Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Социальные протесты: глас народа или оружие оппозиции


Социальный протест, по сути своей, является квинтэссенцией простой человеческой неудовлетворённости, которая выплёскивается наружу в виде митингов, пикетов и демонстраций. Люди, выходящие на улицы с каким-либо социальным протестом, по обыкновению своему не преследуют глобальных целей. Основная цель – удовлетворение собственного «Я», которое на митингах превращается в «МЫ».

Так, учителя, требующие повышения зарплаты, добившись-таки индексации, не будут выдвигать новых требований, а мирно разойдутся по домам. И, кажется, что ничего страшного в социальных протестах нет, и чем быстрее на них отреагирует власть с целью решить проблему протестующей группы, тем безболезненнее они пройдут.

Однако часто бывает так, что требования протестующих граждан удовлетворить невозможно в силу особенностей того или иного протеста. И если митингующие откажутся пойти на компромисс, то социальный протест плавно перетечёт в политический, а тот, как известно, грозит стране восстаниями и революциями.

Каким образом, спросите вы? Всё достаточно просто. К группе протестующих людей под предлогом поддержки присоединяются разнообразные политические силы, которые методично начинают проталкивать свои идеи в узконаправленные требования протестующей социальной группы. Так было на Украине в 2013. То, что начиналось, как протест против нежелания властей Украины подписывать Ассоциацию с ЕС, закончилось восстанием, побоищем, захватом власти и войной.

Хороший протест должен иметь под собой основу в виде конструктивных контраргументов тому или иному решению властей. Как говорится, критикуешь – предлагай. И в России, к слову, весьма значительный процент гражданских протестов имел успех. Люди добивались своего, несмотря на то что многие политологи считают население нашей страны «пассивным». Однако для многих «пассивность» заключается в отсутствии радикальных действий, но, как по мне, то уж лучше такая пассивность, чем страна в руинах.

Чуть ниже я приведу несколько примеров социальных протестов в России. На эти протесты людей подвигли разные причины. Разными были и результаты.


Экологический протест середины «нулевых»

В марте-апреле 2006 года в Иркутске, Томске, Москве, Екатеринбурге и многих других городах России прошёл ряд экологических протестов против прокладки нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий Океан» вдоль Байкала. На защиту митингующих встал тогда сам губернатор Иркутской области Александр Тишанин, а также такие международные экологические организации, как Greenpeace и Всемирный фонд дикой природы.

Тогда казалось, что протесты остались незамеченными и не принесут никакого результата, однако, неожиданно для самих авторов проекта, Владимир Путин лично поручил сделать всё возможное, чтобы нефтепровод пролегал как минимум в 40 километрах от великого озера. Да, организаторам трубы пришлось увеличить бюджет на строительство, так как миновать Байкал было весьма затратным процессом, однако, озеро осталось неприкосновенным.

Как результат – удача. И пусть «Транснефти» пришлось изрядно потратиться, чтобы не тревожить Байкал, зато требования населения были полностью удовлетворены.



Право руля!

Также очень часто бывает, что выходя на митинг социального протеста, многие протестующие попросту не правильно интерпретируют какие-либо действия властей. Так было (и до сих продолжается) с протестами автомобилистов против «запрета праворульных автомобилей».

Дело в том, что все страхи отечественных автолюбителей – беспочвенны. Следовательно, вся их борьба не имеет никакого смысла. В России действительно запрещены к использованию и ввозу транспортные средства с правым рулём, правда, касается это категорий М2 и М3, что было чёрным по белому прописано в документе.

Что же это за категории такие? Всё более чем просто: пассажирский транспорт. То есть сейчас в России запрещено выпускать праворульные автобусы и троллейбусы. Что же касается остальных категорий автотранспорта с правым рулём, то владельцы могут не переживать. Власти особо подчёркивают, что полный запрет праворульных авто означал бы ущемление прав жителей России, в особенности людей, проживающих на Дальнем Востоке. Из этого следует, что правый руль никуда не исчезнет, а все социальные протесты, связанные с этим нововведением, просто от неумения вдумчиво читать новые законы.        


Протест затяжной. Дальнобойный

Раз уж я вспомнил о чаяниях и «страданиях» российских автомобилистов, то грех было бы не упомянуть наиболее свежий социальный «автомобильный протест».

В ноябре 2015 года массовую забастовку устроили дальнобойщики, которым пришёлся не по душе новый налог на большегрузы за проезд по федеральным трассам, взимаемый с помощью системы «Платон».

