Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Станислав Тарасов. Тегеран выстраивает новую политику в Закавказье

Тбилиси оказывается перед сложным выбором
Если верно утверждение, что в большой политике многие заявления и решения зависят от места, времени и обстоятельств, то заявлению генерального директора Национальной газовой компании Ирана (НГКИ) Хамида-Резы Араки стоит придать особое значение. Он заявил, что, во-первых, договор о поставках иранского газа в Грузию не исключается. Во-вторых, в случае достижения окончательной договоренности такие поставки можно будет осуществлять посредством частного сектора через территорию Армении и перепродавать на территории Грузии. В этом случае Армения приобретет статус транзитной страны, против чего всегда выступал Баку.
Нюанс в том, что поставки иранского газа в Грузию можно осуществлять и через территорию Азербайджана, у которого существует для этого необходимая инфраструктура. К тому же Баку является основным поставщиком газа в Грузию и к настоящему моменту почти на 100% удовлетворяет потребности этой республики, что привело даже к полной замене российского газа азербайджанским. Российский газ не экспортируется в Грузию, он экспортируется в Армению транзитом через грузинскую территорию. Поэтому почти все грузинские и азербайджанские эксперты сходятся во мнении, что причины транзита иранского газа в Грузию носят больше политический, а не коммерческий характер. Ну и вряд ли в обозримом будущем иранский газ как по объему поставок, так и по цене составит конкуренцию азербайджанскому.
Тогда в чем смысл такой политики? В случае с Ереваном его позиция понятна. Президент этой страны Серж Саргсян в преддверии визита в Иран для участия в церемонии инаугурации переизбранного президента Хасана Рухани, выражал готовность принять участие в крупных региональных проектах. Кстати, тогда было немало разговоров о возможности появления трехстороннего газового соглашения между Ираном, Арменией и Грузией, которое в Баку рассматривали как чуть ли альтернативу азербайджано-турецкому маршруту поставок каспийского газа. Что касается Тегерана, то в иранском министерстве нефти заявляли, что «транспортировка природного газа является частью стратегической политики Ирана». Хотя, говоря о поставках в Грузию, там отмечали, что они направлены только на удовлетворение внутренних потребностей страны. Но сейчас таких потребностей у Тбилиси нет.
Скорее всего, речь идет о попытках Тегерана придать своей политике в Закавказье новое качество, выступая в роли звена коридора, соединяющего Персидский залив с Черным морем. С другой стороны, предоставить Грузии возможность диверсифицировать ее усилия в газовом секторе, чтобы не идти всё время в фарватере внешней политики Баку и не стать геополитическим придатком Азербайджана и Турции, а выступить в роли самостоятельного игрока в регионе. Особенно сейчас, когда ситуация на Ближнем Востоке меняется кардинальным образом и попытки Ирана выстраивать в Закавказье новую политику вызваны не сиюминутными настроениями, а вполне осознанными новыми обстоятельствами, связанными с перспективой изменения энергетических логистических схем.
Конфронтация Тегерана с Саудовской Аравией подсказывает, что основным направлением иранской политики, скорее всего, станут отношения не с арабским миром, а с Закавказьем, относительно безопасным тылом и потенциальным полигоном для новых экономических проектов. Более того, на наш взгляд, заявление Араки можно рассматривать и как первый эффект развязки нынешнего иранского кризиса, связанного с массовыми протестами. Тем более что всё идет к актуализации проблемы положения этнических меньшинств в Иране, которые были включены в состав современного иранского государства в ходе создания нации. Он был начат в XVI веке Сефевидами. А теперь Иран, как пишет один тегеранский исследователь, «испытывает нервозность по поводу автономистских тенденций внутри своих границ, тенденций, которые порой эксплуатировались политическими группировками и даже поощрялись иностранными державами».
Конечно, слова гендиректора НГКИ содержат и определенные технические нюансы. Грузинской трубопроводной системой владеет государство, поэтому частным компаниям необходимо будет предоставлять правительству газовые контракты для того, чтобы получить доступ к транспортировке иранского газа по территории Грузии. Но этот сюжет только дополняет формирующуюся новую политическую картину Грузии, где правительство постепенно перестает опираться главным образом на экономические параметры при принятии важных решений. Хотя в ситуации, когда президент США Дональд Трамп желает объединить партнеров своей страны против Тегерана, сделать выбор Тбилиси будет очень непросто.
Станислав Тарасов
ИА REGNUM

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

809
Похожие новости
28 сентября 2018, 23:15
20 ноября 2018, 19:30
16 октября 2018, 17:30
26 сентября 2018, 16:15
02 ноября 2018, 19:15
21 октября 2018, 15:45
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 декабря 2018, 01:00
08 декабря 2018, 17:45
12 декабря 2018, 11:30
09 декабря 2018, 07:45
08 декабря 2018, 17:30
06 декабря 2018, 23:30
08 декабря 2018, 14:30