Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Стариковская история


                                                                        «… в той истории, которую знал только я».

                                                                                             Р.Злотников «Генерал-адмирал».


Никогда не думал, что буду писать про творчество Н.Старикова. Первый раз его книжку я прочитал в 2010 году – это была «Кто убил Российскую Империю: Главная тайна XX века». Послевкусие от прочтения было сравнимо с впечатлением от работ Фоменко и прочих «новых хроноложцев», или Резуна, не к ночи будет помянут. Поэтому, я книжку закрыл и забыл – еще один производитель сенсаций имени Рен-Тв.

Но, оказалось, что писатель это весьма плодовитый, очень деятельный, а значит – востребованный. То есть, его читают. Я отлично помню, во что вылилась ложная брезгливость академического научного сообщества относительно «Новой хронологии» — масса литературы, колоссальные тиражи и невероятное вовлечение публики. Последней каплей стало участие в публичных дебатах с членами партии Н.Старикова «Партия Великое отечество» в лектории Общества «Знание» зимой 2013 года. Видно, что взрослые и неглупые люди очарованы (в старорусском понимании термина) своим гуру. Пришлось стряхнуть с себя сонливость и научную апатию, вдарив клавиатурой по цели.

                                                                      

                                                                        ***


Важным моментом всех книг (и публичных выступлений) Н.Старикова является или фантастическое невежество, или не менее фантастическое враньё, тем более бессовестное, что проверить его легко по самым простым ссылкам в любой поисковой системе всемирной паутины.

Другой момент – это постулирование правильных и общепонятных целей. Более того, некоторые цели абсолютно созвучны с коммунистическими, а большинство других звучат в унисон с простым здравым смыслом. «Великая и независимая Россия», «Справедливость», «Нет коррупции и олигархам», «Остановим пятую колонну». Ну какой нормальный человек скажет, что все это ему не близко?

Близко это и мне.

Но я так же помню, что «очевидное не значит познанное» по меткому выражению Ф.Энгельса. То есть, верный вывод – ничто без внятного изложения логики рассуждений, приведших к этому выводу, без метода исследования. Что касается политики (а наш герой еще и политик), В.И. Ленин писал: «Каждый, кто в политике и экономике верит на слово – круглый дурак». Поэтому, я намерен остановиться, в основном, на чисто исторической методологии. Тем более, что товарищ Реми Мейснер в своём «Живом журнале» (к примеру, тут и тут) неоднократно ловил автора за руку по конкретике высказываний, сделав за меня половину работы.

Рассмотрим же первую работу Н. Старикова «Кто убил Российскую империю», как вполне репрезентативное произведение.

                                                                       

                                                                        ***


В историческом исследовании принято, и недаром, открывать труд историографическим экскурсом: кто и что писал по интересующему вопросу. Ну, элементарно, дабы удостоверить читателя, что автор пишет нечто новое, а не пересказывает предшественников. Это и нормальный хороший тон и крайне полезная для самого автора традиция.

Ничего похожего в книге Старикова нет, как будто никто до него не обращался к истории России конца XIX-начала XX веков.

Зато наш герой зачерпывает всю историографию широкой горстью и, при смелой постановке задач и целей, задаёт вопрос: кто на них отвечал? И совершает сенсацию: никто! Дескать, цитата: «так получилось!» Просто поразительно!

Нет у гражданина Старикова и источниковедческого раздела. Какими именно источниками пользовался автор, понять не просто – только из прочтения самой книги. О методе исследования так же ни слова. А было, было такое хорошее обыкновение, писать во введении: пользуюсь таким-то методом…

Но вернёмся к книге.

Постановка задач в прологе к труду, может быть весьма информативна.

«Почему великая страна и мощная держава рухнула в небытие, как подкошенный дуб?»

Прошу прощения, а СССР – это небытие? Очевидно, что рухнуло государство, а не страна – страна осталась и многие из нас имели честь родиться в ней.

«Как случилось, что Россия вступила в мировую войну, окончившуюся революцией и катастрофой, не имея никаких целей?»

Во-первых, не революцией, а двумя революциями – буржуазной и социалистической. Во-вторых, как-то Стариков уничижительно относится к правительству Николая II, ну совсем, незаслуженно. Цели были вполне конкретные: черноморские проливы – Босфор и Дарданеллы (прямой выход в Средиземное море), Константинополь (Стамбул), закрепление зоны влияния на все Балканы, аннексия польских земель, доставшихся Австрии и Пруссии после наполеоновских войн (т.н. «четвёртый раздел Польши»). Говоря коротко: Российская Империя имела нормальные империалистические цели, как и положено империи, пардон за тавтологию. И всем это известно, кроме Старикова.

«Почему войну объявила Германия, а в наступление пошли русские, а не немецкие войска?»

Секрет! Был такой генерал-фельдмаршал Альфред фон Шлиффен, который составил одноимённый план. Согласно ему, Франция выступала первоочередной целью, а после её разгрома, 91% армии должен был отправиться на Восточный фронт.

«Обед у нас будет в Париже, а ужин – в Санкт-Петербурге», — сказал кайзер Вильгельм II, который, в отличие от Старикова, видел, что победа над Россией лежит во Франции.

«Почему власти не арестовали Ленина, по его приезде в Россию? Почему не мешали большевикам вести пропаганду?»

М-да… «Власти», то есть, Петроградский Совет, торжественно встречали В.И. Ленина на Финляндском вокзале 3 апреля 1917 года. А вот после выступления с апрельскими тезисами и высказываний на тему «Долой Временное правительство», Ленина объявили в розыск, и ему пришлось сменить 17 конспиративных квартир, бежать в Финляндию, и бегать там от Выборга до Гельсингфорса. Видимо, из любви к путешествиям.

«Вопросов десятки и сотни, а ответ один — так получилось … »

Вопросов, правда, Стариков насчитал ровно восемь, ну да ладно. А вот важный вывод, который автор не стесняется озвучить сразу- во введении: «Именно наши «союзники» по Антанте убили Российскую империю. Первую скрипку в этом похоронном марше играла британская разведка …»

Доказательствам этого тезиса и посвящена работа Н. Старикова.

                                                                 

                                                                  ***


Открывает повествование (если опустить художественную реконструкцию последних дней императора Александра III) развернутый дифирамб Британской империи (вполне заслуженный). На пути к ее европейскому господству оказалась Франция, которую, по словам автора, англичане сокрушили при помощи революции.

