Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Суданская фронда на линии фронта. Политическая оппозиция и вооруженные группировки сражаются за место под солнцем

Судан, у руля которого с 1989 года стоит президент Омар аль-Башир, охвачен волнениями. Против центральных властей действуют вооруженные группировки, после отделения Южного Судана (первого признанного ООН передела постколониальных границ в Африке) не прошло и 10 лет. Ситуация влияет на добрую половину континента и сказывается на интересах России, восстанавливающей здесь свое присутствие.
В конце января суданский президент посетил Каир. Египет традиционно имеет серьезные позиции в структурированной суданской оппозиции и ряде вооруженных группировок, аль-Башир приехал в АРЕ, чтобы добиться нейтралитета Каира в отношении ряда групп, прежде всего махдистов, чей лидер – Садик аль-Махди долгое время жил эмигрантом в Египте и тесно контактирует с местными властями и спецслужбами. Отсюда ссылки аль-Башира в Каире на «арабскую весну», партии и страны, которые хотят дестабилизировать Судан.

Каир нуждается в Хартуме

Сегодня Каир, несмотря на сложные отношения с Хартумом, на поддержку оппозиции не пойдет, поскольку египтянам ясна перспектива политического хаоса в Судане после свержения режима. Египтянам нужно урегулировать проблему строительства в Эфиопии плотины «Возрождение», а позиция Хартума по этому вопросу – одна из ключевых. Ждать, когда в суданской столице сформируют дееспособное правительство (а оно будет коалиционным, значит, неустойчивым), которое определит позицию относительно эфиопской плотины, в Каире не могут. Омар аль-Башир привез компромисс: Каир отказывается от поддержки суданских оппозиционеров и начинает работать с ними для достижения договоренностей с властями, а Судан сближает свою позицию по разделу вод Нила с египетской.
Уход аль-Башира «подвешивает» договоренности с Хартумом об отводе лагерей «Братьев-мусульман» в глубь суданской территории и создании совместных мониторинговых пограничных миссий. Позиция АРЕ и ее главного партнера в регионе – ОАЭ в отношении Судана едина: они выступают за сохранение ситуации и выдвижение аль-Башира на новый президентский срок, хотя убеждают его поделиться полномочиями со структурированной оппозицией.

