Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

«Спящие агенты» России пробудились

Бывший главный редактор газеты «Политика» (Politika) и внешнеполитический обозреватель этого издания Бошко Якшич (Boško Jakšić) в интервью порталу Avangardа говорят об убийстве председателя гражданской инициативы «Свобода, демократия, правда» Оливера Ивановича: «Проблема в чем-то, что было известно Оливеру. Что? Я предполагаю, что он знал то, что знало пол-Белграда: имена Милана Радоячича и Звонко Веселиновича ведут к брату Вучича, и это стало опасно». Якшич прокомментировал похороны Ивановича в Белграде: «Я сам присутствовал на похоронах и стоял прямо в коридоре, по которому шли все, начиная с патриарха Иринея вплоть до начальника Генерального штаба, представителей оппозиции, Карагеоргиевича… Однако по этому коридору не прошли премьер-министр Ана Брнабич и Марко Джурич. Как я предполагаю, они подумали, что кто-нибудь из негодующей массы присутствующих мог бросить им: "Убийцы!" Поэтому они не прошли через главный вход». О нападках митрополита Сербской православной церкви в Черногории Амфилохия на президента Вучича бывший редактор сказал следующее: «Обращение высокопоставленного церковного иерарха, который на протяжении десятилетий последовательно борется со светскими силами, является очень серьезным предупреждением Вучичу, поскольку доказывает, насколько силен блок противников решения проблемы Косово путем диалога с албанцами. Если посмотреть, кто сейчас в Сербии выступает за диалог с Приштиной, а кто против, то становится ясно, что второй, антизападный, блок несравненно сильнее, больше и агрессивнее. Он громче заявляет о себе общественности». О направлении, в котором Александр Вучич ведет Сербию, Бошко Якшич отозвался так: «Вучич балансирует, и постепенно его игра становится все опаснее. Время для окончательного решения о том, в каком направлении пойдет Сербия, уходит намного быстрее, чем думает президент. Партийная база Вучича антизападная, националистическая, и ему с ней придется договариваться. Если он увидит угрозу потери власти, то, боюсь, Сербия будет ориентироваться даже не на Россию, а на Манчжурию».
Я не единственная из тех, кому недавний визит президента Сербии Александра Вучича в Косово и его встреча с несчастными, нищими и напуганными косовскими сербами (специально для этого случая отобранными статистами) напомнила то, как богатый мэр Ягодины Драган Маркович Палма занимается «благотворительностью» — раздает своим горожанам милостыню. Как Палма с его «двумя тысячами динаров для госпожи» и «пятью тысячами динаров для господина», президент Вучич во время шестичасового бесстыдного ритуала, который в прямом эфире показывал его личный общенациональный телеканал, цинично повторял эту явно хорошо зарекомендовавшую себя модель мэра Ягодины: «трактор для господина», «корова для госпожи»… Но помогут ли эти «дары» от президента Сербии, врученные косовским сербам всего через четыре дня после убийства председателя гражданской инициативы «Свобода, демократия, правда» Оливера Ивановича? Ведь нельзя забывать тот факт, что партия, возглавляемая Александром Вучичем, на протяжении нескольких месяцев чернила человека, который безуспешно предупреждал сербские власти о том, что сегодня косовские сербы боятся радикальных сербов, связанных с политической верхушкой в Белграде. Неужели этот двухдневный мучительный цирк в исполнении президента Сербии умерит страх и чувство униженности, испытываемые гражданами Митровицы?
Внешнеполитический обозреватель газеты Politika Бошко Якшич считает, что, несмотря ни на что, визит президента Александра Вучича в Косово на прошлой неделе по-своему способствовал урегулированию ситуации в Митровице. Также Якшич уверен, что визит был, прежде всего, попыткой президента Сербии жестоко манипулировать «тяжелыми судьбами обнищавших и обездоленных» граждан в Северном Косово.
«Во время недавних региональных выборов в Косово, меня, как я помню, удивило, что режим Вучича все-таки допускает какой-никакой партийный плюрализм в Сербии, но от косовских сербов требует полного единения и единодушия. Позиция официального Белграда такова: "Или вы с "Српска листа" (политическая организация — прим. ред.) под нашим контролем, или вы — изменники Сербии". Таким образом, Вучич крайне жестоко раскалывает общество с помощью своих СМИ и соратников. К сожалению, его недавний визит в Северное Косово подтвердил, что президент Сербии, несмотря на все сказанное им прежде, не отказался от этой политики».
