Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Старинный африканский маятник Запад-СССР (теперь Россия) продолжает качаться

Никита Буранов «Expert Online» 2017
ТАСС

Верховный главнокомандующий лояльными парламенту Ливии вооруженными силами фельдмаршал Халифа Хафтар посетил российский тяжёлый авианесущий крейсер  (ТАВКР) «Адмирал Кузнецов». Об этом сообщил сайт Минобороны РФ.

Визит состоялся в рамках учений, которые стартовали у берегов Ливии в районе порта Тобрук 8 января. На борту авианесущего крейсера маршала Хафтара приветствовали старший на походе вице-адмирал Виктор Соколов, командование и экипаж корабля. После экскурсии по авианосцу состоялась видеоконференция маршала с главой оборонного ведомства России Сергеем Шойгу. Обсуждение касалось вопросов налаживания военного сотрудничества между Российской Федерацией и Ливией.

В прессе активно муссировались слухи о том, что маршал Хафтар будет встречаться не только с российскими моряками, но и с высшим военным командованием РФ вплоть до начальника Генштаба генерала армии Валерия Герасимова, однако эти слухи не подтвердились. Вполне вероятно, что эти переговоры могли быть проведены в режиме секретности. Маршал Хафтар в течение 2016 года уже дважды побывал в Москве. В июне 2016 года он проводил переговоры с секретарем Совбеза Николаем Патрушевым и министром обороны Сергеем Шойгу, а в ноябре с Шойгу и министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Уровень, на котором проводились эти переговоры, свидетельствует о большой заинтересованности сторон в налаживании партнерских отношений. Наиболее интересным моментом в переговорах является отсутствие каких-либо официальных заявлений политического характера о достигнутых договоренностях. Переговоры ведутся на регулярной основе, и отсутствие политических заявлений подчеркивает секретность и важность затронутых тем. В открытых источниках доступна только информация о просьбе Хафтара помочь ливийской национальной армии (ЛНА) оружием. Здесь необходимо сказать несколько слов о ситуации в Ливии, о маршале Хафтаре и его роли в конфликте на данный момент.

Кто такой Хафтар

Маршал Халифа Хафтар в любом случае остается важной фигурой в российско-ливийских отношениях хотя бы как командир наиболее крупной и боеспособной силы в Ливии на данный момент. Хафтар позиционирует себя как убеждённый борец с терроризмом и на этом зарабатывает немалый политический капитал. Однако так ли однозначна его фигура?

Бывший полковник ливийской армии Халифа Белкасим Хафтар, 1943 года рождения, впервые попал в поле зрения прессы и иностранных спецслужб в 1988 году. Будучи одним из командиров ливийской армии, которая в то время воевала против соседнего Чада, Хафтар с 600 своими бойцами умудрился попасть в плен. Территориальный конфликт с Чадом к тому моменту шел уже 10 лет с 1978 года на фоне не затихающей гражданской войны в самом Чаде. Одну из сторон в этой войне традиционно поддерживала Франция, как бывшая владелица этой колонии, другую же Ливия, стремившаяся укрепить свое влияние в Северной Африке и оспорить лидерство Франции. Не без помощи французских спецслужб, при поддержке ЦРУ США 21 июня 1988 года Хафтар объявил о создании Ливийской национальной армии и желании покончить с диктатором Каддафи.

С 1991 по 2011 года Хафтар проживал в США в городе Фоллс-Черч, штат Вирджиния. По всей видимости, это время он использовал чтобы хорошо подготовиться к своему возвращению на родину при поддержке американской разведки. Его роль в «революционных» событиях сводилась к чисто военному руководству. Но после свержения Каддафи большая часть западной помощи оружием и деньгами была перенаправлена официальному правительству Ливии, к которому Хафтар находится в «мягкой» оппозиции. Маршал решил вопрос с недофинансированием просто, заняв при помощи подконтрольной ему ЛНА и союзников большую часть нефтяных полей Ливии. Вторым этапом стал захват большей части НПЗ и портовой нефтеналивной инфраструктуры Ливии. Активно освещая в СМИ свою борьбу с терроризмом в целом и Исламским государством (организации, запрещённой в России) в частности, Хафтар стал одним из самых популярных политиков и военных в восточной части Ливии.

