Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Слишком слаба, чтобы быть великой?

Томаш Баранец и Джурай Бескид из Словакии объявили Россию «игроком местного масштаба». О величии России говорить нельзя: у Москвы нет ни мощной экономики, ни сильной армии. К тому же охват и досягаемость российских вооружённых сил являются ограниченными. Что касается проектов Путина, то они, конечно, масштабны и амбициозны, но запланированные военные расходы Москвы превышают потенциал российской экономики, близкой к краху.



Джурай Бескид трудится в Братиславе в Институте изучения проблем безопасности и обороны (Академия вооружённых сил), доктор наук, исследует военный потенциал России, Украины и других бывших советских республик.

Его соавтор Томаш Баранец — выпускник пражского Карлова университета. Изучает проявления национализма, этнические конфликты, в том числе сепаратизм на Кавказе. Этот человек тоже работает в Институте изучения проблем безопасности и обороны в Братиславе.

Статья соавторов под названием «Правда ли, что Россия — мировая военная держава?» вышла в польском издании «New Eastern Europe» и была переведена на русский язык «ИноСМИ».


Материал довольно велик; специально для читателей «ВО» мы выделили ряд ключевых положений, исходя из которых авторы отрицают «величие» России как мировой военной державы.

Положение первое, историческое. После распада Советского Союза «пределы оперативной досягаемости российских вооружённых сил» существенно снизились. Государство из мировой сверхдержавы выродилось в «игрока местного масштаба». Процесс падения продолжался и при Путине, считают аналитики: «Пределы оперативной досягаемости российских вооруженных сил сужались не только непосредственно после распада Советского Союза. Этот процесс продолжался и в период президентского правления Путина». В статье перечисляются некоторые примеры: в 2002 году Кремль закрыл базы на Кубе и во Вьетнаме, обосновывая это стремлением к улучшению отношений с США, а также экономией денег. В сирийском Тартусе в 2013 году русские закрыли базу из-за гражданской войны, пишут соавторы.

Сегодня у русских есть возможность использования баз на Кипре, а также имеются базы в Армении, Белоруссии, Таджикистане, Киргизии, в Абхазии и Южной Осетии, в Крыму. И это всё. По существу глобальный охват и досягаемость российских ВС остались ограниченными. Остальное — лишь планы: Кремль ведёт переговоры с Венесуэлой, Никарагуа, Алжиром, Сингапуром, Сейшелами, Кипром, Кубой и Вьетнамом об использовании имеющихся военных баз. Ещё Кремль говорит об «арктическом измерении» своих амбиций.

Положение второе, экономическое. Чтобы стать в будущем одним из полюсов многополярного мира, Москве требуется сильная армия и мощная экономика. Есть ли это у Кремля? Нет. Экономика России пострадала от западных санкций, от упавших нефтяных цен. Мало того, Кремль не способен осуществить диверсификацию экономики. Есть лишь пропаганда: Путин пытается «представить Россию в качестве будущей военной державы, способной действовать с глобальным размахом». Однако разве сумеет Путин добиться такой цели? Ведь для этого «российской армии понадобится сеть военных баз за рубежом, особенно в Средиземном море, а также в Атлантическом, Тихом и Северном Ледовитом океане».

По мнению экспертов из Братиславы, российские ВС нуждаются в постоянном финансировании, направленном на поддержание и повышение боеспособности ВМФ, стратегической авиации и для создания передовой военной промышленности.

Положение третье, географическое.

1. Куба. На острове — идеальные условия для строительства или возобновления работы военной базы для российских кораблей и подводных лодок. В воё время стратегическое значение имел советский центр радиоэлектронной разведки в Лурдесе. Он давал Москве возможность осуществлять постоянный перехват сообщений разных средств связи на юго-востоке США и отслеживать линии коммуникаций между Америкой и Европой. О готовности России возобновить присутствие на Кубе говорится в соглашении, подписанном в ноябре 2014 года между Москвой и Гаваной.

