Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Страна победившего инфантилизма. Тридцать лет Запад любовно взращивал из Украины врага для России

Еще даже месяц назад война России и Украины казалась не более вероятной, чем война Польши с Португалией. В российских умах силовое решение, причем такое глобальное, не укладывалось никаким образом. Почему это смогло произойти? Редакция «Военно-промышленного курьера» обратилась за разъяснением к политологу Ростиславу Ищенко, президенту Центра системного анализа и прогнозирования.
Дело в том, что это только в российских умах не укладывалась возможность силового столкновения с Украиной. А вот украинская политическая элита да и значительная часть общественных активистов из националистических партий готовились к войне с Россией начиная еще с восьмидесятых годов. Когда только стал распадаться Советский Союз, где-то в 1989–1990 годах пошли разговоры о том, что независимая Украина обязательно попадет под удар России, которая-де будет стремиться восстановить Советский Союз.
И с первых же лет украинской независимости Украина занимала конфронтационную позицию по отношению к России. Все время речь шла о том, что Украина ждет русско-украинской войны, ждет нападения России. При этом с первых дней своего существования Украина проводила обструкционистскую политику – по поводу того же газового транзита и взаимодействия в иных важных для России отраслях. Она, например, отказалась в свое время продать России ракетный крейсер «Украина», заложенный еще во времена СССР, который был доведен до 95-процентной готовности на Николаевских верфях.
На совершенно русских территориях вдруг возникает независимое государство, причем исключительно ввиду стечения обстоятельств, а не потому, что оно было нужно местному населению
Была разрезана на металлолом большая часть самолетов, которые базировались на аэродроме Прилуки – по-моему, там было от 50 до 60 процентов всей стратегической авиации Советского Союза. Именно там дислоцировалась большая часть новейших стратегических бомбардировщиков Ту-160. Они были в основном разрезаны, и только восемь штук в последний момент Путин успел забрать у Украины за долги за газ. И так практически по всем показателям – там, где для России решался какой-то чувствительный вопрос, Украина всегда была против, причем зачастую даже в ущерб собственным интересам.
Дело в том, что изначально Украина попала под влияние Запада, под влияние Соединенных Штатов. И вот эти две тенденции, во-первых, уверенность местной элиты в том, что Украина богатое государство и без нее Россия не выживет, а значит, пойдет ее обязательно захватывать, и во-вторых, давление Запада, который воспитывал украинскую элиту, украинское общество в таком инфантильном стиле, что они-де европейцы, а там, дальше живет какая-то орда, с которой все равно придется всю жизнь противостоять, они слились воедино и поэтому противостояние с Россией для украинского общества стало вроде как естественным.
Россия на войну все время не являлась, но Украина даже до 2014 года тем не менее с Россией усиленно боролась. Все свои внутренние неурядицы, проблемы украинские правительства всегда объясняли российским противодействием и российской агрессивностью. Поэтому нет ничего удивительного в том, что украинское общество как раз к подобного рода столкновению морально было готово. Оно не было к нему готово материально, потому что все время, убеждая себя в том, что Украина будет обязательно воевать с Россией, украинские элиты на глазах у всего общества и без какого-то бы ни было противодействия разворовывали украинскую армию, уничтожали военно-промышленные комплексы.
Здесь сработала еще одна такая черта, тоже инфантильная. Украинцы, готовясь к войне с Россией, были уверены, что их задача заключается лишь в том, чтобы как можно громче лаять, а потом воевать за них придет Запад. Они до сих пор, кстати, уверены в том, что сейчас Запад санкциями нас задавит или действительно явится на войну, и очень разочарованы, что западные армии не пришли воевать против России. Но до сих пор рассчитывают, что вот сейчас Россия сломается под давлением санкций, приползет на коленях просить мира на украинских условиях.
Ростислав Ищенко
Помню, что еще в середине 90-х годов я своим знакомым, коллегам на Украине говорил, что вы допускаете только одну ошибку: войну-то вы рано или поздно выпросите, но только это не будет война России и Запада где-то там в розовых облаках, с которой будете стричь купоны. Это будет война России и Запада на украинской территории. И вы станете полем боя независимо от своего желания, потому что вы сейчас выпрашиваете войну, в которой являетесь стороной страдательной – вы не являетесь субъектом этой войны, вы являетесь ее объектом. Ну вот они эту войну и выпросили.
Надо понимать, что украинское государство возникло внезапно. При этом в реальности на территории Украины никто за него не боролся, до того оно никому не было нужно. Всем и так было хорошо – за исключением отдельных националистов. Но их было так мало, и когда они в Киеве, например, пытались митинговать в университетском парке, собиралась такая маленькая группка, что их даже не разгоняли. На них просто не обращали внимания. Ну собираются какие-то хромые и нищие маргиналы, ну и ладно.
Когда таким образом вдруг возникает государство, то не только элите, но и народу надо себе объяснить, почему и зачем оно возникает, тем более если от него все равно нельзя отказаться. А получилось так: ну вот оно есть, с ним что-то надо делать, из него должна возникнуть какая-то государственная идея.
Создавать вторую Россию, то есть второе русское государство – это для украинского провинциального интеллекта оказалось слишком сложно, потому что там до сих пор, несмотря на кучу примеров, когда в стране говорят на языке, не совпадающем с ее названием – Канада там или Австралия, уверены: если есть Украина, должен быть украинский язык. Они даже не подозревали, что можно создать второе, третье русское государство. Бывает так, что один народ обладает несколькими государствами. Например, немцы помимо Германии и Австрии имеют Лихтенштейн, Люксембург, частично Швейцарию. Но на Украине до такой сложности не дошли. Все просто: коли мы не Россия, значит, мы – антиРоссия. При России все были русские. А теперь мы не Россия. Почему? Наверное, потому, что мы – хорошие, русские – плохие. А значит, они нас угнетали. Идея была настолько свежая и неповторимая, что она начала быстро охватывать массы.
И критичного отношения к этому у большинства населения не возникло, что можно объяснить провинциальным инфантилизмом. То есть государство вдруг возникло в провинции. Представьте себе, сейчас Козельск становится столицей независимого государства. И здесь то же самое. На совершенно русских территориях вдруг возникает независимое государство, причем исключительно ввиду стечения обстоятельств, а не потому, что оно было нужно местному населению. И ему, населению, надо объяснить себе самим, зачем им это государство нужно.
Вот они нашли объяснение – потому что мы лучше. Они же не могут сказать, что хуже или, что какие-то другие. А раз мы лучше, значит, мы боролись. Никто не боролся, а мы боролись. За независимость. Почему за независимость? Потому что нас угнетали. Как вас угнетали? Не давали говорить на собственном языке. Так ты же никогда не говорил на этом языке. Потому и не говорил, что в свое время была проведена русификация и уже 25 поколений не говорило по-украински.

