Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Стратегическая концепция американского плана большой Арктико-Тихоокеанской «игры»



Невероятно быстрыми темпами развивается геостратегическая напряжённость в Азиатско-Тихоокеанском регионе и его окрестностях. Громадный флагманский экономический и промышленный мировой регион одновременно превратился в грандиозный условный театр военных действий между ключевыми и развивающимися мировыми сверхдержавами, а также региональными сверхдержавами, имеющими кардинальные расхождения внешнеполитических и экономических предпочтений.

Последним, самым значимым и показательным, военно-политическим инцидентом в этом регионе стало прибытие к островному архипелагу Спратли в Южно-Китайском море эсминца УРО USS «Lassen» ВМС США, который пересёк 12-мильную морскую зону рифа Суби, являющегося одним из объектом территориального преткновения между КНР с одной стороны и Филиппинами, Малайзией, Вьетнамом, Тайванем и Брунеем - с другой. Обстановка накалилась до предела: внешнеполитическое и военное ведомства Поднебесной крайне резко и вполне обоснованно отреагировали на несанкционированный заход корабля американского флота в ближнюю морскую зону стратегических интересов Китая, даже указывая на вероятность эскалации конфликта на морском ТВД Южно-Китайского моря, где, кстати, ВМС Китая находятся в немного более преимущественном положении, чем в районе Марианских островов или Индийском океане.


С глобальной точки зрения, маневрирование американского эсминца «Lassen» не меняет стратегическую расстановку сил в этом небольшом районе Юго-Восточной Азии, с тактической и технической же является очень неприятным и «вредоносным» инцидентом, ведь как мы знаем, американские эсминцы класса «Арлей Бёрк», помимо БИУС «Иджис», оснащаются весьма мощным и производительным гидроакустическим комплексом AN/SQQ-89 (V) 10, который способен отслеживать самые разнообразные многочисленные, по типу и степени шумности, подводные и надводные объекты на значительных удалениях, включая дальнюю зону акустической освещённости; а как известно, большинство китайских атомных и дизель-электрических субмарин не отличается низкой степенью шумности. В таких условиях даже одиночный кратковременный проход этого эсминца сможет предоставить американскому флоту весьма подробную «картину» относительно расположения и действий подводной компоненты ВМС Китая, включая даже акустическое звучание китайских подлодок для их упрощённой классификации.

Все слабые стороны ВС КНР, в случае военного конфликта с «антикитайским блоком», мы определили в нашей прошлой статье; при этом совершенно ясно, что если Китай не будет поддержан РФ и ОДКБ, то утратит влияние над всеми важными морскими транспортными путями, которые расположены на расстоянии более 1500 км от берегов Поднебесной.

«Отсидеться в домике» у нас здесь совершенно не предоставляется возможности, поскольку проблема данная уже не только вышла за пределы АТР в Индийский океан, что показали американо-японско-индийские учения «Malabar-2015», а в ближайшее время может охватить и Арктический регион, что автоматически объединяет РФ и Китай вокруг очень непростой задачи – условного контроля северной части Тихого океана, от чего мы пока ещё далеки. «Потеря» этой части Тихого океана влечёт огромное снижение оперативности ВМФ России, а также серьёзно ограничивает возможности оказания поддержки для ВМС Китая при самом неблагоприятном раскладе.

Амбиции США на господство в Северной части Тихого океана прослеживаются уже на протяжении нескольких лет. Начальным толчком для смещения приоритетного оперативно-стратегического направления ВМС США в северную часть Тихого океана несомненно стала разразившаяся «арктическая гонка», где США уж точно не хотели упустить свой приличный куш в виде солидной территории континентального шельфа; но немного позднее, когда в АТР Китай превратился в молодую и бурно развивающуюся сверхдержаву, в Вашингтоне увидели и огромное множество других положительных моментов стратегического характера удержания контроля над этим северным регионом, поэтому сейчас США в более широком понимании оценивают важность Берингова пролива в построении своей дальнейшей военно-морской доктрины.