Но если вспомнить ту недавнюю историю, революция во Франции завершилась неимоверным возвышением её и, в конце концов, воцарением Наполеона Бонапарта, который доставил немало головной боли англичанам. Это Ми-6 так плохо работает, или это был «хитрый план Уильяма Питта младшего»?

                                                       Уильям Питт младший


Не удержусь от развёрнутой цитаты:

«В 1784 году во главе могущественной Великобритании встал лорд Уильям Питт. Его план сокрушения основного соперника гласил: «Отрезать Францию от всего коммерческого мира так, чтобы она представляла собой как бы один портовый город, блокированный с моря и суши». Воплощение гениального замысла шло по двум направлениям: усиление английского флота для морской блокады Франции и разжигание внутренних неурядиц соперника. Пятнадцать лет подрывной работы сделали свое дело — в 1789 году Францию потрясает революционный взрыв.»

Если отвлечься от странной хронологии событий: от 1784 до 1789 никак не набирается пятнадцати лет (э?), то в высказывании Питта нет никаких указаний на подготовку Французской революции. Которую, кстати, и сами французы и весь мир называет «Великой». Куда более логичным выглядело бы предположение, что «англичанка гадила» в направлении создания европейского анти-французского альянса, что и было в реальности.

Заметим, что козыряя цитатой лорда Питта, Стариков как-то забывает поставить ссылку: Манфред А. 3. Великая французская революция. М.,1983. С. 56. Читатель, видимо, обязан верить на слово. Эта его особенность проходит через всю книгу (и, шире, книги).

«Фельдмаршал Суворов, возглавлявший русские войска, столкнулся с таким саботажем и предательством «союзных» англичан и австрийцев, что просто чудом сумел спасти вверенную ему армию, проведя ее через неприступные альпийские вершины.»

Интересно, какие именно английские контингенты оперировали в Италии в 1799 году? Кто противостоял армии Жана Моро и Андре Массена? Я помню: корпус Суворова, корпус Александра Римского-Корсакова, армию Карла Людвига Иоанна Йозефа Лаврентиуса Габсбурга, герцога Тешенского, эрцгерцога Австрийского, корпус Фридриха фон Готце (тоже австрияк, понятно дело). А где предатели англичане?

Надо ли полагать, что высадка 30 000 англичан (и 17 500 русских) 16 августа 1799 года в Батавии – это такая хитрая форма предательства? Англичане, наверное, чтобы насолить Суворову в Италии, захватили голландский флот, которым в тот момент распоряжались французы.

Но гражданин Стариков продолжает срывать покровы:

«Отдав приказ о походе в Индию, русский император [Павел I – прим. автора] не прожил и двух месяцев! Некоторые влиятельные русские аристократы очень вовремя для англичан решают «поменять» государя. Британское правительство руками посла Уитворта щедро оплачивает это желание.»

Так и хочется воскликнуть: «Какие ваши доказательства?!»

В самом деле: какие?

Ведь Уитворта, как и других английских дипломатов в России физически не было с 1800 года! Павел Петрович их просто выставил! И даже проанглийски настроенного С.Р. Воронцова отправил к лондонским туманам. Или они финансировали заговор через Мастер-кард? Сам Уитворт в это время работал в Дании, где поддерживал связь с англофильской партией в Петербурге. Но никаких, подчёркиваю, никаких доказательств «британского следа» до сих пор неизвестно, даже косвенных.

Но Старикова двусмысленность ситуации не смущает: Павла устранил Сент-Джеймский кабинет!

Это, кстати, к вопросу о методах.

Первым из несомненно выявленных методов (помимо прямого вранья), является безапелляционное упрощение фактов – никакой сослагательности, только чеканные утверждения, как правило, без доказательств.

Вполне очевидный факт: Англия Российской империи никогда не была искренним другом и, даже союзником оказалась сомнительным. Об этом столько написано, начиная с XIX века! «Большая игра» против России – ни для кого не секрет, так ведь никто и не говорил, что Англия, вдруг, возьмётся искренне помогать политическому конкуренту. В этом суть империалистических будней: жрать друг друга. Это называется «конкуренция». Казалось бы, тратить половину авторского листа на пересказ общеизвестных событий не нужно.

Однако, для Старикова очень важно показать, насколько Англия не любит Российскую Империю (а кого она вообще любит, заметим от себя?).

Российская Империя при этом выступает в крайне обидном для патриота страдательном залоге. Такое впечатление, что у нас ни дипломаты не трудились, включая таких великанов, как князь А.М. Горчаков и А.Н. Грибоедов, ни разведка в лице Я.В. Виткевича и Н.М. Пржевальского, ни военные, наподобие М.Е. Ионова? Куда делись со страниц стариковской книжки все герои и мученики Большой игры в русских погонах?

Неужто Российская Империя только «страдала», никак не пытаясь «залезть в карман» Британии? Или дело в том, что попытки были неудачные и, если бы (бы!) это в Англии случилась «проклятая большевистская революция», альтернативный Стариков писал теперь, как мы клёво уделали англосаксов?

Но об этом мы поговорим позже, а пока на дворе революция 1905 года и Глава 2.


                                                                       ***



«Восемь японских миноносцев без объявления войны атаковали русские корабли в гавани Порт-Артура ночью 27-го января 1904 года. Удар был предательским и вероломным. Русская эскадра была застигнута врасплох. Так началась русско-японская война. Так началась первая русская революция.»

Нет, русско-японская война началась немного не так.

Незадолго до этого юный российский империализм обратил свой взор на Китай и Корею, где Россия выступила нормальным зубастым хищником. Подавление боксёрского восстания с последующей оккупацией части суверенной страны, капиталистическая экспансия в Корею… Словом, Дальний Восток стал точкой пересечения интересов России и Японии – еще одного хищника.

Две империи шли к войне долго и планомерно, начиная с 1890-х годов, причём, Российская империя отнюдь не была «жертвой немотивированной агрессии». Как сказал министр МВД и шеф жандармов В.К. Плеве, резюмировавший всю нашу политику в том регионе: «Чтобы удержать революцию, нам нужна маленькая победоносная война».

Кстати, о революции.