Фото: yandex.ru
Вывески на украинском, книги на украинском, украинские театры и прочее – этого никто не хотел замечать. Коль уж родилась идея – угнетают, то если даже вас будут на руках в туалет носить, все равно, значит, угнетают, ходить не дают.
И эта идея легла на благодатную почву. Почему угнетали, объяснить оказалось несложно. Ну потому, что мы же богатые. Вот смотрите, мы на юге находимся, хорошие у нас черноземы, палку воткни – вырастет. Надо было нас грабить, потому что там, в России есть нечего. А вот у нас заводы стоят, это же мы все строим, создаем. А когда я у них спрашивал, ребята, заводы-то кто строил? Тут же после войны было чисто поле, люди из самых разных областей России, из Узбекистана, из Казахстана, из Прибалтики строили здесь предприятия и оставались на них работать. Нет, это все мы построили, это мы все восстановили, отвечают. И вообще мы войну выиграли.
Кстати, это можно наблюдать повсеместно и в России. Интернет позволяет продемонстрировать полную инфантильность среднестатистического гражданина, который прочтет какую-нибудь ересь по поводу того, что от вас скрывали настоящую историю, потом начинает писать везде: так вот же настоящая история, она не такая была, как историки нам рассказывают, она другая, я ее уже знаю. Вы пойдите почитайте такой-то сайт, там правду нам рассказывают про настоящую историю.
Точно так же воспринимала происходящее значительная часть населения Украины. Ему выдавали простые объяснения, которые укладывались в несложно организованный мозг, были доступны простейшему интеллекту. Оно их схватывало. И это распространялось все шире и шире. Тем более ведь всегда любому дикарю приятно, когда ему говорят: «Ну ты уже европеец, а сосед твой – нет, он никогда им не был. А ты всегда был европейцем».
В результате из совершенно русской провинции начало формироваться антирусское государство с нерусским населением. Сейчас, я думаю, значительная часть населения Украины уже русским никогда не станет. Оно им родилось и в свое время росло, но уже так переформатировалось, что обратного пути нет. Причем я говорю не о тех, кто родился после независимости, а о тех, кому сейчас 50–60. Они уже будут такими, какими они себя создали, другими. Они так и создали свою украинскую нацию, только теперь эта нация разбежалась по всему миру.

Фото: google.com
Действительно самостоятельное государство там вообще не может образоваться. Нынешнее украинское государство создавали американцы для своих целей. Если там будет еще какое-то государство, его должен создавать кто-то. Его может создавать Россия, его может создавать Польша, его может создавать Америка, но как показывают практика и опыт, то, что выросло в виде украинской квазинации из переформатировавшегося русского, оно абсолютно неспособно к государственному строительству. Ведь главная национальная идея в том, что должны принять в Европу, пускай тогда все будет хорошо. Почему хорошо? Потому что там работать не надо, деньги просто так дают. Я, конечно, упрощаю и утрирую, но на самом деле все так и есть. Это основа национальной идеи. Но таким образом государства не возникают.
Поэтому сейчас проблема заключается в том, что вообще делать с этими территориями, с этими людьми, потому что их надо в чувство приводить долго. Эта работа уже на десятилетия. И в условиях серьезной глобальной конфронтации это очень серьезное отвлечение ресурсов. Американцы не случайно сбрасывали, сбрасывали и все-таки сбросили Украину.
Каким образом без серьезных ресурсных затрат контролировать эту территорию – с одной стороны, а с другой – постепенно вытаскивать население из европейской дикости и приводить в нормальное состояние русской цивилизации – вопрос. Пока должны завершиться боевые действия. Мы еще посмотрим, сколько миллионов из Украины за это время убежит. Уже больше миллиона – и понятно, что это не те, кто симпатизировал России. Да, часть перебралась в Белоруссию и в Россию. Но в ЕС еще убегут не меньше двух-трех, а может быть, и четырех-пяти миллионов.
В результате население Украины может выйти на отметку всего 20–25 миллионов. Но все равно это огромное количество людей, разбросанных на огромной территории в непригодных для жизни условиях. И после того как боевые действия закончатся, это будут уже российские проблемы. И следующая задача – организовывать новую жизнь так, чтобы и себя не слишком сильно обременить, и в перспективе эти территории могли стать для России не источником проблем, а источником пользы.
Записал Арсений Гришин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


1693
Похожие новости
01 июня 2022, 14:07
27 мая 2022, 10:50
26 мая 2022, 09:08
26 мая 2022, 09:09
25 мая 2022, 13:15
05 июня 2022, 21:22
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