Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Slate: нас силой втягивают в ненужную гонку вооружений

Как будто в мире было недостаточно хаоса и опасностей…
В четверг, 21 мая, специальный представитель президента Дональда Трампа по контролю над вооружениями заявил, что он готов — и ему не терпится — запустить невероятно дорогостоящую гонку вооружений с Россией и Китаем.
«Президент ясно дал понять, что в этом вопросе у нас есть проверенная временем практика, — заявил в четверг Маршалл Биллингсли (Marshall Billingslea), выступая в Гудзонсом институте в Вашингтоне. — Мы знаем, как одерживать победы в таких гонках, и мы знаем, как можно полностью разорить противника». Он добавил, что «нам, несомненно, хотело бы этого избежать», но, «если будет необходимо, мы это сделаем».
В рамках прелюдии к этой кампании в тот же день Трамп объявил о том, что Соединенные Штаты выходят из Договора по открытому небу — из соглашения по контролю над вооружениями, подписанного в 1992 году. Это стало вполне предсказуемым продолжением его решения о выходе из Договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который президент США Рональд Рейган и советский лидер Михаил Горбачев подписали в 1987 году. Срок еще одного крайне важного соглашения — нового договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-III), подписанного Бараком Обамой и Дмитрием Медведевым в 2010 году, — истекает в феврале 2021 года.
Если бы Трамп хотел продлить срок действия договора СНВ-III, а русские этого не хотели бы, тогда было бы понятно, зачем нужно угрожать началом новой гонки вооружений. Но на самом деле все обстоит с точностью до наоборот: президент России Владимир Путин не раз говорил о том, что он хочет продлить срок действия этого договора, а Трамп ничего такого не говорил.
Более того, Биллингсли уже подчеркнул, что Соединенные Штаты будут обсуждать вопрос о продлении этого договора только в том случае, если к нему присоединится Китай, — довольно странное требование, если учесть, что у Китая в 10 раз меньше ядерного оружия дальнего действия, чем у России или Соединенных Штатов, и у Пекина нет желания существенно увеличивать его количество. На самом деле, если Соединенные Штаты настоят на том, чтобы вовлечь Китай в договор, обуславливающий равенство сторон, подписавших его, это может заставить Китай существенно нарастить его ядерный арсенал.
Стоит отдельно сказать несколько слов о поразившем всех заявлении Биллингсли о той легкости, с которой Соединенные Штаты способны выиграть гонку вооружений и полностью разорить своих противников. Во-первых, это совсем не просто. За время холодной войны Соединенные Штаты потратили триллионы долларов, пытаясь угнаться за реальными и воображаемыми угрозами со стороны советских ядерных сил. Мы одержали победу в холодной войне вовсе не потому, что мы «выиграли» гонку вооружений. Советская политическая система была полностью истощена благодаря воздействию множества факторов: стагнация в экономике, огромные площади «империи», проигранная война в Афганистане.
Планы Рейгана по созданию системы противоракетной обороны «Звездные войны» — многие россияне с трогательной наивностью полагали, что эта система действительно может заработать, — сыграли определенную роль во время его первого президентского срока. Однако ключевое значение имел начавшийся на втором сроке разворот в сторону Советского Союза и акцент на подписании соглашений по контролю над вооружениями с новым лидером Кремля Михаилом Горбачевым.
Во-вторых, учитывая текущий коронавирусный кризис, который опустошает нашу казну и после которого наша экономика будет восстанавливаться несколько лет, сейчас, возможно, не самый удачный момент хвастаться той силой, которую нам дают наши денежные запасы. Пентагон уже планирует потратить 1,7 триллиона долларов за следующие 30 лет на модернизацию американского ядерного арсенала — то есть на замену существующего оружия на новое оружие с учетом прописанных в СНВ-III ограничений на число ракет, бомбардировщиков и боеголовок. В конгрессе США все чаще звучат призывы к сокращению военного бюджета в целом перед лицом более актуальных угроз. Вероятнее всего, идея дальнейшего расширения ядерного арсенала не найдет мощной поддержки.
В-третьих, наше стесненное финансовое положение вряд ли стало бы серьезным препятствием, если бы нам действительно потребовалось увеличить наш ядерный арсенал. Но на самом деле ни один высокопоставленный офицер, ни один высокопоставленный чиновник ни разу не сказал о том, что нам нужно больше ядерного оружия дальнего действия. Некоторые говорят о том, что нам необходимо новое оружие или оружие другого типа, но никто не говорит о том, что тех 1550 бомб и боеголовок, которые СНВ-III разрешает иметь, недостаточно для нашей миссии.
Коротко говоря, нет никакого смысла ввязываться в новую гонку вооружений — независимо от того, можем мы ее «выиграть» или нет, — если ее можно предотвратить, совершив всего один простой шаг: продлить срок действия СНВ- III. Биллингсли и некоторые другие чиновники жалуются, что Россия не выполняет условия множества соглашений. Однако никто не станет всерьез утверждать, что Россия нарушила СНВ-III — самый важный договор, который ограничивает количество ядерного оружия, которое Россия и Соединенные Штаты могут применить друг против друга.
Договор СНВ-III также содержит пункты, которые обуславливают проведение взаимных проверок, а также двусторонних форумов, чтобы обсуждать предполагаемые нарушения, — то есть он позволяет каждой из сторон контролировать соблюдение его условий другой стороной. Если это соглашение останется в прошлом, там же останутся и эти пункты. И мы вернемся в мир, который существовал до подписания первых соглашений по стратегическим вооружениям в 1972 году. До того момента вооруженные силы обеих стран готовились к развитию ситуации по «наихудшему сценарию» и, оправдываясь этим, наращивали свои арсеналы. Соглашения о контроле над вооружениями позволяют устанавливать рамки для пессимистичных прогнозов разведок обеих стран — и, соответственно, рамки для ненасытных аппетитов ястребов.
