Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Станет ли Марин Марианной* XXI века?

Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен

Выборы во Франции проходили в 101-м департаменте с 22 по 29 марта 2015 года. На кону − большинство в местных законодательных советах и политическая ориентация регионов перед президентской гонкой 2017 года. Результаты второго тура принесли три новости: Социалистическая партия действующего президента Франсуа Олланда потерпела сокрушительное поражение, бывший президент Николя Саркози триумфально вернулся в большую политику, а «Национальный фронт» Марин Ле Пен подтвердил свою роль в качестве третьей силы.

Социалисты смогли победить только в 34-х департаментах (против 61-го в 2011 году), непопулярность Олланда стоила партии власти 28-ми департаментов, которые неожиданно метнулись вправо. Недовольство социалистами объяснимо: правительство Олланда не может справиться с растущей безработицей, экономический рост остался в мечтах, количество срочных трудовых договоров взрывообразно растёт. Прибавим евроскепсис, раздражение не меняющейся миграционной политикой и растущее вмешательство США во внутренние дела.

В отличие от социалистов, которые так и не смогли сформировать на мартовских выборах единый левый блок, центристы и правые провели блестящую комбинацию и получили контроль над 67-ми департаментами. Их победа выглядит тем более убедительно, что 28 лояльных левым департаментов, в том числе вотчина Олланда Коррезе, проголосовали за правых. В целом правоцентристский блок по итогам второго тура набрал 37,5% голосов против 25,5% у социалистов.

Непотопляемый Николя

Хотя французы проголосовали за консерваторов, скорее, за неимением лучшего, чем от большой любви, Николя Саркози всё равно может с оптимизмом смотреть в будущее. Теперь его возвращение в президентское кресло выглядит всё более и более правдоподобным. Да, электорат «Национального фронта» растёт не по дням,а по часам, но сил, чтобы тягаться с Саркози у Ле Пен ещё маловато.

Экс-президент Франции вернулся в большую политику ещё осенью прошлого года. Тогда он снова стал у руля «Союза за народное движение», правда, его позиции в партии уже не те, что раньше. В ходе партийного голосования кандидатура Саркози набрала только 64%, тогда как сам он пророчил себе все 80%. Триумфа не получилось, но за последнее время экс-президенту удалось вернуть кредит доверия, не в последнюю очередь за счёт падающей популярности социалистов. Кто как не Саркози заявлял о крахе мультикультурализма? Трагедия в редакции «Шарли Эбдо» позволила экс-президенту республики вернуть кредит доверия: в январе он напрямую обвинил социалистов в излишней лояльности по миграционному законодательству и вялой реакции на угрозы исламистов.

Конечно, в свой прошлый президентский срок Николя Саркози успел нажить себе врагов. До сих пор ведётся расследование сразу по нескольким громким делам, связанным с его именем. Так, в 2013 году Саркози предъявили обвинение по делу Лилиан Бетанкур, которая в 2007 году незаконно финансировала его президентскую кампанию. Персона Бетанкур во Франции воспринимается неоднозначно, ей принадлежит косметический гигант «Лореаль», на который регулярно жалуются за несоблюдение норм трудового законодательства. Кроме этого, на счету Бетанкур несколько громких дел о неуплате налогов. В финансировании президентской кампании Саркози замешан и экс-лидер Ливии Муаммар Каддафи, «коварно преданный французским другом». Саркози связан с ещё одним скандалом: арестом Доминика Стросс-Кана, видного политика от партии социалистов, которого он сначала сослал в МВФ, а затем, якобы, подставил под дело о сексуальных домогательствах.

Впрочем, все эти скандалы не помешали Саркози выйти победителем из мартовских выборов. Несмотря на то, что победа правоцентристского блока была одержана не только благодаря его «Союзу за народное движение», медиа уже окрестили результаты департаментских выборов «триумфом Саркози».

Что ж, экс-президент показал себя как тонкий стратег. Выборы в местные советы организованы по мажоритарной системе: если в первом туре ни один кандидат не набирает 50% голосов, назначается второй тур. Победа в первом туре редкая для Франции вещь, поэтому начинается игра коалиций. И если социалисты при любом раскладе призывают голосовать против «Нацфронта», то Саркози прибегает к политике «ни-ни», призывая своих избирателей не поддерживать ни левых, ни радикально-правых. Расчёт тонок: социалисты, как бы то ни было, главные конкуренты «Союза за народное движение», их нужно победить любой ценой, а «Национальный фронт» партия протестного голосования, привести её к реальной власти французы испугаются, и уж лучше отдадут свои голоса Саркози, чем «Гитлеру в юбке», как Ле Пен окрестила французская компартия.

Третья сила

«Национальному фронту» на мартовских выборах пророчили небывалый успех, говорят, что Марин Ле Пен снова, как после победы на выборах в Европарламент, хотела объявить фронтистов первой партией Франции. Но практика показала, что участвовать на равных в большой игре «Нацфронту» ещё сложно. Это было понятно ещё в феврале, когда фронтисты уступили социалистам во втором туре выборов в муниципалитете Ду, хотя в первом туре с помпой праздновали победу. Несмотря на «кремлёвские» деньги и харизму Марин Ле Пен, её партии не хватает аппарата, развитой сети локальных партийных ячеек и сильных кандидатов на местах. В этот раз фронтисты смогли выставить кандидатов в 93% кантонах, но количество кандидатов и их качество – разные вещи. По итогам второго тура «Нацфронт» увеличил своё представительство в законодательных советах департаментов, но большинства не добился ни в одном регионе.

Получается, что фронтисты пока остаются «тревожной кнопкой», которая работает на традиционные партии правого и левого блока. В первом туре избиратели пугают своих политиков протестным голосованием за ультраправых, но выбрать «Национальный фронт» в решающий момент – совсем другое дело. Так было и на президентских выборах в 2002 году, когда ультраправые достигли небывалого успеха: Жан-Мари Ле Пен прошёл во второй тур вместе с Жаком Шираком. Но призывы «защитить республику» и «встать единым фронтом против радикалов» сработали. Французы испугались сами себя и установили своеобразный рекорд единодушия – Ширак победил, набрав более 80% голосов.

В целом, «кремлёвские» инвестиции в Марин Ле Пен пока не оправдали ожиданий, но главное – впереди. Местные выборы показали, что «Национальный фронт» укрепил свою электоральную базу на местах, постепенно превращаясь из радикальной партии одного человека в институциональную политическую силу. 22% по итогам второго тура – это всего лишь на 3% меньше, чем у социалистов.

Таким образом «Национальному фронту» всё-таки удалось стать третьей силой во французской политике, и так или иначе Саркози и Олланду придётся с этим считаться.

*Марианна (фр. Marianne) — национальный символ Франции со времён Великой Французской революции, олицетворяющий французский девиз «Свобода, Равенство, Братство».

Екатерина Смирнова

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

801
Похожие новости
19 августа 2017, 16:31
19 августа 2017, 16:30
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 23:00
23 августа 2017, 15:30
19 августа 2017, 16:30
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
18 августа 2017, 17:30
18 августа 2017, 09:45
18 августа 2017, 23:01
19 августа 2017, 16:31
18 августа 2017, 07:33
18 августа 2017, 10:00
18 августа 2017, 13:00