Зимой 2009 года, на закате своего правления, администрация Буша приняла специальную коррективу дальнейших действий ВС США в арктической зоне «NSPD 66/HSPD 25», которая учитывает не только серьёзное увеличение подводной компоненты и контингента ВМС США в арктических морях и Северном ледовитом океане, но и уплотнение графика патрулирования истребительной авиации ПВО и самолётов ПЛО в зоне ответственности «NORAD», а также более серьёзное отношение к подготовке экипажей надводных боевых кораблей для действий в условиях крайнего севера, что стало настоящей диковинкой для американских моряков, ведь расположение основных баз ВМС на тихоокеанском и атлантическом побережьях континентальных штатов обусловили отсутствие должной подготовки к проведению операций в арктической зоне, по причине чего только американские подводники – экипажи ПЛАРБ класса «Огайо», «Вирджиния», «Лос Анжелес» и «Sea Wolf» оказались подготовлены к «арктической гонке». Но американцы прекрасно понимают, что превзойти ВМФ России на нашем «арктическом бастионе» (так они называют КУГ СФ в северных морях) им не удастся уже никогда, основное внимание уделяется именно району Берингова моря, которое является основным связующим звеном во взаимозаменяемости между Северным и Тихоокеанским флотами России; его блокирование противолодочными средствами ВМС США, в случае эскалации конфликта между КНР и «антикитайским блоком», может серьёзно оттянуть время подхода МАПЛ Северного Флота, а один только ТОФ не сможет внести весомый вклад в поддержку китайских ВМС, кроме этого, возникает и прямая угроза взаимодействию вышеуказанных флотов, что ставит под вопрос безопасность нашего государства в кризисные времена.

Экипажи американских ПЛАРБ и МАПЛ, в отличии от моряков надводных кораблей, имеют достаточно высокий опыт выполнения сложнейших операций в арктических условиях; на фото матросы расчищают ледовый габарит перед рубкой современнейшей американской МАПЛ SSN-21 «Sea Wolf», поднявшейся в арктических льдах в июне 2015 года


СТЕПЕНЬ УГРОЗЫ И АССИМЕТРИЧНЫЙ ОТВЕТ НА НОВУЮ ИНФРАСТРУКТУРУ ВС США НА АЛЯСКЕ

Как известно, на реализацию своих геостратегических идей Минобороны США готово тратить в прямом смысле триллионные состояния, вот и вопрос доминирования в Беринговом море заставляет привлечь максимально возможные производственные ресурсы и финансовые вливания, ведь для достаточной оперативности ВМС США в районе Берингова пролива, в буквальном смысле, необходимо сформировать новый полноценный флот с мощным корабельным ордером непосредственно на побережье Аляски, которое сейчас является абсолютно неподготовленным полем для деятельности. На возведение сложнейшей береговой инфраструктуры потребуется не менее десятка лет, но как считают американские военные эксперты, игра стоит свеч.

Уже сейчас руководство штата Аляска, а также Инженерный корпус ВС США рассматривают побережье северного штата на предмет самого глубоководного прибрежного участка для возможности базирования боевых кораблей основных классов (эсминец, ракетный крейсер, атомный авианосец). Но в настоящее время предельная глубина порта горда Ном не соответствует осадке основных авианосцев американского флота класса «Нимиц» (12,5 м), что указывает на необходимость искусственного углубления дна данного порта. Но абсолютно не стоит питать себя иллюзиями, что американцы для возможности базирования авианосцев будут терять драгоценные годы, занимаясь значительным углублением этого порта. Всё куда более просто. Нынешнее дно порта в Номе, собственно как и в Порт-Кларенсе, практически готово для создания мощной корабельной группировки из эсминцев «Арлей Бёрк», крейсеров «Тикондерога», литоральных боевых кораблей ближней морской зоны класса LCS и ударных ракетно-артиллерийских эсминцев нового поколения класса «Zumwalt»…., группировка очень и очень способная и будет обладать незаурядными способностями как в плане ПВО морского ТВД, так и в плане нанесения массированных ракетных ударов противокорабельными и крылатыми ракетами «Гарпун»/«Томагавк» с одновременным противолодочным патрулированием вод Берингова моря. Авиационное прикрытие будет оказываться совершенно не силами палубной авиации, а мощными истребительными авиакрыльями, базирующимися на всем известной авиабазе «Элмендорф-Ричардсон», что всего в 1000 км от Берингова пролива, а авианосцы будут выполнять более важные боевые операции в Юго-Восточной Азии или Индийском океане, хитро, не правда ли?

