Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

США сдают Афганистан Китаю? Зачем китайский дракон пришел в Афганистан? Проигрывая войну: одна неуклюжая метафора за другой

На Западе обратили внимание на присутствие китайских военных в Афганистане. Речь идет о совместных полицейских операциях Пекина и Кабула в приграничном с КНР Ваханском коридоре. Стороны не афишируют сотрудничества, а Пентагон закрывает на него глаза. Несмотря на противоречия между Китаем и США в других регионах, в Афганистане у них общий враг — исламисты. Эксперты прогнозируют рост китайского военного присутствия в этой стране по мере свертывания западного контингента.

Подразделения китайской Народной вооруженной полиции уже действуют в Афганистане, проводя совместные контртеррористические операции с местными военными, и Пекин готовится расширить свое присутствие в этой стране с уходом американцев и НАТО. Об этом пишет Defense News. При этом в Пентагоне очень неохотно говорят о действиях китайских военных на афганской территории, подчеркивает издание.

«Мы знаем, что они там присутствуют», — таким комментарием ограничился официальный представитель военного ведомства США.

От более развернутых ответов американские военные и в Вашингтоне, и в Кабуле уклонились. При этом вмешательство в афганские дела России или Ирана наталкивалось на осуждение со стороны Белого домом. Молчание вокруг вокруг ситуации в Афганистане находится в разительном контрасте и с риторикой Пекина и Вашингтона в споре о статусе островов в Южно-Китайском море. Объяснить это можно только одним: непубличные договоренности между Пекином и Вашингтоном выгодны обеим сторонам, пишет Defence News.

Официальные лица в Китае и Афганистане поначалу вообще отрицали факт проведения совместных операций на афганской территории. Первые документальные подтверждения этому появились лишь в конце прошлого года, когда индийское издание Wion News опубликовало фотографии, демонстрирующие китайскую военную технику в регионе под названием Малый Памир на северо-востоке страны.

Это бесплодное высокогорное плато представляет собой полосу территории Афганистана, граничащей с Таджикистаном, Китаем и Пакистаном, и именуется также Ваханским коридором.

Недавно факты появления там китайской бронетехники зафиксировало и агентство Reuters. Журналистами был идентифицирован китайский бронеавтомобиль Дунфэн EQ 2050, который считается нелицензионной копией американского «Хамви». Первое время часть комплектующих для производства этой машины даже поставлялась в КНР из США. Также в Ваханском коридоре заметили бронеавтомобиль Norinco VP11. Этот броневик относят к классу MRAP (Mine resistant ambush protected — миностойкий засадозащищенный). Его отличает особая конструкция днища: оно собрано из нескольких бронелистов, сопряженных в форме латинской буквы V. Этот прием должен дополнительно защищать экипаж и груз автомобиля от подрыва взрывных устройств под колесами или днищем машины.

В марте в Пекине наконец официально подтвердили, что его полицейские подразделения действительно проводят совместные контртеррористические операции вдоль китайской границы на основе двусторонних соглашений между Китаем и Афганистаном. Народно-освободительная армия КНР в этих действиях участия не принимает, подчеркнул представитель Народно-освободительной армии (НОА) Рен Гоцян, отвечая на вопрос Financial Times на пресс-конференции.

В Ваханском коридоре Афганистана действует Китайская Народная вооруженная полиция — часть вооруженных сил, но не армия, а аналог российской Нацгвардии, объяснил ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.

По словам эксперта, информация о рейдах НВП в Ваханский коридор появлялась и ранее, но в конце 2016 — начале 2017 года ее присутствие в регионе, видимо, стало более масштабным и регулярным. Этот участок афганской территории — малонаселенный и практически никем не контролируемый район с экстремальными природными условиями, где отсутствует инфраструктура и какие-либо органы власти, рассказал Кашин.

Раньше там укрывались боевики Исламского движения Восточного Туркестана (ИДВТ), напомнил специалист. По его мнению, Китай заинтересован в поддержании порядка в этом районе, поиске и ликвидации возможных баз боевиков и действует с согласия правительства Афганистана.

Для того, чтобы создать условия подобного взаимодействия, начальники генеральных штабов КНР, Таджикистана, Афганистана и Пакистана в августе 2016 подписали в китайском Урумчи соглашение о сотрудничестве вооруженных сил четырех стран в борьбе с терроризмом, уточнил Кашин.

В январе СМИ в Китае даже распространили информацию о том, что китайские военные спасли подразделение американского спецназа, подвергшегося нападению боевиков движения Талибан. И хотя официальные представители афганского контингента вооруженных сил США такой факт отрицают, по мнению Defense News, такие сообщения свидетельствуют о заинтересованности обеих сторон в совместной борьбе с террористами в регионе.