2. Вьетнам. С 1979 года советский военно-морской флот имел возможность швартоваться в бухте Камрань. Это обеспечивало присутствие СССР в Индийском океане и в зоне Персидского залива. Однако в 2002 году Путин приказал закрыть эту базу: ранее Ханой расторг соглашение с Россией о бесплатной аренде и потребовал 300 миллионов долларов в год. Ныне Ханой демонстрирует политический отказ от присутствия любых иностранных военных баз на своей территории. Даже за деньги он может предложить России только пункт материально-технического обеспечения. Что касается ВВС, то российские военные лётчики используют вьетнамскую авиабазу в Камрани для размещения Ил-78 (они дозаправляют в воздухе стратегические бомбардировщики Ту-95). Также известно, что Вашингтон обратился к Ханою с просьбой отменить действующее разрешение для российских ВВС.

3. Арктика. Арктическая идея посетила Путина холодным декабрём 2013 года. Он объявил, что одним из приоритетов российских ВС должно стать военное присутствие России в Арктике. За два года присутствие действительно усилилось. Есть и грандиозные планы: Россия собирается создать в регионе не менее тринадцати авиабаз и развернуть десять радиолокационных станций. Правда, на сегодня у России всего две авиабазы: на Новосибирских островах и Земле Франца-Иосифа. В 2013 году было начато восстановление шести заброшенных аэродромов в Тикси, Нарьян-Маре, Алыкеле, Воркуте, Анадыре и Рогачёво. Работы по реконструкции русские надеются завершить к 2017 году. Основой российской мощи в Арктике является её ледокольный флот: 30 ледоколов разных типов. Правда, большинство ледоколов устарело, их скоро их спишут. Москва приступила к осуществлению «проекта 22220» по созданию нового класса ледоколов.

Резюме экспертов. К недостаткам и слабостям российских планов аналитики из Братиславы относят рядом ограничений и препятствий, стоящих на пути Кремля.

Проблема №1: финансирование масштабных проектов. Где взять деньги? России грозит экономический крах, считают соавторы. Она страдает «от снижения нефтяных цен, хронической коррупции и западных санкций». Военные расходы Москвы превышают реальный потенциал российской экономики: «Россия тратит на армию больше, чем может себе позволить. В первом квартале 2015 года невоенные расходы России составили 16,5 процента от квартального ВВП, как и ожидалось. А вот военные затраты за тот же период «съели» девять процентов квартального ВВП, и эта сумма оказалась вдвое больше запланированной. Получается, что за первый квартал 2015 года Москва умудрилась потратить половину своего годового бюджета, выделенного на вооружённые силы».

Проблема №2: Кремль потерял связь с реальностью. «Глобальные амбиции Путина кажутся особенно бесперспективными в сравнении с другими великими державами, такими как США и Китай, — пишут эксперты. — Если исходить из данных Стокгольмского международного института по изучению проблем мира, действительность очень существенно отличается от тех заявлений, с которыми выступает Кремль». В 2014 году Вашингтон потратил на свои ВС 610 миллиардов долларов (примерно 3,4% от американского ВВП). За тот же период Москва вложила в армию 84,5 млрд. долларов (4,2 процента своего ВВП). Выходит, что экономика России несёт по военным ассигнованиям (от объёма ВВП) заметно большую нагрузку, нежели американская. Да, по сравнению с большинством стран армия РФ хорошо финансируется и может проводить масштабные операции в соседних государствах, и всё же её потенциал «никак нельзя сравнивать с американской военной мощью на мировой сцене».

Проблема №3: российский флот. Океанский флот, способный действовать на большом удалении от родины, — один из важнейших элементов, характеризующих мировую военную державу. Но у Москвы не хватает кораблей для ведения экспедиционных войн вдали от родных берегов, указывают авторы. И в ближайшем будущем ситуация вряд ли переменится. Да, флот сделал заказы на строительство фрегатов, но ведь фрегаты «входят в разряд кораблей для действий в прибрежных водах». Получается, что и здесь «смелые заявления» Кремля об усилении глобальной мощи России расходятся с практикой. На самом деле Кремль действует вполне реалистично, вкладывая деньги лишь в такой флот, что будет обеспечивать потребности региональной державы.