Крупнейшая взлётно-посадочная полоса аэропорта Анадыря (3500х60 м) хоть и приспособлена для применения любых типов авиатехники, её переоборудование в полноценную авиабазу займёт несколько лет, а ближайшая полноценная авиабаза Елизово расположена в более, чем 1500 км от пролива, что серьёзно увеличивает подлётное время истребительной авиации ПВО, в то время как база в Элмендорфе уже несколько десятков лет является наиболее перспективным и технически совершенным объектом ВВС США в северной части Тихого океана, где развёрнуты истребители 5-го поколения F-22A и самолёты ДРЛО E-3C. Вполне логично предположить, что именно морской порт и аэропорт Анадыря должны уже в ближайшие 10 лет стать основными стратегическими объектами обеспечения безопасности Северного морского пути; но как быть до этого?

Звено малозаметных истребителей 5-го поколения F-22A “Raptor” на ВПП авиабазы «Elmendorf-Richardson», штат Аляска


С целью контроля Берингова моря и одноимённого пролива потребуется смешанная корабельная ударная группировка, которая должна обладать достаточно сбалансированным комплексом вооружения, способным выполнять задачи ПВО-ПРО, ПЛО и противокорабельные задачи. Корабли с развитыми ЗРК остро необходимы в ТОФ, поскольку и американские и японские эсминцы и крейсера «Арлей Бёрк», «Конго»/«Атаго» и «Тикондерога» вскоре перейдут на совершенно новый тип противокорабельного вооружения, основу которого составят малозаметные ПКР «LRASM». Их арсеналы могут быть ограничены лишь модификацией УВПУ Mk41, и достигать нескольких сотен в одной КУГ. ЭПР этих ракет не превышает 0,08 м2, из-за чего отражения их массированного удара может осуществлено исключительно многоканальными и производительными КЗРК типа С-300ФМ, «Полимент-Редут», «Штиль-1», «Панцирь-М1», поэтому серьёзную угрозу для американского флота здесь будут представлять фрегаты ПВО пр. 22350 и корветы пр.20385 в количестве до 5-7кораблей. Их действия должны быть подкреплены парой-тройкой многоцелевых противокорабельных АПЛ пр. 949А «Антей» и пр.885 «Ясень». Такой состав не позволит американцам беспрепятственно блокировать стратегически важный для ВМФ России пролив.