Старший научный сотрудник Института Восток-Запад Франц-Штефан Гэди объяснил Defense News, что Китай среди своих приоритетных целей ставит задачу уничтожения ИДВТ, имеющей влияние на проживающих в КНР мусульман-уйгуров. Целью группировки считается создание независимого исламского государства в Восточном Туркестане и обращение в ислам остальных китайцев. Ее борьба с китайскими властями началась еще в далеком 1949 году. В течение многих лет ИДВТ демонстрировало террористическую активность во всем Центрально-Азиатском регионе. Госдепартамент США причислил ИДВТ к террористическим организациям в 2002 году.

Уйгуры есть и среди боевиков «Исламского государства» в Ираке и Сирии. Недавно они поклялись вернуться домой и нанести адекватный ущерб Китаю, что не может не беспокоить Пекин, подчеркнул Гэди.

Подразделения и части вооруженных сил США в Афганистане — объективный союзник Китая в борьбе с терроризмом, пишет Defense News. По данным издания, сейчас в Афганистане находятся 15 тысяч военнослужащих США и стран НАТО. В разгар войны их было почти в 10 раз больше — примерно 130 тыс. Сегодня американцы в основном заняты обучением афганских военных и бойцов местных полицейских формирований. Отдельная контртеррористическая миссия под руководством США сосредоточена на ликвидации лидеров «Аль-Каиды» (организация запрещена в России). Уменьшение группировки западной коалиции в Афганистане негативно отразилось на безопасности в регионе: активизировались и Талибан, и «Аль-Каида», и уйгурские исламисты.

Пекин минимум дважды выражал озабоченность по поводу уменьшения военного присутствия Запада в Афганистане, рассказал Гэди.

Китайские полицейские операции в Афганистане отвечают интересам Пекина, а США зависят от этой помощи, считает Сунг-Юн Ли, профессор американской Юридической и дипломатической школы Флетчера, специалист по странам Восточной Азии. По мнению эксперта, у Китая нет никаких причин отказываться от проведения контртеррористических операций в этой стране.

При этом ситуация действительно представляет собой уникальную дилемму для Вашингтона. С одной стороны, помощь Китая пострадавшему от длительных войн Афганистану рассматривается как безусловно полезная. С другой стороны, между Пекином и Вашингтоном складываются весьма непростые отношения из-за искусственных островов в Южно-Китайском море.

Финансовые интересы Китая в Афганистане нацелены на освоение природных ресурсов и полезных ископаемых этой страны, а также доступ на среднеазиатские рынки. Пекин рассматривает Афганистан как важный регион в своих планах по созданию Нового шелкового пути — транспортных артерий, соединяющих Китай с Европой.

Поскольку присутствие Запада в этой стране постепенно уменьшается, Китай заполняет образовавшиеся пустоты, последовательно отстаивая при этом свои интересы, рассуждает Гэди.

Эксперт напомнил, как в 2015 году, после того, как Талибан захватил афганский город Кундуз, имеющий стратегическое значение на севере страны, Пекин начал активно сотрудничать с Кабулом.

КНР выделила $73 млн. на поддержку афганских сил безопасности. В Китае сейчас обучается афганская пограничная полиция, а китайское правительство поставляет Афганистану оружие и военную технику, включая бронежилеты, средства разминирования и бронетехнику.

Эксперт Сунг-Юн Ли призывает не рассматривать молчаливое согласие Вашингтона на участие Китая в афганских делах как смягчающий фактор в отношениях между США и КНР. По его мнению, в двусторонних отношениях слишком много разногласий по другим вопросам. Помимо урегулирования спора в Южно-Китайском море США хотят, чтобы Китай предпринял значительно большие усилия по сдерживанию КНДР, в частности не препятствовал Южной Корее в развертывании противоракетной системы THAAD.

По мнению Гэди, вряд ли китайские военные в ближайшее время продвинутся вглубь Афганистана, за пределы пограничного района. По крайней мере, пока США и их союзники находятся в Афганистане, роль Китая в этой стране останется сравнительно незначительной.



 
 
 
 

Западную коалицию может сменить антитеррористический альянс Востока.

Американское издание Military Times аффилированное с информационными структурами оборонного ведомства США, опубликовало сообщение представителей Пентагона о том, что подразделения вооруженных сил КНР пересекли границу Афганистана.

Согласно утверждениям американских военных, бойцы народно-освободительной армии Китая (НОАК) осуществляют на Северо-Востоке Афганистана войсковую операцию против действующих в приграничье незаконных вооруженных формирований. Причем, все происходит, судя по всему, с согласия Кабула, поскольку свои действия китайцы осуществляют во взаимодействии с правительственными силами Исламской республики Афганистан.

Операция, как сообщает упомянутое издание, проводится вдоль 60-километрового участка афганско-китайской границы. Эти места в последнее время вызывали немалое беспокойство Пекина, поскольку труднодоступные горные массивы использовались боевиками исламистских группировок уйгурских сепаратистов, влившихся в ряды запрещенной в России террористической организации ИГ, в последнее время серьезно активизировавшейся в Афганистане.

Официальные власти Китая и Афганистана пока не подтверждают данных о том, что китайские войска проводят военную операцию на афганской территории.  Однако, в контексте происходящих событий, факт появления китайских военных в Афганистане не кажется удивительным.