Первая русская революция началась тоже не вполне так, как описывает ее Стариков. Разве крестьянство – основная масса населения, не была доведена до «точки сборки» чудовищными выкупными платежами, этакой насильственной ипотекой? Или рабочие в промышленных центрах благоденствовали? В стране был полный порядок с гражданскими правами? С коррупцией чиновников всех уровней?

Нет, со всей очевидностью, революционный взрыв готовился так же тщательно и планомерно, как и война с Японией. И готовили его не шпионы из Ми-6, а наши родные властители своим вопиющим отношением к собственному населению.

Что интересно, Стариков достаточно подробно описывает столкновение интересов Японии и России в Китае. То есть, в курсе основных событий. Но, отчего-то, грабительские действия со стороны Японии, Англии, Франции, Германии и САСШ по отношению к Китаю находят на страницах книги жесткую критику и явный сарказм (вот, мол, какие нехорошие!), то российская политика в регионе обойдена умолчанием в плане морализаторства. Подумаешь, и мы хотим немного Китая! И что с того?

А, между тем, в той же Корее российские власти пошли на прямую поддержку местных антияпонских сил! Надо ли думать, что агрессивная империалистическая держава стерпит подобное наступление на собственные завоевания? Нет, не надо, и в Петербурге сидели люди не дурнее нас – всё, как говориться, понимали.

Всем было отлично известно, что Япония и Британия находятся в самых тёплых дипломатических отношениях. Японский флот был построен с помощью британцев почти полностью, японская промышленность широко кредитовалась в Англии, ходы японских политиков в Азии давно и неприкрыто поддерживались англичанами.

Так неужто для кого-то было тайной, что в грядущей войне Британия Японию всемерно поддержит? Например, такой «коварный» шаг, как закрытие для русского флота Босфора, Гибралтара и Суэцкого канала, был «ударом в спину», которого никто не ожидал?

Если так, тогда возникает закономерный вопрос: чем вообще занимались все эти царедворцы? Витте, Ламсдорф и сам Николай II? Никто не станет подозревать Сергея Юльевича Витте (председатель совета министров) и Владимира Николаевича Ламсдорфа (министр иностранных дел) и даже Николая Александровича Гольштейн-Готторп-Романова (просто царь) в идиотизме. Читать они умели, будучи вполне осведомлёнными об англо-японском союзном договоре от 30 января 1902 года. Статья 4 гласила:

«Высокие договаривающиеся стороны соглашаются в том, что ни одна из них не вступит, не посоветовавшись с другою, в отдельное соглашение с другой державою в ущерб вышесказанным интересам».

То есть, англичане явно не стали бы пропускать Балтийский флот через подконтрольные проливы – дураку ясно, причем, за два года до начала войны. И обеспечивать русские корабли углём Британия не могла в силу соблюдения пункта договора. Не ясны такие простые вещи на этой планете только Старикову, который бросает горький упрёк:

«Поэтому еще до Доггер-банки [инцидент с обстрелом английских траулеров – прим. автора], англичане в грубой форме отказали нашей эскадре в возможности заправляться углем с британских складов по маршруту ее следования».

В грубой форме – это как? Сказали fuck off , отставив средний палец? А с чего вообще Стариков взял, что Англия станет бункеровать флот, который собрался громить её союзника на Тихом океане?

И правда… Сотни вопросов, а ответ один: так получилось!

Это второй яркий момент авторского метода: крайняя алогичность утверждений. Англичане и японцы – союзники. Россия вступает в войну с Японией. Англия не пропускает флот через проливы и отказывается снабжать его углём. Вывод: Англия – враг России. Вот кто бы сомневался, учитывая англо-японский, а не англо-русский союз! Просто невозможно понять логику автора – что он пытается доказать этим пассажем? Что англичане – подлецы? Это же смешно – в большой политике вопросы морали не актуальны. Тем более что в конкретном случае Британия действовала по-рыцарски: открыто заключила союз и честно выполняла его пункты.

«Разобравшись» с внешней политикой, Стариков обращается ко второму, «революционному» фронту войны. Якобы первым актом создания революционной ситуации стала листовка, призывавшая снимать деньги из государственных сберегательных касс, которая «всплыла» одновременно во многих городах России. Результатом стала кратковременная паника вкладчиков, потребовались специальные усилия правительства для её нейтрализации.

Автор справедливо подозревает в акции японскую разведку, что не удивительно – в то время белые перчатки перед войной давно привыкли снимать, не стесняясь никаких мер воздействия на противную сторону. Однако дальше Стариков высказывает следующую мысль:

«Безусловно, японские спецслужбы руку к ней приложили. Однако самостоятельно, они просто не в состоянии были организовать панику такого масштаба, хотя бы потому, что не имели в России столь разветвленную сеть своей агентуры. … Спланировать и организовать все это могли лишь силы, имевшие разветвленную сеть своих людей внутри России. И это были не революционеры, потому, что ряды всех радикальных партий кишели провокаторами… Имя главного организатора финансовой паники — резидентура британских и французские спецслужб».

Во-первых, вновь знаменитая стариковская «осведомлённость». Откуда этому гражданину известно о масштабах разведывательной сети японцев в России? Есть хоть какие-то источники совершенно секретной информации? Ну… помимо «здравого смысла» самого автора. Мой «здравый смысл», например, говорит, что для рассылки нескольких сотен листовок никакой «столь разветвлённой» сети не требуется.

Мне доводилось организовывать массовую рассылку по «бумажной» почте – за час я легко подписывал более пятидесяти конвертов. Сдаётся, что два десятка агентов справились бы с задачей за неделю. А это, простите, что угодно, только не разветвлённая сеть, так как для такой работы не нужны классные разведчики. Профессия таких граждан называется «провокатор» и не требует квалификации.

Во-вторых, и это главное, откуда (!?) взялась французская спецслужба в этой истории? Стариков сам пишет, что Франция была нашим единственным союзником в Европе. Более того, к 1904 году Франция превратилась в одного из основных кредиторов Российской империи. Так с чего бы ей раскачивать финансовую систему собственного должника?

«Нам всегда говорили, что революция 1905 года началась из-за поражения России в войне с Японией. Это не так, просто после первого этапа английского плана, наступал второй: военный этап ослабления Российской империи, начинал усиливаться революционным.