Касаемо авиационной поддержки стоит сказать, что МиГ-31БМ, развёрнутые на а/б «Елизово», имеют более высокие скоростные параметры, нежели американская истребительная авиация, а поэтому способны выходить на необходимые рубежи патрулирования в Беринговом море столь же оперативно как и американские F-22A с более близкой а/б «Элмендорф-Ричардсон». В качестве временной авиабазы может быть использована ВПП аэропорта регионального значения «Марково» в Анадырском районе. Аэропорт удалён всего на 800 км от Берингова пролива, а его длина 2428 метров позволит эксплуатировать транспортные самолёты Ил-76МД, а также все виды тактической авиации в любом варианте и назначении подвески вооружения. Су-35С пока останутся основными средствами для завоевания превосходства в воздухе над американской авиацией на Дальнем Востоке, большой радиус действия, сверхманевренность и мощнейшая БРЛС «Ирбис-Э» будут актуальны ещё около пары десятков лет, поэтому Су-35С продолжит служить в одном ряду с перспективным авиационным комплексом 5-го поколения Т-50 ПАК-ФА.
В свете внедрения ПКР «LRASM» в комплексы вооружения американских и японских «Иджис»-кораблей, возможности ПВО КУГ Тихоокеанского флота России не являются достаточными для самостоятельных действий в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и ТОФ нуждается в постоянном прикрытии силами морской авиации (Су-30СМ, Ил-38Н и т.д.) и дальнейшем пополнении корабельного состава, по этой причине сохранение контроля над Беринговым проливом решает стратегическую задачу оперативной переброски КУГ из Северной Атлантики, Арктического региона в АТР для поддержки ТОФ, а создание дополнительной военно-морской базы на Чукотке (Анадырский Район) установит более высокий боевой потенциал ТОФ с чётким рассредоточением различных классов кораблей и отсутствием временных оперативных пустот на морском ТВД.

Одним из немаловажных направлений усиления обороноспособности ВМФ является модернизация береговой компоненты. В этой сфере на Дальнем Востоке уже сейчас происходят серьёзные подвижки: буквально каждый месяц береговые части флота пополняются комплектами БПКРК «Бастион», «Бал». Батареи формируют непреодолимый 300-километровый рубеж обороны против кораблей противника, сами батареи расположены под защитой десятков дивизионов ЗРК С-300ПС и С-400 «Триумф», что делает надёжно защищённой почти всю береговую инфраструктуру Дальнего Востока, в то время как для господства в средней и дальней морской зонах потребуется ещё около 10 лет на постройку многоцелевых кораблей новых проектов, которые даже в меньшем количественном соотношении будут в разы лучше японских и американских кораблей с системой «Aegis» (касается таких кораблей как пр. 23560 «Шквал» или пр.22350 «Адмирал Горшков»).

Недавнее восстановление арктической военной базы с ВПП на о. Котельный (Новосибирские о-ва), начавшееся по распоряжению В. Путина, в очередной раз подтверждает, что в России уже предусмотрены все варианты развития событий. На данной базе может быть размещено целое звено противолодочных Ил-38Н и других типов морской авиации, которая сможет контролировать обстановку в Чукотском море (северная сторона Берингова пролива), где наиболее вероятно появление МАПЛ ВМС США, а также оперирование американской стратегической авиации.

Действия любой крупной надводной КУГ ВМФ России в северных морях будут максимально ограничены без специализированного усиленного ледового класса кораблей, которые помимо выполнения функций ледокола, способны транспортировать тысячи тонн материально-технического обеспечения как для собственного состава КУГ, так и для военно-морской базы, в которую данная группировка держит путь. На фото усиленный морской транспорт пр. 20180ТВ «Академик Ковалёв». Его водоизмещение соответствует классу «эсминец», а БРЭО соответствует самым передовым отечественным разработкам


Военная база на о. Котельный не позволит ВС США удержать контроль над проливом Беринга со стороны Чукотского моря, а также станет стратегическим пунктом материально-технического обеспечения надводных кораблей, подводных лодок и авиации Северного флота во время дальних арктических походов.

Единственный вопрос лишь в разработке новых боевых и транспортных кораблей ледового класса, позволяющих флотам выполнять весь список арктических задач практически в любых метеорологических условиях.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1054
Похожие новости
18 августа 2017, 09:45
17 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 07:30
18 августа 2017, 10:00
17 августа 2017, 16:30
18 августа 2017, 07:33
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
17 августа 2017, 09:15
16 августа 2017, 15:32
16 августа 2017, 08:15
12 августа 2017, 11:45
15 августа 2017, 14:30
16 августа 2017, 10:15
15 августа 2017, 12:00