Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Спланированная непредсказуемость

Постепенно спадает напряжённость в ситуации вокруг Северной Кореи, но нет оснований считать, что ещё более острый кризис не повторится в будущем. В целом, стиль действий Вашингтона в Сирии и вокруг КНДР свидетельствует об оформлении во внешней политике США в данный момент стратегии и конкретных приёмов политики «реализма с позиции силы», о чём Трамп и его окружение систематически заявляли во время предвыборной кампании и после неё.

Неотъемлемыми составляющими политики с позиции силы в исполнении администрации Трампа являются блеф, демонстрация силы, спланированная непредсказуемость, торг во имя размена интересов. Все эти приёмы использовались Вашингтоном для воздействия в своих интересах на ситуацию в Сирии, вокруг КНДР, а также будут, видимо, использованы для давления на Иран.

Это крайне опасная стратегия, которая на любом из этапов её реализации будет провоцировать череду вооружённых конфликтов в разных проблемных точках мира и, более того, дополнительно простимулирует другие страны в желании обзавестись ядерным оружием.

Названные составляющие политики с позиции силы взаимосвязаны между собой, и по отдельности не работают. Чтобы блефовать, т.е. создавать у конкурентов преувеличенные представления о военных возможностях и решимости США применять силу для продавливания своих интересов, необходимо создать (хотя бы один раз, а лучше – периодически повторяя) прецедент использования силы, что Вашингтон и сделал в Сирии. И, видимо, попытается сделать ещё не раз.

Симптоматично, что именно угроза полномасштабного военного конфликта на Корейском полуострове, вблизи китайских границ, как следствие вероятного ракетного удара США по КНДР, вынудила Пекин подключиться к урегулированию ядерной проблемы Пхеньяна.

Именно на фоне активного сотрудничества КНР с США в противодействии ядерной программе КНДР появились примирительные заявления из Вашингтона. Помощник Трампа по национальной безопасности Г. Макмастер, например, сказал 16 апреля, что настало время предпринять все возможные действия, не доводя до военного сценария, чтобы попытаться урегулировать ситуацию мирным путем.

И.о. помощника госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Сьюзан Торнтон 17 апреля заявила, что США довольны сотрудничеством с Китаем по оказанию давления на КНДР. «Мы видели зримые свидетельства того, что они [КНР] работают над этим... Мы получили много позитивных сигналов от китайцев, но экономическое давление работает только с определенного момента, это требует времени».

Для сохранения у конкурентов постоянного страха перед возможным силовым воздействием в случае неуступчивости американским требованиям, и чтобы не дать конкурентам подготовится к противодействию планам США,   необходимо чтобы они никогда точно не знали о намерениях администрации Трампа в том или ином случае.

Так, президент США прямо заявил 17 апреля: «Я не хочу телеграфировать о том, что я делаю или то, о чем я думаю. Я не веду себя так, как другие администрации, которые сообщают о своих действиях за четыре недели. Это так не работает».

На днях оказалось, что авианосная ударная группа США, которая, по словам официальных лиц в Вашингтоне, предназначалась для удара по КНДР, ушла на учения в Индийский океан. Если допустить, что целью США было предотвращение очередного испытания КНДР баллистической ракеты (которая, пусть и неудачно, но всё же была испытана), то нагнетание угроз в адрес Пхеньяна на фоне последующих примирительных заявлений администрации Трампа можно трактовать, как блеф. Но проблема в том, что нет никаких оснований исходить из этого допущения, а на фоне прецедента с ракетными ударами по Сирии что-то узнать о реальных намерениях Вашингтона не представляется возможным.

Скорее всего, реальной целью взвинчивания Вашингтоном ситуации вокруг КНДР было не давление Пекина на Пхеньян с целью предотвращения испытаний баллистической ракеты, а именно активное подключение КНР к систематическим долгосрочным усилиям по ликвидации ядерной программы КНДР. И снятие США напряжённости вокруг Северной Кореи произошло на фоне предпринятых КНР ряда санкционных действий в отношении этой страны (приостановка поставок угля, отмена авиарейсов в Пхеньян и т.д.).

Шон Спайсер на брифинге 17 апреля сохранил принципиальную непредсказуемость действий Вашингтона, когда дал понять, что США не будут «проводить красные линии» в урегулировании ядерной проблемы Корейского полуострова, поскольку «рисование красных линий в прошлом не работало». Этим Спайсер даёт понять, что силовое решение ядерной программы Пхеньяна может быть неожиданным, и будет зависеть только от оценки ситуации самими американцами.

Сотрудничество КНР и США по ядерной проблеме КНДР строится на конкретном и весьма прагматичном размене интересов, который, видимо, имел место в ходе недавней встречи Си Цзиньпина и Трампа.

Весьма симптоматична запись Трампа в Twitter: «Зачем мне называть Китай валютным манипулятором, когда они работают с нами по проблеме Северной Кореи? Посмотрим, что произойдет!».

А Министерство финансов США 14 апреля официально отказалось присваивать Китаю статус валютного манипулятора вопреки предвыборным обещаниям Трампа.

При этом основная задача США на данный момент – внести недоверие между РФ и КНР в отношении намерений друг друга, и спровоцировать разрыв стратегического партнёрства между странами.

Поэтому американцы не скрывали своей радости по поводу нейтрального голосования КНР (воздержались, а не проголосовали «против») по антисирийской резолюции в отношении химатаки в Сирии.

Насколько может быть успешна такая стратегия Вашингтона и приёмы её воплощения? Здесь всё зависит от Москвы и Пекина. Руководство КНР, конечно, заинтересовано в заключении приемлемой торгово-экономической сделки с США, что сохранит широкий доступ на американский рынок китайских товаров и, видимо, готово к некоторым манёврам в плане уступок. Но вряд ли оно откажется от своего долгосрочного геополитического интереса – стратегического партнёрства с РФ. То же самое можно сказать и о России.

Во всяком случае, Россия и Китай после обострения ситуации в Сирии и вокруг КНДР поддерживают тесные контакты на уровне МИД, а сами министры 14 апреля провели стратегический обмен мнениями по международным и региональным вопросам. Страны выступили согласованно, добиваясь детального расследования обстоятельств газовой атаки в Хан-Шейхуне, принципиально поддержали законную власть президента Асада и предупредили США о необходимости мирного, дипломатического урегулирования ситуации вокруг северокорейской ядерной программы. КНР также поддержала 21 апреля российско-иранское предложение по расследованию возможного применения 4 апреля химического оружия в сирийской провинции Идлиб.

Остается надеяться, что занятая сейчас КНР и РФ позиция: никаких односторонних уступок, исключение из торга с США принципиальных вопросов, терпеливое следование своей линии, игнорирование «дешёвых понтов» Трампа при постоянной демонстрации Вашингтону реальной готовности к игре «на повышение ставок» и совместные действия в спорах с США – со временем окажет отрезвляющее действие на «ястребов» в окружении президента США.


Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1284
Похожие новости
14 декабря 2017, 17:45
16 декабря 2017, 09:30
15 декабря 2017, 09:30
13 декабря 2017, 07:15
15 декабря 2017, 14:45
14 декабря 2017, 23:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 декабря 2017, 10:15
10 декабря 2017, 13:30
11 декабря 2017, 10:45
13 декабря 2017, 02:15
12 декабря 2017, 15:45
10 декабря 2017, 10:15
12 декабря 2017, 13:15