Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

США ощутили приступ слабости

Американские Сухопутные войска, ВМС и ВВС уменьшились примерно на 40%

Военный потенциал США упал по сравнению со временами холодной войны. Американская армия больше не способна одновременно воевать с Россией, Китаем и любой другой державой, как того требовала военная доктрина 1960-х. Сегодня высока вероятность, что в случае возникновения даже одного регионального конфликта с полноценным участием США, уровень потерь Америки может оказаться неожиданно высоким. Об этом в среду, 23 ноября, написал вице-президент Института Лексингтона Дэн Гур в статье для журнала The National Interest.

Гур, указывая на ослабление США, приводит следующие цифры:

— в Сухопутных войсках на 2016 год числится 479 тысяч военнослужащих — меньше, чем когда-либо со времен начала Второй мировой войны; в армии осталось 30 бригад — на треть меньше, чем еще три года назад;

— ВМС США располагают 273 кораблями — с аналогичным по размеру флотом Америка вступала в Первую мировую в 1917 году;

— ВВС страны насчитывает около 5 тысяч самолетов — меньше, чем было при выделении их в отдельный род войск в 1947 году;

— в целом, в США Сухопутные войска, ВМС и ВВС уменьшились примерно на 40%, если сравнивать с окончанием холодной войны.

Эксперт приводит любопытный пример. В 1972 году при налетах на Вьетнам США потеряли около 20 бомбардировщиков В-52, однако тогда сбитые самолеты составляли «ничтожный процент от американского воздушного флота». В наши дни, по подсчетам Дэна Гура, потеря такого же количества бомбардировщиков означала бы потерю 10% от их общего числа, и «американская бомбардировочная авиация была бы обескровлена».

По мнению вице-президента Института Лексингтона, проблема в следующем: после распада СССР в США возобладало мнение, что основная угроза исходит от региональных держав наподобие КНДР или Ирана. В результате, была принята доктрина, согласно которой США смогли бы участвовать одновременно в двух локальных конфликтах. Но фактически, утверждает Гур, нынешний уровень военной мощи США не удовлетворяет этому требованию. По его мнению, в случае одновременного начала двух крупных региональных конфликтов Вашингтон смог бы полноценно участвовать только в одном. Да и то без гарантий победы.

С точки зрения Минобороны США, нынешний список стратегических угроз для Америки выглядит так: Россия, Китай, КНДР, Иран, исламский терроризм. Между тем, любой потенциальный конфликт с первыми двумя странами из списка вряд ли будет «региональным», отмечает The National Interest. Кроме того, США долгое время уповали на свое технологическое превосходство, но теперь оно нивелировано усилиями России и КНР по разработке «асимметричных ответов» на высокотехнологичные американские вооружения, утверждает издание. Даже Северная Корея имеет возможность нанести удар по военным базам США в Азии, а радиус поражения иранских ракет перекрывает почти весь Ближний Восток.

В результате, считает The National Interest, налицо опасная тенденция: необходимость США в военной силе растет, а военный потенциал страны падает.

Что стоит за подобными оценками, насколько в действительности ослабли США?

— США опоздали с модернизацией вооружений, погнавшись за фантастическими проектами, вроде лазерного оружия, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — В результате, Америка отстала в модернизации танков, артиллерии и авиации.

Многоцелевой истребитель пятого поколения F-22 «Раптор» — единственное достижение американцев, да и тот получился чрезмерно дорогим. США, напомню, прекратили производство F-22, и в реальных боевых действиях он не участвует. С другой стороны, парк истребителей F-15 и F-16 изнашивается, поскольку эти машины также сняты с производства.

Теперь американцы делают ставку на семейство малозаметных истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35. До конца 2016 года ВВС США должны объявить о первичной оперативной готовности этих самолетов. Но уже сейчас проект критикуют за высокую стоимость: общий бюджет F-35 оценивается в $ 1,3 трлн. Причем, летные испытания еще продолжаются, а разработчикам нужно решить целый ряд технических проблем.

На военно-морском направлении ситуация иная. США выпустили достаточное количество надводных кораблей, оснащенных системой ПРО «Иджис». На них имеются и крылатые ракеты «Томагавк» с дальностью стрельбы до 2500 км. Это хорошее оружие, но оно предназначено, прежде всего, для использования в региональных конфликтах. Больших стратегических задач эти корабли решить не смогут, особенно если учесть меры противодействия.

Например, на них нет современных противокорабельных крылатых ракет. Американская противокорабельная ракета «Гарпун» ведет родословную с конца 1960-х. Эта малогабаритная ракета имеет дозвуковую скорость полета, и явно устаревшую конструкцию. Это значит, что в морском сражении новейшие американские корабли с системой «Иджис», возможно, обречены на проигрыш.

Да, США по-прежнему могут опираться на море на ударные авианесущие группировки. Но с развитием новейших крылатых ракет и авианосцы становятся весьма уязвимыми. Если, скажем, наши тяжелые крейсера получат на вооружение гиперзвуковые противокорабельные ракеты «Циркон», это де-факто будет означать конец американским авианосным группам.