6 марта РИА Новости сообщило об ультиматуме, объявленном запрещенной в России боевиками «Исламского государства» Китаю. В ролике, смонтированном экстремистами, портрет председателя КНР Си Цзиньпина превращается в поток пламени, и звучит текст: «О вы, китайцы, которые не понимают, что люди им говорят. Мы — солдаты Халифата, и мы придем к вам. Мы объясним вам на языке оружия. Мы прольем реки крови, мстя за угнетенных».

Под «угнетенными» халифатчики понимают, надо полагать, мусульманское население Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР (главным образом уйгуров), которые вынуждены жить в светском государстве по его законам. К этому можно прибавить, что несколько сотен уйгурских террористов действуют в составе банд ИГ на Ближнем Востоке и в Афганистане.

О беспокойстве Пекина активизацией халифатчиков на севере Афганистана свидетельствует, в частности, и участие его в прошедших 15 февраля в Москве международных консультациях по афганскому вопросу, в которых приняли участие представители России, Афганистана, а также Ирана, Пакистана, Индии и Китая. В ходе них стороны договорились о наращивании усилий, направленных на содействие процессу примирения, при условии сохранения руководящей роли Кабула и соблюдения оговорённых прежде принципов интеграции бывших боевиков в мирную жизнь.

Ранее представители КНР участвовали в трехсторонней российско-китайско-пакистанской встрече в Москве, так же посвященной афганской проблеме. Целью проводимой операции, если она в действительности имеет место, может быть создание зоны безопасности, позволяющей надежно прикрыть государственную границу КНР от проникновения террористов.

Согласие Кабула на присутствие китайских войск на территории страны может быть связано с неспособностью или нежеланием оккупационного контингента НАТО противодействовать усилению ИГ в Афганистане. Напомним, что представители афганских властей – законодатели и военные, прямо обвиняли американцев и их союзников в помощи ИГ и даже в переброске халифатчиков транспортной авиацией на север страны.

К этому можно прибавить и то обстоятельство, что НОАК, являющаяся одной из самых сильных армий мира, имеет крайне ограниченный боевой опыт. И стремление его приобрести может быть одним из мотивов для принятия решения о проведении такого рода операции против бандформирований террористов на территории сопредельного государства.

Впрочем, есть основания полагать, что к мероприятиям по борьбе с НВФ могут присоединиться и другие, помимо КНР, государства. Так, вскоре после упомянутых консультаций по Афганистану в Москве, Тегеран объявил, что в Иране разработана программа, способная помочь афганским фермерам отказаться от выращивания опиумного мака. Заместитель руководителя Управления по борьбе с наркотиками Ирана Ассадолла Хадинежад заявил о готовности своей страны оказать помощь Афганистану, чтобы заменить выращивание опиумного мака в этой стране другой сельскохозяйственной культурой.

Чиновник подчеркнул, что афганские фермеры могли бы заменить выращивание опиумного мака другими сельскохозяйственными продуктами, включая кунжут и кукурузу, и продавать их в Иран по привлекательным для афганских декхан ценам.

Однако, для реализации этой в высшей степени важной и гуманной программы необходим ряд условий. Первое из них, это обеспечение безопасности крестьян, отказавшихся от выращивания мака. Второе, это опять же обеспечение безопасности тем, кто будет скупать урожай и вывозить его в Иран. И третье – обеспечение безопасности границ, которые сегодня заблокированы, чтобы предотвратить проникновение опиума и героина в Иран.

Очевидно, что афганские силы безопасности в силу целого ряда причин эти задачи не решат, так же как и оккупационные войска НАТО (они даже и пытаться не станут). Учитывая реалистичность и прагматизм иранского руководства, можно не сомневаться, что Тегеран, прежде чем озвучивать программу, уже продумал все аспекты ее реализации, включая и вопросы безопасности. Которые, несомненно, сможет обеспечить только иранский контингент.

Возможно, что указанный проект является лишь небольшой и самой привлекательной в гуманитарном плане частью более значительных планов по противодействию ИГ в Афганистане и защите шиитов в провинциях Герат и Фарах, которым Иран традиционно покровительствует и которые являются объектом особой ненависти халифатчиков.

Отметим, что Иран, так же как Китай и Россия, категорически не согласен с превращением Афганистана в плацдарм террористов, с которого ИГ будет наносить удары по сопредельным странам.

Таким образом, если информация, сообщенная американским изданием, соответствует действительности, можно предположить, что действия НОАК являются первыми шагами по созданию новой восточно-европейской антитеррористической коалиции на территории Афганистана.

Борис Джерелиевский



Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1190
Похожие новости
21 октября 2017, 07:30
23 октября 2017, 07:45
22 октября 2017, 11:30
23 октября 2017, 07:45
21 октября 2017, 07:30
22 октября 2017, 18:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
19 октября 2017, 07:00
16 октября 2017, 20:45
18 октября 2017, 10:45
19 октября 2017, 15:00
17 октября 2017, 19:45
20 октября 2017, 16:30
22 октября 2017, 14:30