Под новый налог попадают грузовики, имеющие массу груза свыше 12 тонн. Частные перевозчики или логистические компании должны были платить государству по тарифу 3,73 рубля за километр маршрута, установив на борт транспортного средства специальное устройство. Если устройства нет, то водитель обязан составить маршрутную карту, а также оформить её на сайте системы «Платон» или в Центре обслуживания пользователей.

К таким мерам правительство было вынуждено прийти в целях экономии бюджетных средств, а также увеличения оных. Дело в том, что большегрузы наносят значительный ущерб федеральным трассам, которые государство вынужденно ремонтировать на бюджетные средства, что в условиях кризиса особенно ощутимо. Также копилку федерального бюджета пополнит и то, что вынужденная регистрация маршрута на корню пресечёт «левый» заработок некоторых дальнобойщиков. Может в этом и есть причина протеста?  

В общем, как бы там ни было, а проект «Платон» задумывался, как одна из мер борьбы с экономическим кризисом, но всего никогда нельзя предусмотреть.

Забастовщики твёрдо убеждены, что не обязаны платить из своего кармана за ремонт дорог, так как уже платят транспортный налог и акцизы на топливо. Что ж, в принципе, их понять можно. И правительство прислушалось к голосу протеста.

Изначально был понижен тариф с 3,73 рублей за километр до 1,53 рубля с постепенным увеличением до изначально запланированной нормы. Тариф в 1,53 рубля будет держаться как минимум до октября 2016 года, хотя его должны были повысить с марта. Также Госдума существенно снизила штрафы за неуплату большегрузами налога на проезд – с 500 тысяч рублей до 5 000 рублей за первое нарушение, и 10 тысяч за повторное. Плюс ко всему 30 декабря 2015 года в Думу внесён законопроект, подразумевающий освобождение грузовиков-тяжеловесов от транспортного налога. По сути, правительство отреагировало быстро и сделало всё возможное для того, чтобы облегчить привыкание к новой системе. Однако тут, как всегда, появляется большое и противное НО.

Основным требованием дальнобойщиков является полная отмена системы «Платон», а также наложение моратория на её использование. С 20 февраля по 1 марта у протестующих запланирована межрегиональная забастовка. В Санкт-Петербурге, например, большегрузы уже оккупировали парковку торгового центра «Мега. Дыбенко». Спрашивается, зачем им нужны такие радикальные меры, особенно если учесть, что транспортный налог отменят?

И тут всё очень просто: нужно посмотреть, кто стоит за спинами дальнобойщиков, поддерживая эти протесты. Алексей Навальный и его Фонд борьбы с коррупцией. Оппозиционные коммунистические движения. И всё в таком духе. К протестам подключились политики, а это, как я уже говорил, может вылиться в весьма неприятные последствия.

Если мы обратимся к опыту Чили, то вспомним, что после того как к протестам чилийских дальнобойщиков в 70-х подключились политические партии и движения, в Чили произошёл военный переворот, в результате которого к власти пришёл……Пиночет.

Вот и наша оппозиция, зная, что государство, которое потратило на новую систему почти 30 миллиардов рублей, не сможет просто так от неё отказаться, шепчет дальнобойщикам, дабы те требовали её полностью отменить. А русский дальнобойщик и рад. Вместо того чтобы работать и зарабатывать деньги, он греется в своём грузовике у торгового центра, не обращая внимания, что власть идёт к нему навстречу. Оппозиция там, видимо, более радужные перспективы нарисовала.     

К слову, Европа пользуется подобными системами уже довольно давно. В 2015 году тариф в Австрии и Германии, например, составлял от 9 до 14 евроцентов за километр. То есть минимум – 7,92 рубля. Да и зачем ходить за примером в немецкоязычные страны? У братьев-белорусов тоже есть такой налог. Так что те дальнобойщики, которые протестуют, выступают не против несправедливости, а против теневого дохода, который у них отбирает государство. Вполне вероятно, что так и есть, ведь более 60% грузоперевозчиков уже перешли на систему «Платон». И им она никак зарабатывать не мешает, так что мешает оставшимся 40? Сладкий хлеб, обещанный им кем-то, или же нежелание работать по закону?

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

924
Похожие новости
16 августа 2017, 10:45
18 августа 2017, 10:15
17 августа 2017, 19:15
17 августа 2017, 09:15
18 августа 2017, 10:15
18 августа 2017, 10:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
13 августа 2017, 10:00
17 августа 2017, 09:01
16 августа 2017, 18:00
16 августа 2017, 15:31
17 августа 2017, 11:15
15 августа 2017, 12:00
13 августа 2017, 13:01