Это не революция началась из-за поражения в войне, а мы в итоге проиграли войну из-за начавшейся революции!»

Восклицает автор.

И в этом возгласе третий момент методики: вольное обращение с хронологией. Железный закон логики говорит: после не значит вследствие. Но даже «после» у Старикова какое-то странное.

Акция японской (или англо-французской по Старикову?) разведки с подмётными листовками имела место 27 января по старому стилю 1904 года – в первый день войны. Первым «горячим» актом революции стало шествие рабочих 9 января 1905 года в Петербурге, завершившееся расстрелом на Дворцовой площади. Волна стачек и забастовок поднялась лишь к 12-14 января. Известного размаха они достигнут к маю-июню. Неужели зловредные англичане бездействовали всё это время? А ведь война длится уже год…

Обратим внимание на хронологию и мы, уважаемый читатель.

27 января 1904 года – атака на Порт-Артур и бой «Варяга» у Чемульпо. Февраль-апрель – японские войска занимают Пхеньян и выходят на реку Ялу. – Революцией в России даже не пахнет – имеет место мощный патриотический подъём.

24 февраля – начало осады Порт-Артура, русская эскадра заперта в гавани. Никакой революции.

18 апреля русская армия разгромлена на Ялу, началось вторжение в Маньчжурию. И опять никаких ударов в спину со стороны революции.

22-30 апреля высадка японцев на Ляодунском полуострове. Русские флот и сухопутный контингент бездействуют. Никакой революции.

29 мая без боя сдан порт Дальний. Опять никакой революции.

1-2 июня при Вафангоу разгромлен деблокирующий корпус генерала Штакельберга. И снова без революционных выступлений.

13 июля-9 августа – Порт-Артур блокирован с суши. Революционеры бездействуют.

28 июля – попытка прорыва из Порт-Артура, бой эскадр в Восточном море. Командующий Витгефт погиб, корабли вернулись в гавань. Нет революции.

11 августа Куропаткин бездарно проигрывает Ляоянское сражение. Революции нет.

14 августа Владивостокский отряд крейсеров перехвачен эскадрой адмирала Камимуры в Корейском проливе. Уничтожен крейсер «Рюрик», революционеры всё ещё выжидают.

22 сентября – проиграно сражение на р. Шахэ. Революция не начинается.

2 октября из Либавы выступает в поход эскадра адмирала Рождественнского. Нет революции.

2 января 1905 года пал Порт-Артур. И опять без намека на революционные выступления.

12 января – сражение при Сандепу – первые революционные выступления, которые ещё никак не могут повлиять на ход войны.

6 февраля-10 марта проигранное сражение под Мукденом. Революция только набирает обороты, находясь в неорганизованной фазе.

14-15 мая – катастрофа флота при Цусиме. Согласимся. что флот, выступивший в октябре прошлого года никак не мог зависеть от революции в метрополии.

7-29 июля – захват Сахалина. Только теперь революция идёт полным ходом.


Нетрудно убедиться, что все основные события войны прошли до революции, или до того момента, когда революция смогла бы оказать действительное влияние на военную машину. При этом, русская армия и флот за всё время не одержали ни одной победы. Подчеркну: ни одной победы, ничего, что можно было использовать если не в реальных стратегических, то, хотя бы в целях убедительной пропаганды.

Десятки тысяч убитых и чудовищные расходы на абсолютно ненужную войну, абсолютно непонятную подавляющему большинству русского народа. И поражения, поражения, поражения. Не вышло «маленькой победоносной»!

Так имеет ли Стариков, хотя бы одно доказательство, что «нас обманывали»? Каким образом революция повлияла на сдачу Порт-Артура, позорное отступление под Ляояном, разгром при Цусиме? И можно ли говорить о гипотетической победе в войне, «кабы не сицилисты», после года непрерывных поражений? Почему автор думает, что забитый и бесправный народ, голодные крестьяне и рабочие с их ненормированным трудовым днём (12 и более часов без каких либо социальных гарантий - это, кстати, адресую в том числе даме с ником Vanda, которая любит поговорить о том, какую замечательную страну мы потеряли (Правда) должны были и дальше терпеть беспросветную нищету, отправляя при этом своих сынов на убой во имя интересов кучки олигархов?

Именно поражения в бессмысленной бойне катализировали недовольство народа, гарантировав русский бунт. В.К. Плеве был абсолютно прав, говоря, что только «маленькая победоносная война сможет остановить революцию». Министр внутренних дел, как-никак – знал, о чём говорит. Ключевые слова: маленькая и победоносная.

Вместо этого: полтора года напряжённых боёв и более 86 000 убитых и умерших. То есть, большая и проигранная война. При реальном положении дел с экономикой империи, революция была практически неизбежна.

Что же до участия англичан в провокациях… Надо бы нашему англофобу вспомнить некоторые имена!

Шествие 9 января инициировал некий Георгий Аполлонович Гапон – секретный сотрудник Департамента полиции. То ли Гапон тоже английский провокатор, то ли Департамент полиции какой-то испорченный…

А еще был такой гражданин Пётр Дмитриевич Святополк-Мирский, князь и министр внутренних дел после Плеве. Ставленник императрицы-матери Марии Федоровны. Именно его политика «доверия» сделала возможным Земский съезд ноября 1904 года, с которого началась кампания земских петиций, которая, в свою очередь, закончилась Кровавым воскресеньем. Отчего государство не озаботилось охранением порядка в собственном тылу в разгар тяжелейшей войны, начав странную игру в уступки? Святополк-Мирский – английский агент? Или, быть может, императрица-мать? О, она же из Ольденбургской династии, родственница британских Саксен-Кобург-Готов, ее родная сестра Александра – замужем за Эдуардом VII английским – всё может быть.

Так где же скрываются действия британского госдепа по Старикову?

Вот где.

Автор живописует грозную картину нарастание недовольства в обществе.

«Уже 10 февраля 1904 года, через две недели после начала войны, началась первая забастовка. Три тысячи рабочих харьковского паровозостроительного завода, выдвинули требования повышения зарплаты и прекращения войны.»

Непонятно, отчего курсивом выделено слово «первая»? И вовсе не первая. Демонстрации и забастовки были рутиной экономической жизни, причем, не только в России. В 1900-1903 годах вся Европа от Британии до Уральских гор оказалась в глубоком кризисе с десятками тысяч безработных, бесконтрольными локаутами, снижением зарплат и повышением норм выработки.