Avangarda: Что говорит об этом?
— Бошко Якшич: Во время недавнего визита в Митровицу Вучич был не готов разговаривать ни с одним из представителей сербской оппозиции, то есть с теми, кто не является членом «Српска листа». После убийства Оливера Ивановича, прежде всего благодаря телеканалу N1, мы получили возможность убедиться в том, что оппозиция в Северном Косово все-таки существует. Мы смогли услышать их мнение, их требования и узнать, чего они добиваются, как к ним относятся, как они живут… К сожалению, Вучич продолжает игнорировать этих людей, что, разумеется, согласуется с той линией, которую он проводит и в Сербии: точно так же он относится к любой оппозиции и критике в адрес его власти.
— По-Вашему, Сербия действительно не знала, что хозяева Митровицы, то есть «сомнительные сербские бизнесмены» связаны с белградской политической верхушкой? Разве сербская общественность не слышала предостережений Оливера Ивановича, который в интервью таким СМИ, как Vreme, NIN, Danas, N1, повторял, что сегодня сербы в Северном Косово больше боятся не радикальных албанцев, а «радикальных сербов»?
— Слова, которые вы цитируете, слышала лишь малая часть граждан. Большая часть почти ничего об этом не знала. От контролируемых СМИ, телеканала Pink и главы департамента по делам Косово Марка Джурича большинство граждан могло лишь узнать, что Оливер Иванович — «изменник народа и государства».
— Известны ли Вам имена Милана Радоячича, Звонко Веселиновича, некоего Зеле, которые якобы играют в Северном Косово роль «хозяев жизни и смерти» и связаны с белградской властью? Именно этих людей в последние дни упоминали косовские сербы: Рада Трайкович, Мома Трайкович, Ксения Джурович…
— Речь идет о том мутном криминогенном мире, который правит бал в Северном Косово. И в этом нет сомнений. Убийство Оливера Ивановича назвали политическим. Правда, Вучич утверждает, что это террористический акт, но и у него, скорее, политическая, а не криминальная коннотация. И все же мне кажется, что мы имеем дело с убийством, которое политическое лишь отчасти. Политика в Северном Косово связана с криминалом.
— Что Вы имеете в виду?
— Структуры, правящие в Белграде и в Северном Косово, демонизируют Ивановича, называют его преступником, мешают обсуждать его в СМИ, хотя, если посмотреть объективно, с тем рейтингом, который у него был, Оливер Иванович не представлял опасности для власти Вучича. Иными словами, Иванович не был политическим противником Сербской прогрессивной партии.
— Тогда чьим же?
— Мотив этого убийства, мне кажется, такой же, как и в случае большинства убийств 90-х, — деньги! Конечно, речь не о тех деньгах или делах, к которым Иванович имел отношение. Нет! Проблема в чем-то, что было известно Оливеру. Что? Я предполагаю, что он знал то, что знало пол-Белграда: имена Милана Радоячича и Звонко Веселиновича ведут к брату Вучича, и ситуация стала опасной. Таким образом, угроза для так называемого бизнеса, вероятно, послужила достаточным основанием для кого-то решиться на убийство. Кстати, об этом говорят косовские сербы, и об этом пытался предупредить и Оливер Иванович в тех интервью, которые Вы вспомнили. Если Вучич знал обо всем этом, то это ужасно, а если нет, то все равно ситуация ужасна, поскольку, выходит, Вучич создает атмосферу, в которой он больше не способен контролировать криминогенные элементы в Северном Косово.
К сожалению, убийство Ивановича, как и его похороны, власть решила эксплуатировать, и, конечно, наблюдать за этим было мучительно. Правда, я не обелял бы оппозицию, которая тоже попыталась воспользоваться покушением на Ивановича и политизировать это событие.
— Каким образом?
— Известно, что в день убийства Александр Вучич — не к месту, без надобности и вне всякого контекста — раскритиковал Вука Еремича, Сашу Янковича и Драгана Джиласа, не проявив при этом элементарного уважения и сочувствия к трагически погибшему Ивановичу. Вучич не мог подождать с очередной расправой над оппозицией хотя бы день, что, разумеется, неприлично и нецивилизованно, однако полностью соответствует мере демократии в нашем обществе. При этом и оппозиция не удержалась от ответа на критику Вучича и пустилась в полемику с ним, что тоже неправильно.
