Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Станислав Тарасов. Саргсян сыграл в «Восточное партнерство» с Алиевым

Азербайджан в ловушке ЕС
В Брюсселе прошел саммит «Восточного партнерства», в котором приняли участие представители Евросоюза и шесть стран-участниц ВП — Азербайджана, Армении, Грузии, Молдавии, Белоруссии и Украины. По всем признакам, этот форум тщательно готовился европейскими чиновниками. В этой связи Deutsche Welle специально отмечала, что «сигналом является само место проведения, — Брюссель — это четко демонстрирует приверженность всего Евросоюза «Восточному партнерству». К тому же за время, прошедшее с предыдущего саммита в Риге в мае 2015 года, вступили в силу три соглашения об ассоциации: с Грузией, Молдавией и Украиной, что вывело три эти страны в отдельную институциональную группу, в отношении которой в Брюсселе постоянно повторяют слово «имплементация» — то есть реализация соглашений в контексте проведения реформ.
Во вторую группу определили Армению, Азербайджан и Белоруссию. Именно здесь произошло самое важное событие, которое европейскими политиками и СМИ подается как «главное достижение» форума «Восточного партнерства» в Брюсселе: подписание соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве между Евросоюзом и Ереваном. При этом отметим, что Армения входит в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), и, как подчеркивают сейчас многие армянские эксперты, «Ереван пошел на многое, чтобы соглашение с Европейским союзом было совместимым с обязательствами Армении в рамках ЕАЭС». Между Баку и ЕС переговоры о новом рамочном соглашении только ведутся. А что касается Минска, то в отличие от других стран второй группы Белоруссия еще не начинала переговоры о соглашении в силу «отсутствия в отношениях с Брюсселем глубоких системных результатов».
Таким образом можно констатировать — по разным причинам — определенную схожесть позиции Белоруссии и Азербайджана и образовавшуюся границу с Ереваном, который вместе с Минском является членом ЕАЭС. Но сначала об общей идее, которая начинает объединять все страны-члены «Восточного партнерства». Они подписали итоговое заявление, в котором перечислены 20 стратегических целей до 2020 года. Но, во-первых, нет никаких обещаний членства в Евросоюзе для стран-участниц. Во-вторых, в тексте фиксируются «европейские устремления» и «европейский выбор» для Грузии, Молдавии и Украины, то есть, содержится политическое положение, которое отсутствует в соглашениях ЕАЭС, который позиционирует себя только как «международную организацию региональной экономической интеграции, обладающую международной правосубъектностью». Так что когда Брюссель перед «Восточным партнерством» уже не ставит выбором «или — или», заменив его позицией «и — и», формально придраться не к чему.
Теперь о разнице, которая может иметь принципиальное значение. После брюссельского саммита в Закавказье складывается следующая ситуация: Грузия имеет соглашение об ассоциации с ЕС, Армения — соглашение с ЕС, Азербайджан может подписать, а может и не подписать, и еще надо понять, что именно. В этой троице два государства — Грузия и Азербайджан — утратили контроль над частью своих бывших территорий. Тбилиси в формате «Восточного партнерства» по части выстраивания отношений с Абхазией и Южной Осетией вел невнятную политику. Складывается ощущение, что ставку Грузия делает на практическую реализацию разработанных ЕС программ, чтобы в перспективе выглядеть в глазах Сухума и Цхинвала в самом привлекательном виде. Как считают грузинские эксперты, «территориальная целостность страны оставлена «на потом».
Что касается Азербайджана, то он на этапе подготовки заключительного документа саммита ВП в Брюсселе вел ожесточенную борьбу за формулировки, которые можно было ретранслировать на нагорно-карабахский конфликт. В совместной итоговой декларации саммита упоминается, что «Европейский союз по-прежнему привержен делу поддержки территориальной целостности, независимости и суверенитета всех своих партнеров» в сочетании с призывом «возобновить усилия по содействию мирному урегулированию неразрешенных конфликтов в регионе на основе принципов и норм международного права». Бакинский портал News.az интерпретирует это как «провал попыток армянской стороны» внести поправки, «преследуя свои интересы агрессора». Однако в декларации какой-либо конкретный конфликт не указывается.