Нормальным рабочим днём в 1890 гг. была пятнадцатичасовая страда у станков. Неудивительно, что перед харьковской забастовкой выстроилась длиннейшая хронологическая очередь, протянувшаяся во времена, когда о русско-японской войне знал, наверное, только господь Бог, прозорливый британский Ми-6 и Николай Стариков. Надо полагать, что Первомайские демонстрации тоже инспирировали люди из офиса Джеймса Бонда.

Очень могущественное это ведомство. Почему? А потому: «Впервые в мае 1890 г. демонстрации прошли в Австро-Венгрии, Бельгии, Германии, Дании, США, Испании, Италии, Норвегии, Франции, Швеции и Великобритании, а также в столице Царства Польского, входившего тогда в состав Российской империи, Варшаве, где прошла десятитысячная стачка». [1]

Даже собственную страну не обошли вниманием, не удержались и проплатили, понимаешь, майдан!

Надо полагать, что и знаменитую чикагскую демонстрацию рабочих 1886 года, расстрелянную анархистами (с чего и началось первомайское движение во всём мире) тоже проплатил проклятый англосаксонский госдеп!

Подробности выступлений 1880-1890 годов обходил вниманием даже официоз из официозов – «Краткая история ВКП(б)», по причине преимущественно внепартийного характера рабочих акций того периода. А ведь именно они стали прологом Первой Русской революции! Но, понятно, что ни рост рабочего движения задолго до войны, ни экономический кризис ни при чём. Причём во всём виновата только и исключительно Британия.

«Япония напала на Россию, в Манчжурии защищаясь, гибнут русские солдаты и моряки, а русские же рабочие города Харькова проводят на следующий день антивоенный митинг! В условиях вражеского нападения такая позиция выглядит довольно странно. Для сравнения представьте себе антивоенную манифестацию в июльской Москве 1941 года. Хотите остановить войну — пожалуйста, остановите наступающего противника, идите в армию и сражайтесь за Родину.»

Странной ситуация кажется только Старикову. Но он ловко подверстывает аналогию с Великой Отечественной. И вовсе не задаётся вопросом, а должен бы: какого чёрта русские войска делают в Маньчжурии, где они теперь защищаются и гибнут? Почему русские войска сражаются на территории суверенного Китая, откуда должны были уйти еще в 1902 году. [2]

Насчёт «идите в армию и сражайтесь» — да, наша история и такой пример знает. В Первую Мировую, например, масса квалифицированных рабочих ушла по патриотической мобилизации на фронт. А потом, вдруг, выяснилось, что на заводах имеется значительный недостаток опытных сотрудников. Харьковский завод – это ХПЗ (Харьковский паровозостроительный завод) – паровозы, те самые машины, без которых невозможно обеспечивать русские войска на другом конце географии. Стариков предлагает работникам этого предприятия массово записаться в армию? А не сыграет ли это на руку противнику? Интересно…

Но автор продолжает вещать: «…харьковские забастовщики— «пацифисты», щедро оплаченные британо-японскими спецслужбами…», не приводя никаких доказательств даже намёком! Даже косвенных улик не приводит! Зато «щедро». Это сколько? Платежные ведомости сохранились? Фотографии Виктории Нуланд… то есть, Артура Бальфура с корзиной печенья посреди бастующих? Ну, хоть что-то! Может быть, английский госдеп выразил озабоченность нарушением прав рабочих и разместил об этом колонку в Times? Нет и этого.

Обращает внимание в логических построениях автора «мерцающая» французская разведка. Она, то появляется (дело о подметных листовках), то исчезает – в Харькове Стариков её отчего-то не упоминает.

Вместо доказательств, популярный писатель подвёрстывает (на этот раз, вовсе не ловко) сведения о японских диверсиях на железной дороге.

«1-го июля в результате диверсии на 3 дня остановлено движение по Сибирской железной дороге. На путях скопилось 2400 вагонов с войсками и военными грузами. В декабре 1904 последовали новые диверсии, а количество задержанных вагонов выросло до 5200. Во многих случаях вражеская агентура вербовалась из среды левых экстремистов.»

Так ведь война. Восточный фронт «висит» на узкой ветке Транссиба. Япония должна была смазку для колёс поставлять, вместо бомб? И какая связь между грядущей (ещё только грядущей!) революцией и акциями японских резидентур?

Связь была, и она хорошо известна.


                       Акаси Мотодзиро


Стокгольмский военный атташе полковник Акаси Мотодзиро имел налаженные контакты с эсерами. Он разработал план целевого финансирования этой партии для проведения подрывной деятельности в русском тылу, включая диверсии на железных дорогах. Однако, весь 1904 год до конца марта 1905 года кабинет министра иностранных дел Комура Дзютаро практически блокировал это «ценное» начинание. «Политический «ястреб» Комура с самого начала был настроен против начинаний Акаси, направленных на негласное финансирование русских революционеров. Во-первых, он видел в них потенциальную угрозу международному авторитету Токио, а во-вторых, не был уверен в эффективности этих трат («пока я не получал доказательств, имели ли эти субсидии какой-либо эффект, или нет», — заметил он в одной из январских депеш на имя Акизуки). Комура дальновидно полагал, что известия о тайном финансировании Японией социалистического движения в России могут вызвать большую озабоченность в мире и резкий протест со стороны не только Германии и Австрии, непосредственно втянутых в решение «польской проблемы», но и других великих держав. В свою очередь, антияпонские настроения западного сообщества могли серьезно осложнить для Токио ведение будущих мирных переговоров. В общем, с точки зрения Комура, начинания Акаси и Акизуки при гадательности выгод потенциально содержали в себе большую опасность для национальных интересов Японии.» [3]

После того, как наступление японцев под Мукденом выдохлось, взгляды высшего генералитета и министерств на финансирование подрывной деятельности диаметрально поменялись. Япония выступила спонсором Женевской конференции оппозиционных и революционных организаций 2 апреля 1905 года. Что характерно, «Главные английские агенты» — большевики в почтенном собрании не принимали участия.

Ранее – в 1904 году, Акаси профинансировал аналогичный слёт в Париже.

