Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

США готовятся воевать на два фронта — с Россией и Китаем одновременно

Торговая война между США и КНР в период пандемии коронавируса окончательно превратилась в подобие холодной войны, заявил зампред Совбеза РФ Дмитрий Медведев.
«Торговая война между Соединенными Штатами и Китайской Народной Республикой усугубилась идеологическим противостоянием и окончательно превратилась в некое подобие холодной войны. Больше сейчас и откровенных провокаций, в частности, в Европе. За минувший год стало привычным, что корабли НАТО постоянно приближаются в Балтийском и Черном морях к российским границам, иногда даже нарушая их», — написал он в статье для «Российской газете».
По мнению зампреда Совбеза, санкционная политика не испытала изменений даже во время пандемии. Например, борьба с «мирным коммерческим проектом» «Северный поток-2», наоборот, усилилась.
Стоит заметить, что о холодной войне, которая ведется Западом против России, у нас говорят с 2014 года. В последнее время много говорится и о холодной войне США с Китаем. Выходят, Штаты воюют на два фронта? Получится ли победить?
И еще. Насколько чисто исторический термин «холодная война» употребим в наше время?
— Конечно, сегодня реалии другие, — считает советник президента Российской ассоциации прибалтийских исследований Всеволод Шимов.
— Холодная война была основана на идеологическом противостоянии двух систем. Сегодня такого ценностного противостояния нет — есть конфликт геополитических игроков в рамках формирующегося многополярного порядка. В принципе, этот конфликт можно охарактеризовать как холодную войну, если понимать под этим противостояние, не приводящее к прямой военной конфронтации.
Собственно, Медведев перечислил в своем комментарии основные признаки этой новой холодной войны. Это, прежде всего, политика санкций, военные провокации на границах, попытки торпедировать неугодные экономические проекты. Это касается как России, так и Китая, который находится в геополитическом противостоянии с США, Японией и Южной Кореей уже не первое десятилетие.
Весьма симптоматично в этой связи обострение напряжённости вокруг Тайваня. Для России эта новая холодная война обретает форму нарастающего противостояния на постсоветском пространстве — в Белоруссии, на Украине, в Молдавии, Закавказье.
«СП»: — Медведев обратил внимание на то, что стало и больше откровенных провокаций НАТО. Это все еще холодная война?
— Безусловно, это элемент холодной войны. Пока он носит характер исключительно психологического давления. Аналогичным образом, внутри западного лагеря также актуализируется тема российской военной угрозы. В частности, именно в таком ракурсе воспринимались недавние российско-белорусские учения «Запад-2021». Нарастает напряженность вокруг Калининградской области, которую на Западе воспринимают как российскую военную крепость в сердце Европы.
«СП»: — С кем США ведут холодную войну: с нами или с Китаем? Понятно, что Китай для них реальная угроза (Россия опасна только своим оружием, до применения которого вряд ли дойдет), угроза доминированию. Но они Росси постоянно во всем обвиняют, придумывают санкции и т. п. Они «воюют» на два фронта? Возможна ли вообще холодная война в условиях многополярного мира?
— США и Запад в целом очень беспокоит военно-политическое сближение России и Китая, это, пожалуй, одна из центральных тем западной военно-политической аналитики. Конечно, российская угроза воспринимается в большей степени как второстепенная по сравнению с китайской, отношения Пекина и Москвы рассматриваются, прежде всего, с точки зрения того, что они способствуют дополнительному усилению КНР.
С другой стороны, Россия как более слабый игрок воспринимается и как более удобная мишень для атак. Поэтому агрессивность Запада именно в отношении Москвы не должна удивлять — с Пекином Запад подобный тон позволить себе не может.
«СП»: — Как, по-вашему, будет дальше развиваться это противостояние? Возможны ли какие-то альянсы и союзы? Можно ли говорить о том, что оно переформатирует нынешнее мироустройство?
— Как я уже сказал, тема российско-китайского сближения очень беспокоит Запад. Однако если противостояние продолжится, оно будет лишь стимулировать дальнейшее сближение Пекина и Москвы. Со своей стороны, США пытаются разыгрывать новые антикитайские комбинации в Азиатско-Тихоокеанском регионе, с привлечением не только Японии и Южной Кореи, но и Индии с Австралией. Формирование блока AUKUS c участием США, Великобритании и Австралии также может стать новым фактором мировой политики. Вашингтон плетет целую сеть альянсов, которую он попытается задействовать против своих геополитических конкурентов.
«СП»: — Существует опасность перерастания холодной войны в горячую? Или все же эпоха мировых войн ушла в историю, уступив место эпохе гибридных?
— Такая опасность маловероятна, но исключать ее нельзя. Конфликт может превратиться в подобие самораскручивающейся воронки, в которую будут втянуты все участники, утратившие контроль над процессом. Примерно так в свое время началась Первая мировая война. Однако все же издержки от такого конфликта будут слишком велики, и понимание неприемлемости подобного ущерба есть. Поэтому участники нынешнего противостояния постараются не выходить за рамки гибридных методов.
— Медведев неслучайно охарактеризовал текущий момент как «подобие холодной войны», — считает замдиректора Института стратегических исследований и прогнозов РУДН Павел Фельдман.
— Некоторые аспекты противостояния современной России и США, действительно, отсылают к опыту 50-х — 70-х годов прошлого века. Снова есть ядерное сдерживание, есть прокси-конфликты на территории третьих стран, есть экономическое давление. Однако формулировка «холодная война» звучит слишком примитивно и не отражает всей сложности российско-американских отношений. Правильнее будет говорить о «гибридной войне», которая ведется гораздо более изощренными методами.
«СП»: — Историческая холодная война была противостоянием двух равных сверхдержав. Разве сегодняшняя ситуация сравнима?
— Смысл холодной войны заключался в противоборстве коммунистической, атеистической сверхдержавы с капиталистическим, христианским Западом. Это была не просто битва экономических моделей, а столкновение двух непримиримых ценностно-идеологических систем. Неотъемлемым атрибутом этой войны был «железный занавес» — разделительная линия, проходящая по территории Европы. Сегодня о полноценной холодной войне не может идти речи, поскольку представители российских элит владеют крупными активами на Западе, свободно ездят в США и ЕС, а многие и вовсе имеют иностранное гражданство.
Информационные барьеры устранились после широкого распространения интернета. И Россия, и США придерживаются рыночной, капиталистической модели хозяйствования. Наконец, эпоха биполярного мира завершена. Сегодня существует множество автономных центров силы, каждый из которых ведет игру по своим правилам.
«СП»: — По силам ли Штатам «воевать» на два фронта?
— США — это государство, маниакально одержимое потребностью в контроле за всем, что происходит в мире. Такова их концепция национальной безопасности. Любой самостоятельный мировой игрок, не желающий быть вассалом Вашингтона, воспринимается ими как угроза. Договариваться с иностранными партнерами на взаимовыгодных условиях американцы разучились, избрав для себя роль мирового жандарма. Следовательно, их ждет гибридная война на несколько фронтов: не только с Россией и Китаем, но и с Латинской Америкой, Ираном, частью арабского мира, а также некоторыми европейскими странами. Имеющиеся у США ресурсы позволяют им враждовать с половиной мира, но в будущем ситуация может измениться.
«СП»: — При этом Москва и Пекин не создают каких-либо военных, политических и экономических объединений. Почему?