Конечно, амбициозный Хафтар не остановится на достигнутом. Изменившийся расклад и отсутствие помощи со стороны кураторов из США и Франции заставляют искать поддержки у других игроков. Торговля нефтью по демпинговым ценам не даёт достаточной финансовой базы для захвата всей страны. А затянувшийся с 2011 года гражданский конфликт истощил и без того небогатые военные ресурсы. Хафтару требуется много мобильного и мощного вооружения для расширения сферы влияния ЛНА и, в перспективе, установления контроля над всей страной. Такое вооружение Ливии могут поставить всего несколько стран в мире.

В этот момент в регионе и появляется российская морская группировка с целью обозначить присутствие России в регионе и заявить западным партнерам, что старинный африканский маятник Запад-СССР (теперь Россия) продолжает качаться. Хафтар показывает американцам, что в силах найти, а главное привлечь интерес таких стран как Россия к сотрудничеству с ним в регионе. Тема этого сотрудничества пока не разглашается, но это может быть и создание пункта базирования ВМФ РФ, аналогичного Тартусу в Сирии, и совместные проекты в области нефтепереработки, и сотрудничество в военном строительстве сухопутной армии Хафтара. Таким образом присутствие российской ударной группы кораблей на Средиземном море дает не только широкие возможности для нанесения ударов по террористическим группировкам, но и обеспечивает достаточно весомое политическое присутствие России в регионе. Это позволяет России наладить контакты с военным руководством средиземноморских и ближневосточных стран для совместной и более эффективной борьбы с терроризмом. И, конечно, укрепить влияние России в Средиземноморье, что даст дополнительный козырь в переговорах с блоком НАТО.

Есть будущее у Ливии

Гражданская война, идущая в стране с 2011 года, фактически децентрализовала ливийское государство. 20 октября 2011 года в городе Сирт был убит Муаммар Каддафи, бессменно управлявший страной 42 года. Это событие и стало началом катастрофического развала государственности. Политологи задаются вопросом, есть ли вообще шанс восстановить единую Ливию? Возможно, что на карте появятся несколько независимых государств, если враждующие группировки так и не смогут договориться.

Проблема с вакуумом власти в ближневосточном и средиземноморском регионах существует с момента начала так называемой «Арабской весны». После свержения традиционных ближневосточных и средиземноморских «семейных» режимов, к которым относятся все страны республиканского устройства, появился вакуум власти на фоне недовольства населения, военных, продолжения межрелигиозных и межэтнических конфронтаций. Интересно, что все страны региона, где сохранялась наследственная монархия, смогли устоять под натиском волны революций.

По всей видимости, региональным властям при поддержке международной коалиции стран придется выработать приемлемые варианты государственного устройства и политического обновления нестабильных стран, чтобы избежать ползучего распространения исламизма, который в глазах арабского суннитского населения всегда дает четкие ответы на вопросы религии, власти и государственного устройства. Учитывая менталитет и разношерстность населения региона как в конфессиональном, так и в этническом отношении, только четкие ответы, данные государственной властью, будь то федерализация или иные приемлемые для населения варианты, смогут, наконец, разрубить гордиев узел гражданских конфликтов в арабских странах.

Парадоксальная ситуация в Ливии может служить антипримером «как не надо делать» для западных стран, которые фактически инспирировали развал страны в 2011 году не без помощи ООН. Гигантская протяженность береговой линии (почти 1800 километров) большие запасы нефти и в целом высокий уровень жизни для Африки были отличительными чертами страны в мирное время. С момента свержения Ливийской монархии в 1961 году Каддафи всегда подчеркивал, что Ливия под его руководством является своеобразным «щитом» для Европы от орд беженцев и мигрантов из Африки. С его смертью это «щит» стало некому держать. Последствия мы можем наблюдать в сводках новостей из Европейских стран.