Вот что пишет об этом автор:

«В Париже и в 1905-м в Женеве проводились конференции революционных партий России. Получил там свою долю денег и Владимир Ильич Ленин: в мае 1904 года он организует свое издательство и начинает выпускать подрывную литературу».

Интересно, когда Ленин успел отхватить грант? В первый день: приехал, «огрантовался», уехал? Покинул конференцию Ленин вместе со всей делегацией большевиков в первый же день, а вместе с ним: весь Бунд и все социал-демократы! [4] В парижской конференции 1904 года вообще не было ни одного представителя РСДРП! [5]

«Своё издательство» Ленин никогда не организовывал, являясь членом редколлегии газеты «Искра» (позже – журнала «Заря»), которую создали… в 1900 году во Пскове, откуда она переместилась в Мюнхен-Лондон-Женеву. После раскола РСДРП «Искру» захватили меньшевики, а большевики стали издавать в 1904-ом газету «Вперёд». Так что, гражданин Стариков опять соврал – свой печатный орган у революционеров появился за четыре года до войны.

К вранью добавляется прямо неподтверждённое заявление: большевики финансировались японцами (и англичанами?) – и где доказательства? Нет бы уважаемому историку сказать: «предположительно, большевистская газета «Вперед» была создана в декабре 1904 года на японские деньги». Но нет, сослагательность вредит фирменному стариковскому изложению: темп, напор, минимум доказательств, ни одной ссылки и никаких предположений!

Активное участие в обеих конференциях принимали, помимо «настоящих» революционеров, также два агента охранки: Г. А. Гапон (в качестве непосредственного организатора) и Е.Ф. Азеф, которые незамедлительно донесли о содержании переговоров. То есть, российские спецслужбы были досконально информированы о целях, планах и составе конференций.

Главное: проводились они не английскими, а японскими специалистами, о чём, Стариков, знает, т.к. пишет о личности полковника Акаси. Однако не прекращает обличительного накала, рассказывая о британском следе. И этот логический выверт он оправдывает с сомнительным изяществом:

«Были в мутном финансовом потоке, оплачивавшим все это безобразие, и не только японские деньги. Хотя и японские средства были «японскими» достаточно условно: родом они были из Англии и США, которые открыли Японии кредитную линию для войны с Россией».

Простите, если я дам Старикову 1000 рублей, а он на полученные средства закупит для своих малолетних поклонников пять бутылок палёной водки, значит ли это, что Жуков спаивает поклонников Старикова? Это значит, что Стариков спаивает своих поклонников на деньги Жукова – не более. Короче говоря, как аргумент в пользу авторского предположения, слабовато.

В продолжение разбора стариковских выкладок на тему Первой Русской революции, остановимся на таком высказывании автора:

«…из четырех съездов ленинской партии три были проведены в Лондоне. Революция дело тонкое — тут случайностей не бывает. Отчего так любят наши социалисты именно британскую столицу, а не Париж, не Берлин, и даже не нейтральную Женеву и Цюрих?»

Объединение места и события, в качестве аргумента – еще один типичный приём в методологии Старикова.

Неужели англичане не сумели бы профинансировать своих агентов буквально в любом месте планеты? Зачем тащить их именно в Лондон? И откуда такая выборочность автора в географии?

С 1900 по 1902 год Ленин, например, проживал в Женеве. В 1902-1903 – в Лондоне, а потом, снова уехал в Женеву – в конце апреля 1903 года. Редакция революционной газеты «Искра» размещалась до Лондона в Мюнхене, откуда переместилась в Женеву.

В начале января 1908 года Ленин опять в Женеве, а в конце года перебирается в Париж вместе с Зиновьевым и Каменевым. Там Ленин остаётся до 1912 года, именно там он пишет одну из этапных работ мировой философии «Материализм и эмпириокритицизм».

В 1912 году Ленин живёт в австрийском Пронине, где его арестовывают… о ужас! За шпионаж в пользу Российской империи! После выхода из тюрьмы, он счёл за лучшее бежать в Швейцарию – в Берн, где прожил до 1916 года, когда уехал в Цюрих. Международный социалистические конференции проходили в этот период: в Циммервальде, Кинтале, Базеле.

Так что Стариков о «нелюбви» Ленина и его партии к любым местам, кроме Лондона, просто врёт. В Швейцарии Ленин прожил совокупно дольше, чем в Лондоне. Это, наверное, оттого, что Ленин агент швейцарской разведки, т.к. революция дело тонкое – тут случайностей не бывает! Если последовательно развить логику автора о непосредственной связи места и события, так и получается. Ленин англо-швейцарско-французско-австровенгерский шпион! Причём, двойной агент, так как в России он тоже жил, в чём его уличили австрийские коллеги, заключив в тюрьму за шпионаж! От это поворот!

Насчет финансирования РСДРП англичанами…

«…именно английские спецслужбы заботливо опекают и растят будущую «ржавчину» для стального корпуса Российской империи».

«И не забывают своих птенцов английские спецслужбы! Ленинцы-эмигранты, словно в анабиозе, дожидаются следующей русской смуты, чтобы вновь выплыть на поверхность. Деньги на более или менее сносное житье за границей десятилетиями появляются у русских политэмигрантов чудесным образом. Потом также волшебно появятся у них и огромные средства на уничтожение собственной страны в 1917 году».

Ужас! Ржавчину для стального корпуса! Деньги, чудом! Уничтожение собственной страны!

А ведь, речь идёт о большевиках, которые до апреля 1917 года были маленькой маргинальной партией и на действительной политической арене появились только после крушения самодержавной Империи в феврале. Так это какую «собственную» страну они сокрушили? Февральскую республику Временного правительства?

Кстати, англичане, наверное, финансировали РСДРП и вообще – революционеров, из рук вон плохо. Вместо единой партии, способной действовать в подрывных целях с максимальной эффективностью, целая россыпь: РСДРП, эсеры, Бунд, кадеты… И тех, что есть, раздирают противоречия, идут постоянные личные и межблоковые конфликты. Большевики поссорились с меньшевиками. Эсеры раскололись на левых и правых. Ленин спорит с Плехановым, удаляет из партии Богданова и Луначарского, книжки какие-то дурацкие пишет по экономике и философии, и это вместо борьбы с проклятым царизмом! Что за бардак во вверенном подразделении?!

