Сирийская Арабская Армия лихорадочно стремятся освободить территории, всё ещё удерживаемые Даиш. Конечная цель — предъявить претензии на сирийские ресурсы и усилить слабые позиции США (даже не являющихся стороной на мирных переговорах в Астане) на предстоящих переговорах о будущем страны. Чтобы понять, насколько провальна мечта США о разделе Сирии, достаточно отметить повторяющиеся фиаско США, как было видно при освобождении Алеппо и затем Дейр эз-Зора, а теперь и при форсировании Евфрата. Несмотря на запугивания, угрозы и иногда прямую агрессию США, сирийская армия продолжает действовать против Даиш в провинции Дейр эз-Зор, продвигаясь к богатым нефтяным месторождениям. Благодаря защите, предоставленной во время конфликта ВКС Российской Федерации, Дамаск получил защитный зонтик, необходимый для противостояния попыткам США балканизировать страну.
Дальнейшее подтверждение провальной стратегии Вашингтона по разделению страны в югославском стиле выглядит очевидным, исходя из стратегической перестройки наиболее лояльных союзников Вашингтона в регионе и вне его. В течение нескольких недель в Астане и Москве прошёл ряд встреч между персонами уровня Путина и Лаврова с турецкими, саудовскими и израильскими коллегами . На встречах подчеркивались основные направления будущего Сирии благодаря «красным линиям», установленным Москвой, особенно в отношении желания Израиля способствовать смене режима в Сирии и агрессивного отношения к Ирану. Даже самые верные союзники США начали демонстрировать прагматичный сдвиг в сторону примирения с фракциями, явно выигрывающими войну и собирающимися распоряжаться ситуацией в будущем. С давно лелеемыми мечтами и желаниями шейхов (саудовских и катарских) и султанов (Эрдоган) переформировать Сирию и Ближний Восток по своему образу и подобию покончено, и они это понимают. Вашингтонские союзники разочарованы, Соединённые Штаты оказались неспособны выполнить свои обещания о смене режима в Дамаске. Последствия этого для США только начинаются. Без военно-политической концепции, способной привлечь на свою сторону противников или друзей, США придётся начинать работать с новой реальностью, которая включает и компромиссы, и переговоры, а к такому Соединённые Штаты не привыкли.
Пример того, что может произойти, если Вашингтон решит действовать против бывшего друга, можно увидеть в случившемся в Персидском заливе кризисе с участием Катара. С начала агрессии против Сирии крошечный эмират стал центром замыслов и схем, нацеленных на вооружение и финансирование джихадистов на Ближнем Востоке и в Сирии. Спустя пять лет, потратив миллиардов долларов и не получив в Сирии ничего, за что можно было бы зацепиться, Совет по сотрудничеству стран Персидского залива, как и ожидалось, погряз в братоубийственной войне между Катаром и другими странами, вроде Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ и Египта. Последний обвинил Доху в финансировании терроризма, что является неопровержимой истиной. Но они упустили свои собственные связи с джихадистами (Египет в данном случае исключим, поскольку постоянно борется с террористами, поощряемыми «Братьями-мусульманами» на Синайском полуострове), что демонстрирует лицемерие, сравниться с которым могут лишь ведущие СМИ.
Последствия действий Рияда против Дохи, поддержанные большой частью американского истеблишмента, шесть месяцев спустя, по-видимому, наконец-то подтолкнули друг к другу Катар и Иран, и они восстановили дипломатические отношения. Эти две страны долгие годы занимали разные стороны во многих конфликтах на Ближнем Востоке, отражая отличия и разногласия, продиктованные позициями соответственно Тегерана и Эр-Рияда. Кажется, это осталось в прошлом, а Доха и Тегеран сближают подходы и обходят санкции и блокады, преодолевая общие трудности. Этот сдвиг можно представить лишь как стратегический провал Эр-Рияда.