Сами ливийцы так и не смогли договориться между собой о едином руководстве внутри страны. Этому способствует не только вмешательство иностранных государств в дела Ливии, но и пёстрый национальный состав населения страны. При формальном преобладании мусульман-суннитов (свыше 97%) и этнических арабов в государстве де-факто сохранялся родоплеменной строй. Многочисленные кочевые племена берберов, тубу, туарегов после смерти Каддафи не желают быть в единой Ливии и ведут самостоятельную политику, опираясь на свои мобильные вооруженные отряды. Эти племена контролируют пустынную часть страны на юге. У них нет больших претензий на власть или огромных запасов нефти, но вести переговоры с марионеточными и нелегитимными правительствами из Триполи или Бенгази они зачастую отказываются. Фактически кочевые племена с 2013 года живут в автономии.

Прибрежная часть страны стала основным фронтом боевых действий, которые непрерывно ведутся с 2011 года. Переходный национальный совет Ливии, основанный противниками диктатора, обещал выборы в 2012 году и единую власть в стране. Проведенные впервые с 1969 года выборы не смогли дать стране легитимного правительства. Свыше 100 участков даже не открылись для голосования. Всё это время мелкие и крупные группировки не переставали воевать за скудеющие ресурсы страны. Многочисленные ассамблеи, конституционные собрания, министры и генералы так и не смогли дать ливийскому народу обещанного спокойствия и процветания. Доходило до того что в стране в 2015 году параллельно действовало 2 кабинета министров! Страна полностью погрузилась в пучину хаоса, а исламисты из разнообразных ближневосточных группировок, самой страшной из которых является Исламское государство, воспользовались безвластьем, чтобы проникнуть в страну. Официальному правительству из Триполи стоило больших усилий выбить ИГ из города Сирт, бои длились 8 месяцев.

Большая часть прибрежных городов сильно разрушены. К примеру, города Сирт и Бени-Валид вообще практически перестали существовать. Сначала их разрушили за поддержку свергаемого Каддафи, позже они стали оплотом ИГ в регионе. В данном случае большой интерес вызывает город Мисурата, который чем-то походит на древнегреческий полис, управляемый советом олигархов. Горожане окружили Мисурату сетью окопов, стен и блокпостов, пуская к себе людей только по ходатайству жителя города. Единственный крупный порт, не подвергшийся разрушению, расположен именно там.

Сейчас прибрежная полоса Ливии поделена между Всеобщим национальным конгрессом, который управляет лишь городом Триполи и его окрестностями, и Ливийской национальной армией маршала Хафтара. Позиции этих двух центров силы в Ливии перемежаются целым конгломератом всевозможных группировок, местных ополчений, исламистов, кочевников и просто бандитов. Хождение оружия в стране фактически приняло свободный оборот. ЛНА контролирует большую часть Востока страны, и, главное, управляет добычей и переработкой большей части нефти в стране, что дает Хафтару неплохую денежную подпитку. И перспективы установления своей власти. Сможет ли он ими воспользоваться, вопрос ближайшего будущего.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

814
Похожие новости
24 ноября 2017, 10:00
21 ноября 2017, 20:15
22 ноября 2017, 10:15
22 ноября 2017, 07:45
23 ноября 2017, 07:30
23 ноября 2017, 07:30
Новости партнеров
 
 
Выбор дня
24 ноября 2017, 13:15
24 ноября 2017, 13:15
24 ноября 2017, 13:15
24 ноября 2017, 15:45
24 ноября 2017, 13:00
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
20 ноября 2017, 19:00
22 ноября 2017, 10:45
22 ноября 2017, 13:30
23 ноября 2017, 16:00
21 ноября 2017, 10:45
22 ноября 2017, 23:30
20 ноября 2017, 13:45