От исламистов до коммунистов

Основа волнений – вопрос о власти. Оппозиционность махдистов росла прямо пропорционально уменьшению присутствия представителей партии во властных структурах после увольнения сына Садика аль-Махди с поста советника Омара аль-Башира два года назад. В Каире и Абу-Даби (аль-Башир – союзник ОАЭ в аравийской коалиции в Йемене) не верят в способность оппозиционных лидеров удержать стабильность и преемственность нового режима в выполнении международных обязательств, прийти к компромиссу при формировании устойчивого коалиционного правительства.
Волнения в Судане влияют на ситуацию в доброй половине Африки и сказываются на интересах России в этом регионе
Что представляет сейчас суданская оппозиция. Она включает официально структурированную политическую компоненту и вооруженные группировки, в политическую жизнь страны не встроенные.
Структурированная оппозиция.
Оппозиционные партии Судана: Национальная партия Умма, Национальные силы консенсуса, Партия суданского конгресса, Партия народный конгресс, Суданская коммунистическая партия, Юнионистская демократическая партия (в ней две фракции: во главе с Мухаммедом Османом аль-Миргани и с Джалалом аль-Дигаиром), Партия реформ, Партия юнионистского движения и «Братья-мусульмане».
Первая представлена двумя коалициями. Это Форум национального консенсуса (ФНК) и Будущие силы перемен (БСП). ФНК сформирован в 2010 году из таких организаций, как Национальная партия Умма, Партия народный конгресс (ПНК) и Суданская компартия, для противостояния правящей Партии национальный конгресс и создания переходной политической системы. Коалиция БСП создана в феврале-марте 2016 года из более 40 партий, в том числе Партии реформ и Форума справедливости для мира (ФСМ). В том же году блок раскололся.
По уровню влияния эксперты относят к основным оппозиционным политическим силам ПНК, Национальную партию Умма, ФНК, Суданскую коммунистическую и Юнионистскую демократическую партии (в правящей коалиции). Представители невооруженной оппозиции представлены в Национальном собрании. ФСМ имеет восемь мест, ПНК и ЮДП – по четыре. Партии, входящие в ФНК, бойкотировали последние выборы в парламент и присоединились к вооруженной оппозиции в Аддис-Абебе в декабре 2014 года, подписав декларацию «Суданский призыв». После чего председатель ФСМ Фарук Абу Исса был арестован и просидел в тюрьме до апреля 2015 года. Западные эксперты оценивают политическую фронду как слабую.
Эффективность оппозиции упала после смерти лидера Партии народный конгресс Хасана ат-Тураби в марте 2016 года. Он координировал деятельность оппозиционных групп. После его смерти Али аль-Хадж был избран 25 марта 2017 года генсеком Партии народный конгресс.
Ат-Тураби был главным посредником на переговорах правительства и оппозиционных групп, входящих в «Суданский призыв». Как член Руководящего комитета национального диалога он доказал решающую роль в получении уступок от таких групп, как Национальная партия Умма. Нынешнее обострение ситуации эксперты связывают с тем, что преемники ат-Тураби в партии не смогли или не захотели реализовать их потенциал как посредников. Часть исламистов и в правящей партии, и в партии ат-Тураби не принимают политику аль-Башира и против его переизбрания.
Отношения ат-Тураби с аль-Баширом переживали периоды от поддержки переворота в 1989 года, который привел аль-Башира к власти, к критике правительства и его заключению под арест. ПНК участвовала в общенациональных выборах в апреле 2010 года, но ее кандидат в президенты Абдулла Дэн Ньял набрал лишь 3,92 процента голосов. Партия получила четыре места на выборах в Нацсобрание в апреле 2010 года, но бойкотировала выборы-2015.
После смерти ат-Тураби наиболее влиятельной оппозиционной фигурой стал бывший премьер-министр и лидер Национальной партии Умма Садик аль-Махди. Его попытка в марте 2018 года организовать взаимодействие с антиправительственными группировками пресекли власти, 3 апреля предъявившие аль-Махди обвинение в попытке свергнуть правительство. Его вхождение в коалицию «Суданский призыв» ознаменовало новый этап формирования единой платформы оппозиции. «Суданский призыв» отверг попытку формирования правительства национального согласия, о чем объявил премьер-министр Бакри Хасан Салих 12 мая.
Умеренная исламская центристская Национальная партия Умма во главе с Садиком аль-Махди, дважды занимавшим пост премьер-министра, – партия крупных и средних торговцев. Она образована в 1945 году и после обретения независимости в 1956-м выступала за предоставление населению равных прав. Большинство дарфурцев связаны с НПУ, что объясняется корнями движения в Дарфуре (предшественники аль-Махди в руководстве были уроженцами этого региона) и приверженностью дарфурцев умеренному исламу. Аль-Махди – представитель клана национального героя, выбившего из Судана британцев в 1885 году. Значительная часть его сторонников были из Дарфура и Кордофана.
Суданская компартия основана в 1946-м. Лидер Абдель-Халек Маджуб был казнен Джафаром Нимейри. Это вынудило партию и ее нового лидера – Мухаммеда Ибрагима Нугуда уйти в подполье. После возвращения на политическую арену в 1985 году из-за запрета аль-Баширом партий с 1989 года Нугуд снова в подполье. В 2005-м его арестовали, но вскоре выпустили, а партия стала частью легальной оппозиции. На посту лидера в 2012 году его сменил Мухаммед Мухтара аль-Хатиб. В отличие от него Нугуд получал денежные дотации со стороны суданских властей. В этом причина оппозиционной активности коммунистов.
ЮДП – старейшая политическая партия в Судане и единственная управлявшая страной после получения 58 мест на выборах 1953 года. Никогда не участвовала в переворотах. На выборах 1984-го стала второй по числу мест в парламенте. Имеет отношения с южносуданским СНОД, с которым подписала мирное соглашение в ноябре 1988 года в Эфиопии.
Мухаммед Осман аль-Миргани – председатель ЮДП, однако утерял позиции в партийном аппарате. Аль-Миргани возглавляет партию с 1968 года, являясь главой суфийского ордена Хатамия. Всегда выступал за сотрудничество с режимом. Его сын – Мухаммед аль-Хасан Мухаммед Осман аль-Миргани является первым помощником президента аль-Башира с 2015 года. В идеологии партия подчеркивает приверженность принципам толерантного ислама и нацелена на поддержание отношений с АРЕ. Партия расколота на фракции: одна во главе с аль-Миргани выступает за сотрудничество с аль-Баширом, втора во главе с Джалалом аль-Дигаиром – за его уход с поста президента.