Если вспомнить прошедшие шесть лет — одной из причин возникновения конфликта в Сирии оказался знаменитый трубопровод, который Иран намеревался построить, чтобы соединить Ирак и Сирию. Невероятно, но окончание конфликта породит новую линию транспортировки между странами, многие годы преследующими противоположные и расходящиеся стратегические цели. Сегодня Иран и Катар увлечены торговыми сделками, ходят слухи, что прорабатываются совместные усилия по строительству нового трубопровода, который пересечёт Иран и Сирию и закончится в Средиземноморье. Идея в том, чтобы совместно эксплуатировать крупнейшее в мире месторождение, и при этом стать новым поставщиком Европы, которая ищет возможность диверсификации поставок энергоносителей. Эр-Рияду и Вашингтону придётся разделить всю полноту ответственности за провал эпического масштаба.
Явный признак того, насколько быстро в регионе и вне его происходят перемены, исходит от Израиля. Даже еврейскому государству пришлось отказаться от какой-либо мечты территориальной экспансии в Сирию, несмотря на несколько попыток Нетаньяху убедить Путина в крайней опасности иранского присутствия в Сирии для Израиля. Умный и прагматичный Путин сумел дать понять Израилю, что любые требования выставить условия русским или их союзникам в Сирии будут жестко отвергнуты. В то же время Москва и Тель-Авив продолжат поддерживать добрые отношения. Российские политические деятели слишком умны, чтобы затевать двойную игру с давними союзниками в Сирии или недооценивать возможность того, что Израилю придётся разрушить регион и ввергнуть его в хаос. Более того, Асад пригласил Россию в Сирию, равно как и Иран и Хезболлу. Даже если бы Путин и хотел помочь Нетаньяху, что весьма сомнительно, этому препятствует международное право. Если что и есть очевидное, так это то, что Москва уважает международные законы, как немногие страны. Все остальные иностранные державы, действующие в Сирии или оперирующие в сирийском небе, не имеют права там находиться, это во-первых, не говоря уж о протаскивании решений по суверенной территории.
Если цели ТельАвива состояли в расширении противозаконных границ на Голанских высотах и проведении смены режима, то спустя шесть лет ситуация окончилась совершенно иначе. Иран расширил своё влияние в Сирии благодаря помощи, предоставленной Дамаску в борьбе с терроризмом. Хезболла набрала боевой опыт и усилила свой арсенал, равно как и расширенную сеть контактов и сочувствующих по всему Ближнему Востоку. Хезболла и Иран теперь воспринимаются на Ближнем Востоке как миротворцы, играющие положительную роль в борьбе против террористической чумы джихадизма, равно как и против Израиля и Саудовской Аравии, государств, которые пытались любыми путями помочь террористическим группировкам оружием и деньгами. Шесть лет спустя Вашингтон, Эр-Рияд и Тель-Авив оказались в совершенно других условиях, с враждебными соседями, менее склонными к сотрудничеству друзьями, а в целом Ближний Восток всё более вовлекается в орбиту иранской и российской сфер влияния.
Ещё один показатель упадка влияния Америки в военном смысле можно ясно увидеть на Корейском полуострове. КНДР получила полный ядерный арсенал путём развития программы, которая мало обращала внимание на американские, южно-корейские или японские угрозы. Императивом для Пхеньяна было создание средств ядерного сдерживания, способных уничтожить желания очень многих. Американские политические деятели стремятся к смене режима в Северной Корее. Стратегическое значение смены режима в КНДР укладывается в русло стратегии сдерживания и окружения КНР, порочной доктрины, хорошо известной, как разворот к Азии.
Помимо существующих средств ядерного устрашения США мешают напасть на КНДР и неядерные средства сдерживания, которые терпеливо укрепляет Пхеньян. Трамп и его генералы по-прежнему используют риторику «огня и пламени», втягивая Сеул и Токио в опасную игру на проверку прочности двух ядерных держав. Неудивительно, что слова Трампа беспокоят в регионе всех, особенно Республику Южную Корею, которая заплатит самую большую цену, если разразится война. В свете такой оценки стоит указать, что военное решение просто немыслимо, причём Сеул и, возможно, даже Токио могут порвать с американским союзником в случае роковых односторонних действий против Пхеньяна.