На «более или менее сносное житьё» в эмиграции Ленин добывал средства нелёгким трудом публициста, что, как бы, не секрет. Биография Ульянова издана, жизнь его «высвечена» чуть ли не по часу, в чём, между прочим, колоссальную помощь оказали филёры охранки, плотно ведшие Ильича, оставляя колоссальный массив донесений: когда и чем занимался будущий вождь мирового пролетариата. [6]

Вообще, непонятен один момент: как так вышло, что вся «сицилистская сволочь», находясь под колпаком жандармерии и полиции, оказалась столь эффективной «ржавчиной на стальном корпусе Империи»? Гапон и Азеф – виднейшие активисты – агенты, докладывающие о каждом шаге революционеров.

               Евно Азеф - агент царской охранки

Плеханов, Брешко-Брешковская, Мартов, Ленин, Милюков, Струве, Долгоруков – все «на карандаше». Планы революционеров охранке известны не хуже самих революционеров. Откуда такое бездействие? Выследить типографию «Искры» заграницей – это, конечно, сложная операция, но у себя-то дома что происходит? На дворе тяжелейшая война, порядок в тылу – залог выживания армии на фронте, максима, понятная даже первокласснику.

И что делает царь? Усаживает на ключевой пост министра внутренних дел Святополка-Мирского, дав ему карт-бланш на умиротворенческую политику. При этом, в Петербург на градоначальничий престол сажают Д.Ф. Трепова. Он знаменит крылатой фразой, сказанной во время Всероссийской стачки октября 1905 года: «холостых залпов не давать, патронов не жалеть!»

То есть, пресечь «мутный поток денег» (по Старикову) из Японии или Англии, правительство не в силах, зато вполне в силах сечь нагайками и расстреливать рабочие демонстрации (убивать собственных граждан), всё более и более накаляя и без того непростую ситуацию. Противоречивость царской политики, словно в диптихе запечатлена портретами Святополка-Мирского (соглашателя) и Трепова (ястреба репрессий, ставшего в 1905-ом товарищем министра внутренних дел!).

Опять-таки, не ясно, что мешало собрать несколько тысяч винтовок для ирландских сепаратистов и бастующих рабочих в Британии, или многочисленных индийских повстанцев? Если, как утверждает Стариков, английский след в русской революции был столь очевиден?

Повторимся, по логике автора, при последовательном и честном её развитии, в агенты британской разведки стоит записать весьма представительный круг лиц: Николая II, императрицу Марию Фёдоровну, министра внутренних дел, председателя кабинета министров С.Ю. Витте, всех крупнейших отечественных промышленников почти без изъятия – ведь это они превращали жизнь рабочих в ад, провоцируя на забастовки.

Но оставим петербургскую политику, обратимся к военным действиям. В их анализе Стариков раскрывается «во всю ширь»!

Главный тезис всего «военного» раздела состоит в том, что Российская Империя шаг за шагом шла к успеху. Силы японцев истощились, ещё чуть-чуть, и наши войска перешли бы в наступление, но революция на английские деньги помешала.

«Истощение самураев так велико, что после Мукдена они уже до самого заключения мира, в течение полугода уже не провели ни одной наступательной операции!»

А они собирались наступать до Петербурга? Целью войны был Дальневосточный рынок? Китай, Корея, Маньчжурия, порты и устранение русского флота, как главного конкурента в регионе. Владивостокский отряд прорежен почти на половину: потоплен «Рюрик», крейсер «Богатырь» (типа «Очаков) сел на камни. Порт-Артурская эскадра уничтожена, 2-ая Тихоокеанская эскадра уничтожена как самостоятельная тактическая единица, Порт-Артур взят, Дальний взят, Корея занята до китайской границы, в Манчжурии японцы продвинулись на 200 км. Кажется, все цели достигнуты, nes pas?

Далее, Стариков обращается к цифрам, применяя еще один эффективный метод исследования: умолчание и\или манипуляция цифрами.

По Старикову под Мукденом было сосредоточено:

«Русская армия насчитывала 330 тыс. человек, а японская — 270 тыс.»

На самом деле: русская армия — 276 666 пехоты, 16 382 кавалерии (293 048 человек) при 1219 пушках и 256 мортирах (гаубицах); японская армия – 263 000 пехоты, 7800 кавалерии (270 800 человек) при 892 полевых орудиях и 170 осадных пушках.

Ну, да ладно, допустим, 330 000 русских солдат.

Заметное численное превосходство, превосходство в артиллерии, японцы наступают и… генерал Куропаткин проигрывает сражение, отведя войска.

«Общие потери русских убитыми, ранеными и пленными составляют около 89 тысяч человек, в то время как японцы потеряли 71 тыс. человек …»

Кажется, Стариков тоже японский агент.

Реально потери составили: убитыми — офицеров 273, солдат 8 448; раненными – офицеров 1411, солдат 49 947; пропавшими без вести – офицеров 279, солдат 29 051. Итого: 38 051 человек безвозвратных потерь. [7] Из них пленными 21 100 человек.

Японские потери: 15 892 убито, 59 612 ранено, до 2000 пленных. Итого 17 892 безвозвратных потерь.

Откуда автор насчитал такие результаты Мукденского дела – я не знаю. 89 и 71 тысяча потерь, что составляет около трети каждой армии – это абсолютная катастрофа для обеих сторон.

«…после Мукдена они [Япония – прим. автора] уже до самого заключения мира, в течение полугода уже не провели ни одной наступательной операции!»

Прямое враньё – Сахалинский десант 7-29 июля 1905 года.

«Собственно говоря, существенными успехами японцев были только уничтожения русских эскадр и взятие Порт-Артура… Однако, осада последнего продолжалась почти 11 месяцев (как в Севастополе), а потери японцев были почти около 40 тыс. человек!»

Интересно, отчего Стариков порт-артурского коменданта генерала А.М. Стесселя не объявил японским агентом? Ленин, де, агент английский, а Стессель?

Ну и ничего себе «только»! Вчерашняя феодальная страна, только в 1868 году вставшая на «цивилизованные рельсы», разгромила две эскадры одной из ведущих европейских держав с колоссальной морской традицией! Взяла мощную крепость, которая оценивалась современниками как шесть Севастополей!

                                                                      

                                                                        ***


                       Варяг и Кореец в Чемульпо 1904г.

Попробуем резюмировать «русско-японскую» историю.