— И Россия, и Китай могут самостоятельно обеспечить собственную безопасность. Для наращивания экономического сотрудничества им достаточно площадок БРИКС и ШОС. Между Москвой и Пекином есть взаимопонимание, налажен прямой и откровенный диалог лидеров двух стран. Проводятся совместные военные учения. Однако для создания полноценного военного блока, видимо, время еще не пришло. Возможно, учреждение Англией, США и Австралией оборонного альянса AUKUS ускорит этот процесс. В любом случае инициатива должна исходить от китайских партнеров, поскольку именно они на современном этапе провозглашаются главной угрозой для коллективного Запада.
«СП»: — Прошлая холодная война все же имела проявления «горячей» в разных точках мира, где сверхдержавы воевали, не сталкиваясь друг с другом. Вот и сейчас Медведев упоминает Сирию, Ливию, Афганистан, Нагорный Карабах, Африку. Можно ли считать это столкновением США с Россией или Китаем? До чего все это может дойти? Есть ли угроза прямого столкновения и где?

— Если даже во времена холодной войны не произошло прямого столкновения, то сейчас его точно не будет. Наличие у трех сверхдержав ядерного оружия (возможность гарантированного взаимоуничтожения) остужает некоторые горячие головы. Россия, США и Китай неразрывно связаны финансовыми интересами элит, которые умудряются зарабатывать на торгово-экономических операциях даже в это непростое время. Возникающие противоречия принимают форму военных конфликтов лишь на территории третьих стран. К сожалению, количество таких буферных зон будет только расти.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

465
Похожие новости
02 декабря 2021, 15:30
03 декабря 2021, 14:00
28 ноября 2021, 01:15
27 ноября 2021, 17:45
30 ноября 2021, 00:45
02 декабря 2021, 19:15
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
05 декабря 2021, 14:00
06 декабря 2021, 09:00
06 декабря 2021, 09:00
06 декабря 2021, 01:15
06 декабря 2021, 01:15
Новости СМИ
 
Популярные новости
30 ноября 2021, 16:15
01 декабря 2021, 22:15
01 декабря 2021, 15:00
02 декабря 2021, 15:45
02 декабря 2021, 02:15
03 декабря 2021, 12:30
02 декабря 2021, 17:30