Давно не модернизировались и стратегические ядерные силы США. Трехступенчатая баллистическая «Трайдент-2» остается хорошей ракетой, но по мере развития систем ПРО и она становится уязвимой. Например, «Трейдент-2» не может маневрировать, преодолевая ПРО, как российские «Ярс» или «Булава». Значит, Америке нужны и новые баллистические ракеты, и новые подводные лодки под них.

Чтобы решить перечисленные проблемы, Америке необходимо затратить колоссальные деньги.

«СП»: — Как будет решать эти проблемы избранный президент США Дональд Трамп?

— Заметьте: количество и качество Вооруженных сил США снизилось, а расходы на оборону только выросли. Деньги идут на глобальные амбиции Америки — те самые военные базы по всему миру, плюс на проекты фантастических вооружений, которые, возможно, в ближайшие несколько десятков лет не смогут быть осуществлены.

Трамп в своих предвыборных заявлениях обещал свернуть часть войн, которые США ведут по всему миру. Плюс, возможно, урезать количество военных баз, и свернуть наиболее экзотические проекты в области высокотехнологичных вооружений.

Но будет ли он придерживаться этой повестки, совершенно неясно. Так, миллиардер уже отказался от ряда громких обещаний. Например, от строительства стены на границе с Мексикой, и от уголовного преследования Хиллари Клинтон в связи с «почтовым скандалом».

У меня были определенные надежды, что Трамп договорится с нами о совместной сухопутной операции в Сирии. В этом случае американцы наступали бы на позиции «Исламского государства» * с севера, а мы с юга — и за пару месяцев с террористами было бы покончено. Но Трамп ведет себя как флюгер. Думаю, вряд ли можно предсказывать военно-политические действия новой американской администрации до тех пор, пока Дональд Трамп не встретится с президентом РФ Владимиром Путиным.

Ясно одно: тренд на военное усиление США никуда не денется. Причем, американцы нацелены на широкую модернизацию своих Вооруженных сил, а значит, на каких-то направлениях им придется ужиматься.

«СП»: — России это на руку?

— Наша задача — заставить американцев сконцентрировать против нас как можно больше ресурсов в Европе. Если такой же стратегии будут придерживаться Иран и Китай, американцы банально надорвутся.

— Нельзя оценивать военный потенциал, исходя лишь из количества военнослужащих, числа самолетов и кораблей — это устаревший подход, сегодня он не работает, — отмечает полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Виктор Мураховский. — Поскольку боевые возможности самой техники существенно возросли. В современных условиях гигантское значение имеют другие факторы, которые прямо не связаны с количеством вооружений.

Я имею в виду современные системы разведки, системы связи, автоматизированные системы управления войсками и оружием. На деле, интеграция вооружений, военной техники и военнослужащих, которая происходит в рамках современных управляющих систем, дает мультипликативный эффект. Это приводит к существенному повышению военного потенциала и боевой эффективности формирований.

Поэтому, на мой взгляд, статья в The National Interest — это заявка на выделение дополнительных ассигнований на армию со стороны американских военных и ВПК.

«СП»: — Как выглядят реальные военные возможности США?

— Они весьма велики. И они реально выросли — по сравнению с периодом Второй мировой, и со временами холодной войны. Причем, выросли кратно. Именно за счет того, что развивались не только системы вооружений — развивались средства их применения и интеграции в межвидовые группировки войск и сил.

«СП»: — «Заявка» в The National Interest связана со сменой американской администрации?

— Я смотрю на то, что реально планируют американские Вооруженные силы. Давно известно, что военная доктрина США предусматривает перенос основных усилий на Азиатско-Тихоокеанский регион, и Тихоокеанское командование сейчас является основным в системе территориальных командований США. Даже Европе не уделяется столько внимание — это второстепенный военный театр на нынешней карте мира, по мнению американских военных.

Но симптоматично другое. Недавно прошла конференция Ассоциации Сухопутных войск США — и там вопрос ставился ровно в той же плоскости, что в The National Interest: людей мало, новая техника не разрабатывается, военная доктрина не соответствует реальным потребностям страны. Такой же подход продемонстрировала конференция Ассоциации ВВС.

При этом надо понимать: эти американские ассоциации — очень своеобразные негосударственные организации. Они объединяют и военную промышленность, и действующих военнослужащих, что очень важно, плюс, отставников. По сути, эти ассоциации генерируют некий общий посыл со стороны военных в адрес политического руководства США.

И сейчас посыл налицо — в адрес избранного президента США Дональда Трампа и его формирующейся команды. Но как новая администрация будет действовать на практике — вопрос пока открытый.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Андрей Полунин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1778
Похожие новости
05 декабря 2016, 01:45
06 декабря 2016, 12:45
06 декабря 2016, 23:15
06 декабря 2016, 19:45
05 декабря 2016, 19:15
06 декабря 2016, 12:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
02 декабря 2016, 06:30
06 декабря 2016, 13:00
03 декабря 2016, 04:00
03 декабря 2016, 11:31
05 декабря 2016, 15:00
30 ноября 2016, 11:00
04 декабря 2016, 15:30