Первое.

Работали англичане против России? Безусловно. Повторимся: Британия была союзником Японии – она должна была так или иначе ей помогать, что не было ни секретом, ни сюрпризом для российских властей.

Финансировали англичане первую русскую революцию? Сказать трудно, так как ни одного документа на эту тему не существует – только домыслы. Японцы – да, финансировали, хотя и далеко не все её течения. Более того, «японский след» в раздувании революционного пожара достаточно скромен – значительные денежные вливания начались только в апреле 1905 года. До этого в самих японских верхах велись серьёзные споры о целесообразности таких действий.

В любом случае, именно царская власть, которая «проспала» или не захотела активно противодействовать ни японской разведке, ни «сицилистам» является соучастником. Уголовный кодекс квалифицирует такое поведение «преступным бездействием».

Забастовочное движение и рост протестных настроений начался в России в 1880-1890 годы, достигнув критических значений к 1900 году, так что искать японские (английские, американские или французские) деньги в низовом, рабочем движении – глупо. Или придется признать, что всё рабочее движение с самого начала инспирировалось чужими спецслужбами, что ни доказать, ни даже предположить невозможно.

Крестьянские восстания и бунты вовсе не укладываются в логику «английского следа» в революции. Крестьяне при этом составляли 85% населения и играли важнейшую роль в революции. И не удивительно: крестьяне поставляли «пушечное мясо» на фронт, они обеспечивали продовольствием армию, промышленность и правящий аппарат. Поднять стомиллионную массу крестьянства против власти англичане не смогли бы, как не смогли японцы или иные «масоны». И, более того, не пытались.

В противном случае, мы бы обязательно имели примеры массового «хождения в народ» агентов британской разведки – без этого подобные мероприятия попросту нереализуемы.

Крестьянскую массу всколыхнула внутренняя политика собственного правительства. Выкупные платежи и произвол чиновничества на местах, дикая нищета и регулярные голодовки при постоянном вывозе хлеба на экспорт на фоне бессмысленной роскоши правящего класса – всё это реальные причины крестьянских волнений.


                                                                     ***

О Старикове и его методах.

На примере Первой Русской Революции и русско-японской войны можно констатировать:

1. Автор истории не знает. Или постоянно врёт, то умалчивая общеизвестные факты, то искажая их.

2. Логические построения автора, на коих построена вся работа, малоценны, так как грешат постоянными подлогами, логическими диверсиями и так далее.

3. Практически полное отсутствие доказательной базы с прямой отсылкой к проверяемым источникам выводит работы Н. Старикова и из поля исторической, научной, и из поля научно-популярной литературы. Налицо отсылка к анонимным источникам, апелляция к анонимным же авторитетам и\или априорному характеру утверждений (в стиле «всем известно»).

4. Полное отсутствие ссылочного аппарата крайне затрудняет проверку данных и выкладок автора, что, откровенно говоря, дурной тон.

5. Стиль работы в виде ряда утверждений с минимальной сослагательностью, при том, что подавляющее большинство утверждений требуют самой серьёзной аргументации, заставляют относить текст не к научно-популярным, но к агитационным произведениям. Все составляющие подобного рода продуктов имеются.

Общий вывод: изложение истории Революции 1905-1907 гг. и русско-японской войны 1904-1905 гг. Стариковым не является исторической работой вообще – это ангажированный, крайне тенденциозный продукт, призванный запутать читателя, несведущего в тематике.

Ну а здесь необходимо поставить типично стариковский вопрос: кому выгодно? Кто оплачивает подобную некрасивую деятельность, кто издаёт её тысячными тиражами в условиях падения рынка «бумажной» книги?


Примечание:

[1] Хлобустов О. Первую маёвку провел… Пётр Великий.\\ http://hrono.ru/statii/2009/1may_hlbstv.php

[2] Соглашение между Россией и Китаем о Маньчжурии.\\ Сборник договоров России с другими государствами. 1856-1917. М., Гос.изд-во полит.литературы, 1952, 324.

[3] Инаба Ч. Японский резидент против Российской империи. Полковник Акаси Мотодзиро и его миссия 1904-1905 гг., с 25.

[4] С. А. Ан-ский. Мое знакомство с Г. Гапоном / Собрание сочинений, 1911-13, том 5, V. http://www.hrono.ru/libris/lib_r/anski_gap.php

[5] Л. Мартов. История российской социал-демократии / Ю. О. Мартов. Избранное. М., 2000 г.

[6] http://leninism.su/biograficheskie-xroniki-lenina.html

[7] Военная энциклопедия. — СПб.: т-во И. В. Сытина, 1911—1915, Т.16, 467, 474



Об авторе:

Клим Александрович Жуков родился 29 марта 1977 года в Ленинграде. Закончил Исторический факультет СПБГу в 1999 г, по специальности "Медиевистика". С 1999 г. в аспирантуре ИИМК РАН (Институт Истории Материальной Культуры), сектор Славяно-Финской Археологии. Тема диплома: «Двуручный меч в Германии и Италии XV-XVII вв.», тема диссертации: «Русский доспех XIII-XV вв.».

С 1999 г. по 2008 – сотрудник Эрмитажа. Начинал в Отделе Нумизматики, до 2004 года работал в Отделе Истории Оружия «Арсенал». С 2005 по 2008 год – сотрудник холдинга Museum-on-Line при Эрмитаже. Параллельно занимался лекционной и преподавательской деятельностью (Российский Христианский Гуманитарный Институт, Студенческое Общество Эрмитажа).

Глава всероссийского межклубного объединения исторической реконструкции «Ливонский Орден», сопредседатель Ассоциации средневековых боевых искусств, соорганизатор всероссийского межклубного объединения исторической реконструкции «Гран Компания», официальный эксперт по историческому фехтованию и военному снаряжению в Gildhall School of Drama and Music, London.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

6796
Похожие новости
15 августа 2017, 11:45
15 августа 2017, 12:00
15 августа 2017, 12:00
16 августа 2017, 15:30
16 августа 2017, 15:30
14 августа 2017, 15:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
10 августа 2017, 22:33
14 августа 2017, 06:01
10 августа 2017, 14:00
14 августа 2017, 06:00
11 августа 2017, 13:15
12 августа 2017, 21:45
10 августа 2017, 14:45