Кому служат повстанцы

В Судане правительство борется с вооруженными группами в Дарфуре против коалиции оппозиционных групп, а в штатах Южный Кордофан и Голубой Нил – против мятежников, которые связаны со СНОД в Южном Судане.
Главные повстанческие формирования в Дарфуре – группировки Суданского освободительного движения (СОД), которые делятся на СОД под началом Минни Миннави (основа – племя загава) и СОД-Нура (племя фур). С 2006 года повстанческие движения расколоты. В 2005-м этнический загава Минни Миннави вместе с большинством милиции загава отделился от общеповстанческого движения в Дарфуре. Его фракция стала единственной подписавшей мирное соглашение с правительством по Дарфуру 5 мая 2006 года.
Миннави стал помощником аль-Башира и председателем Переходной региональной администрации Дарфура. Тогда он не имел доступа в районы, контролируемые повстанцами, но свободно передвигался в районах под контролем правительства. Большая часть его сил была разделена на роты (примерно по 100 человек) и дислоцирована на родине загава в Северном Дарфуре – вокруг столицы штата Эль-Фашира и города Ум-Берро, а также к юго-востоку от столицы штата Южный Дарфур – Ньялы. На апрельских выборах 2010 года его фракция получила места в парламентах Северного Дарфура (Кутума) и Южного Дарфура (Гереиды). После выборов в апреле 2010-го фракция Миннави подняла мятеж из-за того, что Хартум сократил из-за нефтяного кризиса выплаты. Должность старшего помощника президента Судана, которую занимал Миннави, не была возобновлена после выборов в апреле 2010-го. В конце года он переехал из Хартума в Джубу, где объявил себя оппозиционером и получил деньги от Уганды и Южного Судана. 3 декабря 2010-го руководство суданской армии заявило, что силы Миннави стали законной мишенью, после чего они подверглись нападению в Северном и Южном Дарфуре. Некоторые люди Миннави после этого перебрались на север Южного Судана. Часть их примкнула к Движению за справедливость и равенство (ДСР).
После разрыва с Хартумом фракция раскололась на три группы. Хартумская ведет с правительством переговоры о мирном урегулировании, вторая базируется в Северном Дарфуре (70–75 боевиков) и объединилась с ДСР, третья управляется Миннави, его начштаба Джумой Мухаммедом Агаром и полевым командиром Мухамеддином Османом Огаджо. Они рассредоточены по Вади Товар на границе между Северным Дарфуром и Чадом, а также в районе Восточная Джебель. Силы Миннави воюют в Ливии на стороне ЛНА Халифы Хафтара. В Джубе и Кампале есть группы политической связи с экс-помощником президента.
Движение СОД-Нура возникло в феврале 2003 года, когда оппозиционеры захватили город Гулу в районе Джебель-Марра в северной части Дарфура. В группе доминирует племя фур. Фракцию возглавляет Абдель Вахид Мохаммед Ахмед аль-Нур, который много лет жил в Париже и Кампале. Он родился в 1968 году в Залингее (Западный Дарфур). Основал СОД, изучая право в Хартумском университете. По мере эскалации конфликта в Дарфуре в 2001 году в СОД создали военное крыло – Суданскую освободительную армию (СОА), силы которой сосредоточены вокруг Джебель-Марры.
СОД-Нура отказалось подписать мирное соглашение по Дарфуру в 2006-м. В последние годы движение раскололась, многие руководители сформировали собственные группировки либо перешли на сторону других повстанцев. Из-за пребывания в изгнании в Париже влияние аль-Нура ослабло, но он популярен в лагерях беженцев в Дарфуре и Чаде.