Президент Сербии Александр Вучич во время пресс-конференции после смерти косовского сербского политика Оливера Ивановича. 16 января 2018
— Можно ли, господин Якшич, ставить здесь знак равенства между властью и оппозицией? Президент Вучич, я напомню, через три минуты после того, как подтвердилась информация об убийстве Ивановича, принялся оскорблять оппозицию и журналистов, называя их жалкими, убогими, преступниками, лжецами и так далее. А оппозиция комментировала убийство…
— Вы правы: знак равенства ставить нельзя. И тем не менее меня смущает недостаток терпения, который продемонстрировали все оппозиционные партии. Сведение политических счетов друг с другом нужно было оставить на завтра — подождать всего один день. Тем более что Вучич сыплет оскорблениями постоянно. Это не новость. Кстати, помните ли Вы диалог о Косово: Вучич приглашает к диалогу людей, которых сам называет предателями, жалкими людьми и преступниками?! Как это так?! Ясно, что Вучич диктует правила поведения, но оппозиция может их не принимать.
Вообще, я присутствовал на похоронах Оливера Ивановича на Новом кладбище в Белграде и стоял прямо в коридоре, по которому шли все, начиная с патриарха Иринея вплоть до начальника Генерального штаба, представителей оппозиции, Карагеоргиевич. Я не мог поверить, что Марко Джурич, который является зампредом в Сербской прогрессивной партии Вучича, не постыдился прийти на Новое кладбище, а ведь мы знаем, что он говорил в адрес этого несчастного человека на протяжении всех последних месяцев. Интересно, что ни Ана Брнабич, ни Марко Джурич не прошли по этому коридору. Вероятно, их провели через другой вход, и таким неприятным и лицемерным образом они оба, со слезами на глазах, попытались превратить похороны в представление в свою честь.
— Как Вы думаете, почему премьер-министр Барнабич и Марко Джурич вошли через другой вход?
— Как я предполагаю, они подумали, что кто-нибудь из негодующей массы присутствующих мог бросить им: «Убийцы!» Перед представителями власти стояла дилемма: проигнорировать похороны и не прийти совсем, что было бы хуже, или появиться на Новом кладбище. Они выбрали второй вариант, попытавшись при этом избежать каких-то инцидентов.
— Президент Вучич не появился на похоронах?
— Нет. Вучич правильно рассудил, что своим присутствием возмутит собравшихся. Достаточно возмутительного и лицемерного присутствия премьера Брнабич и Марко Джурича, который стал новым «питбулем» Вучича. Это позор!
Я слышал, что мой коллега из газеты «Политика» Мирослав Лазански знает: «это ЦРУ убило Ивановича»…
— И не только Лазанский говорит об этом. Все СМИ, подконтрольные власти, игнорируют заявления сербских политиков Косово и обвиняют ЦРУ в причастности к убийству, а Приштину критикуют за то, что она не сотрудничает с Белградом в расследовании убийства Ивановича.
— По-моему, таким образом они заметают следы и переносят случившееся в политическую, точнее этническую плоскость. Да, все контролируемые властью СМИ, а также высокопоставленные партийные и государственные функционеры, начиная с Милована Дрецуна вплоть до министра Стефановича, утверждают то, о чем Вы говорите, пытаясь таким образом направить следствие и подозрения в другом направлении. Но зачем албанцам убивать Оливера Ивановича? Если мы говорим о радикальном крыле, о тех албанцах, которые выступают против диалога между Белградом и Приштиной, то зачем им убивать Ивановича, если у них есть и более авторитетные и сильные политические фигуры, чем он?! Я хочу сказать, что не вижу политического мотива для этого преступления ни с сербской, ни с албанской стороны. Поэтому я возвращаюсь к первоначальному тезису: нужно искать след денег.
— Узнаем ли мы, кто заказал убийство Оливера Ивановича?
— Боюсь, мы не узнаем этого никогда. Ведь если мотив криминальный, то у Белграда есть веские причины, чтобы не называть виновных. Почему? Потому что, я повторюсь, в Белграде очень хорошо знают, к кому могут привести эти криминальные ниточки, на какой конкретный адрес в Белграде. Если за убийством стоит криминал, то те же проблемы могут возникнуть у Приштины, и это еще больше убеждает меня в том, что мы никогда не узнаем, кто убил Ивановича.
Даже в техническом плане весьма вероятно, что тот, кто заказал это убийство (явно запланированное убийство), позаботился о том, чтобы немедленно устранить исполнителей. Через неделю или через месяц в газетах может появиться сообщение о том, что в результате несчастного случая какой-нибудь господин N погиб в автомобильной аварии на перекрестке. Из этого трудно будет понять, что, например, речь идет об убийце Оливера Ивановича.