При этом Баку желал бы видеть указания на четыре резолюции, принятые ООН в начале 1990-х годов, которые касались Нагорного Карабаха, каковые он безуспешно пытается внести в переговорную повестку дня Минской группы ОБСЕ. Но в такой редакции Армения этот документ не подписала бы. Более того, выступая в Брюсселе, президент Армении Серж Саргсян подчеркнул: «Разрешение конфликта без реализации права народа Нагорного Карабаха на свободное самоопределение просто невозможно… Еще одно замечание: Организация Объединенных Наций никогда не принимала резолюции по части урегулирования вопроса Нагорного Карабаха. Принятые в 1993 году со стороны ООН четыре резолюции касались прекращения военных действий в части Нагорного Карабаха, от чего Азербайджан отказался. И сейчас, 25 лет спустя, говорить о том, что Армения не выполняет свои обязательства, думаю, несвоевременно».
Также отметим и то, что в итоговой декларации страны-участники «Восточного партнерства» призываются к более активному взаимодействию в деле модернизации образования, исследований и инноваций, повышения их качества и конкурентоспособности при условии гарантии «уважения прав» национальным меньшинствам, как это «закреплено в конвенциях ООН и Совета Европы и соответствующих протоколах», отсутствие «дискриминации лиц, принадлежащих к меньшинствам, и уважение разнообразия». Ряд экспертов предполагают, что этот тезис был внесен по предложению Венгрии и касается проблем между Будапештом и Киевом ввиду недавно принятого Украиной закона «Об образовании». Однако проблемы с национальными меньшинствами испытывают и в Грузии, в отношении которой Венецианская комиссия уже рекомендовала как можно быстрее создать на своей территории особые зоны со своим местным самоуправлением (армянскую и азербайджанскую).
Что касается Баку, то на саммите «Восточное партнерство» он зафиксировал для себя уникальную ситуацию. Во-первых, он не добился международной изоляции Еревана. Новое соглашение Еревана и Брюсселя подразумевает широкое сотрудничество в различных сферах: Армения получит средства на развитие гражданского общества, борьбу с коррупцией, развитие альтернативных источников энергии, а самое главное — перспективы для развития бизнеса. Предусматривается допуск на европейские рынки некоторых армянских товаров и еще многое другое. Во-вторых, «Восточное партнерство», а точнее ЕС, не принял подходы Азербайджана к процессу урегулирования нагорно-карабахского конфликта. В-третьих, Брюссель намерен стимулировать развитие торгово-экономического сотрудничества между Грузией и Арменией, ведь теперь обозначаются общие границы в формате Евросоюза. Это неизбежно приведет к снятию элементов пока еще существующей блокады со стороны Тбилиси, что может привести к осложнению отношений между Грузией и Баку.
Что же касается Москвы, то, как говорит сейчас канцлер Германии Ангела Меркель, «для ЕС очевидно, что Россия играет главную роль в отношениях со странами «Восточного партнерства», отношения этих стран (Азербайджана и Армении — С.Т.) с Россией играют главную роль». Как заявил Саргсян в интервью радиостанции «Свобода», то «в период почти десятилетнего пребывания в должности президента Армении и до этого также никогда не слышал и полуслова ни от одного руководителя России, особенно от президента Путина, которое бы содержало в себе упрека в адрес сотрудничества с ЕС». Добавить к этому нечего.
Станислав Тарасов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

633
Похожие новости
10 декабря 2017, 13:30
12 декабря 2017, 13:15
10 декабря 2017, 13:30
11 декабря 2017, 10:45
12 декабря 2017, 13:15
11 декабря 2017, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
07 декабря 2017, 16:30
06 декабря 2017, 16:30
11 декабря 2017, 18:30
10 декабря 2017, 13:30
08 декабря 2017, 21:30
09 декабря 2017, 19:00
11 декабря 2017, 10:15