Договор по открытому небу является не настолько жизненно важным, как СНВ-III, но он очень полезный, и отказ от него не имеет никакого смысла. Этот договор, подписанный в 1992 году Соединенными Штатами, Россией и еще 32странами — включая 27 из 30 стран НАТО, — позволяет странам-участницам совершать над чужими территориями наблюдательные полеты, чтобы следить за действиями вооруженных сил.
С момента вступления этого договора в силу в 2002 году страны-участницы совершили более 800 подобных полетов. Украина несколько раз пользовалась этим договором, чтобы следить за перемещениями российских войск вдоль своей восточной границы. Несколько раз Россия отказалась дать Украине разрешение на совершение таких полетов, и американцы позволили украинцам присоединиться к американским миссиям, которые Россия не блокировала.
Цель этого договора, идею которого впервые выдвинул президент Дуайт Эйзенхауэр в 1955 году (тогда Советский Союз отверг эту идею), заключается в создании атмосферы доверия между странами, и эта цель была достигнута.
Критики утверждают, что Россия использовала Договор по открытому небу, чтобы с воздуха делать фотографии ключевых объектов американской инфраструктуры, на которые позже она может совершать кибератаки. Но этот аргумент совершенно неубедителен. Во-первых, в соответствии с Договором по открытому небу страны могут фотографировать все, что им заблагорассудится, но при этом они обязаны делиться полученными данными с другими участниками договора (и русские это делали). Во-вторых, если бы русские хотели получить фотографии ключевых объектов американской инфраструктуры, они с легкостью могли бы сделать это посредством коммерческих спутников.
Наконец, хотя на самом деле Соединенным Штатам не нужен Договор по открытому небу, чтобы собирать разведданные, потому что у нас есть множество высококлассных спутников, наши европейские союзники продолжают пользоваться этим договором, чтобы совершать облеты, и они не готовы выходить из него.
На самом деле высокопоставленным офицерам американских вооруженных сил тоже нравится этот договор. В октябре, когда появились сообщения о том, что Трамп может подписать докладную записку, где говорилось о необходимости выхода из этого договора, Стратегическое командование ВС США, которое осуществляет эти облеты (и контролирует ядерный арсенал), написало в твиттере, что оно «поддерживает Договор по открытому небу, который позволяет совершать мирные, невооруженные полеты более чем над 30 странами-участницами, чтобы вести наблюдение за вооруженными силами и их действиями. Это помогает укреплять доверие и повышать уровень прозрачности».
На самом деле мало кто призывал к отказу от Договора по открытому небу до того момента, когда советником Трампа по вопросам национальной безопасности стал Джон Болтон (John Bolton). Болтон долгое время был известен как человек, который принципиально выступает против любых международных соглашений — и даже против международного права. Один из его помощников Тим Моррисон (Tim Morrison) был единственным чиновником, который настаивал на выходе Соединенных Штатов из Договора по открытому небу, и он продолжал настаивать на этом даже после отставки Болтона. Именно Моррисон составил упомянутую выше докладную записку для Трампа. Моррисон, который сейчас является аналитиком консервативного Гудзонского института, написал статью, опубликованную 21 мая в газете New York Times, в которой он отстаивал решение выйти из этого договора, забыв, однако, упомянуть, что именно он предложил это сделать.
Моррисон работал в команде сенатора Джона Кила (Jon Kyl), который в 2010 году заставил президента Барака Обаму согласиться на увеличение расходов на ядерное оружие на десятки миллиардов долларов, пообещав ему обеспечить поддержку договора СНВ-III в конгрессе, — а потом все равно проголосовал против этого договора. Однажды я попросил одного бывшего помощника Кила (не Моррисона) объяснить, как такое могло произойти. Тот помощник ответил: «Ему просто не нравится идея контроля над вооружениями».
Биллингсли, новый представитель Трампа по контролю над вооружениями, предлагающий развязать новую гонку вооружений, относится к тому же типу людей. Когда-то он работал помощником Джесси Хелмса (Jesse Helms), который, будучи ведущим республиканцем (а некоторое время даже председателем) в сенатском комитете по международным отношениям, выступал против всех соглашений о контроле над вооружениями, рассматривавшихся в конгрессе последние два десятилетия 20 века.
Коротко говоря, сейчас нас силой втягивают в ненужную гонку вооружений те самые идеологи холодной войны, которые до сих пор занимают влиятельные позиции, и президент, которому тоже не нравятся многосторонние соглашения, а также кабинетные министры, для которых характерны отсутствие принципов и готовность выполнять любые прихоти босса, идут у них на поводу. (Докладная записка о необходимости выйти их Договора по открытому небу оказалась на столе Трампа без предварительного рассмотрения в Совете национальной безопасности, Объединенном комитете начальников штабов или в каком-либо другом органе.)
Но есть и хорошие новости. Оборонный бюджет на этот год требует, чтобы Трамп уведомлял конгресс США о выходе из Договора по открытому небу за 120 дней. Если Трамп выйдет из договора раньше, то председатели соответствующих комитетов в конгрессе смогут объявить его действия незаконными. Таким образом, если в январе в должность вступит новый президент США, он сможет возобновить облеты, будто ничего и не было.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1231
Похожие новости
04 июля 2020, 18:30
03 июля 2020, 02:45
04 июля 2020, 20:30
03 июля 2020, 12:15
04 июля 2020, 11:00
03 июля 2020, 02:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
30 июня 2020, 06:15
01 июля 2020, 06:00
28 июня 2020, 16:00
28 июня 2020, 18:15
01 июля 2020, 16:15
28 июня 2020, 03:00
28 июня 2020, 03:00