— Некоторые аналитики, а также члены Демократической партии, сравнивают убийство Оливера Ивановича с покушением на Зорана Джинджича 15 лет назад. Видите ли Вы здесь сходство?
— Если считать, что убийство Оливера Ивановича политическое, то параллели есть. Но я уже сказал, что не разделяю этого мнения, хотя вижу, что в Демократической партии приветствуют такие сравнения.
— Возможно, лидеры Демократической партии имеют в виду ту атмосферу, которая воцарилась накануне этих убийств: те же преследования, та же демонизация в подконтрольных власти СМИ, те же обвинения в измене, та же клевета…
— Это правда. Однако, в случае убийства Оливера Ивановича, заказчик лишь воспользовался удобным моментом, когда правящая Сербская прогрессивная партия в Белграде и сербская пресса в Митровице постоянно демонизировали Ивановича. Этим заказчик и воспользовался, чтобы добиться желаемого и замести следы. Ситуация похожа на убийство неверной жены: вы сразу подозреваете мужа — именно он тот след, который якобы приведет к убийце. Но, как мы знаем, такие подозрения не всегда оправданы.
Сотрудники полиции на месте убийства сербского политика Оливера Ивановича
Итак, все это лишь предположения, делать которые, однако, нам никто не может запретить. Нужно высказывать любые версии, чтобы потом можно было выбрать самую реалистичную.
— Если рассмотреть убийство Оливера Ивановича в широком контексте, то оно блокировало брюссельский диалог между Белградом и Приштиной. Кому это выгодно?
— Вы видели, как в день убийства Ивановича Марко Джурич демонстративно покинул переговоры и вернулся из Брюсселя в Белград. Днем позже Джурич совершил еще одну глупость: так же решительно он заявил, что Белград не вернется на переговоры с Приштиной в Брюссель, пока убийство Оливера Ивановича не будет расследовано. Но Белград вернется, как миленький. Потому что ясно одно: сербы и албанцы практически обречены на эти переговоры, так как давление на них оказывает не только Брюссель, но и Вашингтон. У них нет выбора. Шансы на то, что Европейский Союз позволит перенести переговоры в израильско-палестинский формат, то есть затянуть их на десятки лет, практически равны нулю.
— Вы хотите сказать, что убийство Оливера Ивановича не будет иметь последствий для диалога между Белградом и Приштиной?
— Думаю, да.
— Еще до убийства Оливера Ивановича Демократическая партия Сербии обратилась к общественности устами митрополита Сербской православной церкви в Черногории Амфилохия, который в свойственной ему манере обвинил президента Вучича в измене.
— Даже это обращение высокопоставленного церковного иерарха, который на протяжении десятилетий последовательно борется со светскими силами, не остановит диалог между Белградом и Приштиной. Вместе с тем слова Амфилохия — это очень серьезное предупреждение Вучичу, поскольку его заявление доказывает, насколько силен блок противников решения проблемы Косово путем диалога с албанцами. Если посмотреть, кто сейчас в Сербии выступает за диалог с Приштиной, а кто против, то становится ясно, что второй, антизападный, блок несравненно сильнее, больше и агрессивнее. Он громче заявляет о себе общественности. Наконец, на его стороне более активные и серьезные союзники. Конечно же, я имею в виду Россию, которая более деятельна, чем Вашингтон и Брюссель, а они, как считается, поддерживают тот блок, который выступает за продолжение переговоров между Белградом и Приштиной.
— Почему блок, о котором вы говорите, настолько слаб? Насколько его ослаблению способствовал президент Вучич? Сам он объявил всех своих потенциальных союзников по прозападной политике, которую он якобы проводит, изменниками и иностранными наемниками.
— Боюсь, неразрешенной остается старая загадка: за кого на самом деле выступает Вучич, и куда он ведет Сербию. Факт в том, что Вучича сформировал Запад, прежде всего французы, благодаря, в том числе, Мики Ракичу, который когда-то был правой рукой Бориса Тадича. Иными словами, Вучич — человек с убеждениями, и что бы он ни делал, свое политическое будущее он связывал с Западом, а не с Россией. Однако Вучич страдает от недостатка смелости, которой он вообще-то очень гордится («никто не может мне запретить», «я никого не боюсь» и так далее). Также он идет на компромиссы, и поэтому у власти по-прежнему остаются Ивица Дачич, Александр Антич, Душан Баятович, а Ненад Попович даже стал министром. Все это доказывает, что у Вучича нет и не будет той решимости, которая характерна для Мило Джукановича. Правда, Россия не может лишить Черногорию газа, а Сербию — может, и, вероятно, это хоть как-то оправдывает дилемму Вучича, его сомнения или страх, если хотите.