Ким Чен Ын, равно как и Асад и прочие мировые лидеры, сталкивающиеся с давлением Вашингтона, полностью осознают ситуацию и пользуются снижением военной мощи Америки. Трамп и его ближний круг генералов только фонтанируют пустыми угрозами, но они не способны изменить ход событий в любых регионах мира, от Ближнего Востока до Корейского полуострова. Будь то прямые действия или закулисная возня руками марионеток, это мало что меняет, а результаты остаются прежними, демонстрируя постоянный крах целей и намерений.
Фундаментальное правило, направляющее политических деятелей США, состоит в том, что если страну невозможно контролировать так, как происходит с саудовским режимом, обслуживающим только американские интересы с помощью, например, нефтедолларов, то такая страна бесполезна и её следует разрушить, чтобы воспрепятствовать конкурентам расширить свои связи с этой страной. У всех в памяти ещё свеж пример Ливии. К счастью для мира, Россия вмешивалась, применив военную силу, и не раз совместно с союзниками воспрепятствовала или удержала американских военных от необдуманных действий (Украина, Сирия и КНДР).
В этом смысле поражение Хиллари Клинтон существенно больше, чем победа Трампа, по-видимому, привела кое-кого в чувство в этой увядающей империи, если отвлечься от непрекращающейся резкой риторики. Можно лишь вздрогнуть, представив президентство Клинтон в нынешних обстоятельствах, с её предсказуемой склонностью кубарем мчаться к конфликту с Россией на Украине и в Сирии или ядерному тупику с КНДР в Азии.
Трамп и его генералы медленно свыкаются с новой реальностью, где не только просто невозможно контролировать страны, но и всё сложнее их разрушать. Старая доктрина внесения в мир хаоса с прицелом на появление в клубах оседающей пыли мировой гегемонистской державы, теперь выглядит далёким воспоминанием. Просто взгляните на Ближний Восток, где даже Сирия, несмотря на беспрецедентный масштаб разрушений, встала на путь восстановления и умиротворения.
Российская военная мощь, как и китайская экономическая, возможно, сыграли неоценимую роль в ограничении военной машины США. КНДР предприняла ещё один шаг, достигнув примечательного сочетания ядерных и традиционных сил сдерживания, эффективно заблокировав Соединённым Штатам возможность влиять на происходящее в стране через разрушения и хаос.
Хотя эту реальность Вашингтону трудно признать, но он будет вынужден принять её. После почти семидесяти лет империалистического хаоса и разрушений по всему земному шару, друзья Америки и её враги начинают реагировать на сложившуюся ситуацию. Вашингтон остается с президентом, фонтанирующим громкими, но пустыми словами, но настоящая военная политика и оперативно-стратегические планы теперь уже в прошлом.
Финансовые механизмы, позволившие эти беспорядочные военные расходы, основаны на неразрывной связи доллара, нефти и роли американских денег, как мировой резервной валюты. Переход мирового порядка от однополярной к многополярной реальности внутренне связан с экономической и дипломатической стратегиями России и Китая. В следующей статье мы рассмотрим роль золота, инвестиций, дипломатии и нефтеюаня; они представляют собой решающие факторы, ускорившие трансформацию и разделение власти в глобальном масштабе.
Примечание:
* — организации, запрещённые в РФ.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1131
Похожие новости
20 ноября 2017, 10:45
20 ноября 2017, 10:45
17 ноября 2017, 18:15
18 ноября 2017, 16:15
20 ноября 2017, 13:15
18 ноября 2017, 13:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
15 ноября 2017, 22:30
16 ноября 2017, 14:15
14 ноября 2017, 19:30
18 ноября 2017, 13:30
18 ноября 2017, 16:45
16 ноября 2017, 14:30
16 ноября 2017, 11:00