Проблема №4: ВВС. Сегодняшняя Россия испытывает «острую нехватку самолётов-заправщиков с большим радиусом действий», отмечают аналитики. Проблема может быть решена путём модернизации устаревающих машин, а также строительства новых самолётов Ил-96-400ТЗ. Правда, первые два самолета-заправщика такого типа поступят на вооружение не ранее 2017-2019 годов.

Проблема №5: военпром. «Ещё одна проблема связана с возможностями российской военной промышленности, особенно что касается строительства кораблей для океанского флота, — напоминают авторы. — Проблема эта вызвана тем, что Россия зависит от Украины, где она закупала корабельные двигатели». В результате сейчас реализовать надежды Кремля на создание океанского флота могут только верфи Санкт-Петербурга.

Проблема №6: утечка мозгов за границу. Отток мозгов из страны при президенте Путине поначалу существенно сократился, пишут эксперты, сравнивая первые сроки правления Путина и 1990-е годы. Однако в третий президентский срок Путина утечка снова быстро увеличилась; теперь она достигла показателей, сопоставимых с данными 1999 года. К тому же, «в отличие от 1990-х годов, когда страну покидали в основном неквалифицированные и бедные люди, сейчас процесс исхода возглавили образованные специалисты и эксперты». В итоге — значительные трудности для российской промышленности.

Итак, замечают соавторы, «смелые заявления» и «умное информационное обеспечение» — это одно, а возрождение «в качестве глобального игрока» — совсем другое. Кремль оказался перед целым рядом проблем во всех важнейших вопросах: военных баз за рубежом, финансирования, океанского флота, стратегических бомбардировщиков и военно-промышленного комплекса. Лишь в Арктике, считают Томаш Баранец и Джурай Бескид, военные возможности России кажутся достаточными для обеспечения регионального влияния. Планам же Кремля по превращению в глобального игрока в ближайшем будущем осуществиться не суждено.

Кроме того, добавим от себя, Россию на мировой арене всячески сдерживают.

Стратегия НАТО давно уже направлена именно на региональное сдерживание России. Расширение альянса в 1999-м году (Венгрия, Польша и Чехия) и в начале XXI века (республики Балтии, Болгария, Румыния, Словакия и Словения, позднее Албания и Хорватия) до 28 государств было направлено, понятное дело, уже не на «защиту от советского влияния», но на сдерживание России.

Об этом же региональном сдерживании говорят и попытки США разработать новую стратегию. Белый дом собирается внедрить новые подходы к сдерживанию России в Европе: новая доктрина предполагает усиление ВС союзников и потенциальных партнёров США.

Для этих же целей — регионального сдерживания России — в Грузии открывается совместный тренировочный и оценочный центр НАТО и республики. Открытие совместного тренировочного центра является частью пакета мер, который был обещан Грузии на Уэльском саммите НАТО в сентябре прошлого года, напоминает «Би-би-си». В грузинском правительстве говорят, что открытие центра является важным шагом на пути продвижения государства к членству в альянсе.

Без сомнения, США и НАТО продолжат делать всё для того, чтобы Россия не превратилась в мировую военную державу. Мощная Россия способна вселить в Запад неописуемый страх…

Обозревал и комментировал Олег Чувакин
— специально для topwar.ru

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1349
Похожие новости
18 августа 2017, 10:00
19 августа 2017, 08:30
22 августа 2017, 08:45
19 августа 2017, 20:30
22 августа 2017, 09:00
22 августа 2017, 09:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 августа 2017, 08:30
16 августа 2017, 10:15
21 августа 2017, 10:45
18 августа 2017, 23:00
18 августа 2017, 17:30
15 августа 2017, 09:45
20 августа 2017, 09:30