— Какая линия в политике Вучича сильнее — прозападная или пророссийская? Что в правительстве Сербии делает министр Александр Вулин? Что там делают министр от Социалистической партии Сербии, если это правительство действительно проевропейское? Откуда появился министр внутренних дел Небойша Стефанович на фотографии с членами организации «Српска част»?!
— Причина — в гипертрофированной толерантности по отношению к тем, кого Вучич хочет использовать для поддержания геостратегического баланса. Он дал им палец, а они откусили всю руку. Это подтверждают фотографии Небойши Стефановича с членами организации «Српска част». Этим объясняется неготовность Вучича открыто осудить Милорада Додика и его сепаратизм в Боснии и Герцеговине… Боясь реакции Запада, Вучич пошел на компромисс и не поехал к Додику на торжества девятого января, но отправил туда двоих своих «преторианцев» — министров Стефановича и Вулина. Если Вучич действительно хочет вести Сербию на Запад, то ему стоило бы намного решительнее расправиться с пророссийским, церковно-националистическим крылом, которое захватило Сербию.
— Как же?
— Вучич должен принять решение — он не сможет долго сидеть на двух стульях. Почитайте доклад ЕС — Стратегию расширения. Там тот же самый посыл: «Примите наконец решение, господа!» Кроме того, с точки зрения международной обстановки сейчас неблагоприятный период для лидеров вроде Вучича. Европейский Союз проснулся — посмотрите на Польшу! Ангела Меркель и президент Макрон не собираются принимать ценности, которые отстаивает Дональд Трамп. Если подобная политика продолжится, то европейская волна, о которой я говорю, очень скоро захлестнет и Сербию. Вопрос только в том, как с нею справится (если справится вообще) Александр Вучич.
— Да, но посол Франции утверждает, что вопрос «двух стульев» Белграда встанет ребром только в ближайшие годы.
— Брюссель должен понять, что пока Сербия терпит автократическое поведение Вучича, она отдаляется и формально, и реально от 2025 года, на который запланировано ее вступление в Европейский Союз. Будет ли в 2025 году Белград готов к союзу с Европой? Боюсь, что нет. И Брюссель за это тоже несет ответственность. То есть понятно, что без давления Запада перемены в Сербии не наступят. Вучич балансирует, и постепенно его игра становится все опаснее. Время для окончательного решения о том, в каком направлении пойдет Сербия, уходит намного быстрее, чем думает президент.
— Какое решение, как вы думаете, примет президент Вучич?
— Вучич должен договориться со своими сторонниками. Я не говорю о верхушке партии: там его слово — закон. Я говорю о членах и об избирателях. Электорат Вучича антизападный, националистический, и ему придется с ним договариваться. Если он увидит угрозу потери власти, то, боюсь, Сербия будет ориентироваться даже не на Россию, а на Манчжурию.
Если говорить объективно, то сегодня перед Вучичем стоит несколько сложных проблем. Например, что будет, если он подпишет договор о нормализации отношений с Косово? Не взорвет ли это Сербию? Как поступить с российским гуманитарным центром в Нише? Сейчас Вучичу удается не предоставлять его сотрудникам дипломатический статус, хотя на том настаивает Ивица Дачич. Ясно, что многие российские «спящие агенты» в Сербии пробудились и теперь делают все, что ожидает от них Москва. Как поступят русские, если Сербия выберет путь на Запад? Вспомните, что произошло в Черногории 16 октября 2016 года или в Македонии в апреле 2017.
Боюсь, что для Сербии тяжелые времена только начинаются.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1206
Похожие новости
24 сентября 2018, 23:00
24 сентября 2018, 17:30
25 сентября 2018, 07:15
24 сентября 2018, 20:15
24 сентября 2018, 20:15
25 сентября 2018, 01:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 сентября 2018, 07:30
23 сентября 2018, 16:15
20 сентября 2018, 03:30
23 сентября 2018, 03:00
22 сентября 2018, 12:45
20 сентября 2018, 20:00
20 сентября 2018, 09:00