Движение за справедливость и равенство (ДСР) впервые заявило о себе, когда сотрудничало с СОД в нападении на аэропорт «Эль-Фашир» в апреле 2003 года. ДСР в основном состоит из клана загава в Кобе и первоначально действовало главным образом в штате Западный Дарфур, имея связи с соплеменниками в Чаде. Чадский президент Идрис Деби (сам загава) поддерживал ДСР в противостоянии с Хартумом, с которым тогда враждовал, но боялся усиления влияния лидера ДСР Халиля Ибрагима в племенной верхушке загава. ДСР отказалось подписать мирное соглашение по Дарфуру в мае 2006 года.
Когда в мае 2008-го бойцы ДСР приблизились к Хартуму, а в Омдурмане произошли столкновения, движение продемонстрировало боевой потенциал. С тех пор после потепления отношений между Хартумом и Нджаменой, после отказа суданских властей поддерживать внутричадскую оппозицию и гибелью Х. Ибрагима ДСР раскололось. Большая часть его сторонников перешла на сторону властей Судана. Оставшаяся в оппозиции фракция под командованием брата Халиля Ибрагима – Джебриля используется Джубой и Кампалой как наемники в гражданской войне в Южном Судане.
Вооруженные группы в штатах Южный Кордофан и Голубой Нил представлены Суданским народно-освободительным движением/Армия Судана – Север (СНОД-Север) и Суданским революционным фронтом (СРФ, коалиция Дарфура и две вооруженные группы в районах).
СНОД-Север берет начало в политическом движении СНОД Южного Судана, сформированное Джоном Гарангом в 1983 году, когда он возглавил мятеж против Хартума. После подписания мирного соглашения в январе 2005-го было сформировано правительство национального единства. В июле того же года в соответствии с мирным соглашением Гаранг назначен первым вице-президентом Судана, но погиб при крушении вертолета. Его сменил Сальва Киир Маярдит, возглавивший полуавтономное правительство Южного Судана, в котором доминировало СНОД, и стал президентом Южного Судана в июле 2011 года.
СНОД-Север создано при поддержке Джубы и Кампалы для дестабилизации в Южном Кордофане и Голубом Ниле после обострения отношений Хартума и Джубы из-за транзита нефти в Порт-Судан. Его возглавили бывший губернатор штата Голубой Нил Малик Агар и заместитель руководителя СНОД Ясир Арман. Хартум запретил СНОД-Север в сентябре 2011-го после вспышки боевых действий в Южном Кордофане. Впоследствии конфликт распространился на штат Голубой Нил. Хартум обвинил Южный Судан в разжигании нестабильности, Джуба это отвергла.
7 июня 2017 года Аль-Хилу, который ранее был заместителем председателя СНОД-Север Малика Агара, отделился от него в ходе обособления этнических нуба в штате Южный Кордофан. Агар поддерживает создание Национальной коалиции антиправительственных групп под эгидой СРФ, нацеленной на реформы всего Судана. В настоящее время Аль-Хилу командует большинством боеспособных сил СНОД-Север в Южном Кордофане, а Агар – силами в штате Голубой Нил.
Основой СНОД-Север в Южном Кордофане стали в основном бойцы из нубийских этнических групп, живущих в Нубийских горах. Его лидер – Абдельазиз Аль-Хилу Масалит. В штате Голубой Нил под командованием Малика Агара находилось с момента восстания примерно две полные дивизии, оснащенные танками, ракетными установками и минометами. Это две кадровые дивизии Южного Судана, которые ушли с территории Судана. В отличие от дарфурских повстанческих групп эти фракции предпочитают удерживать территорию и создавать административные органы в контролируемых ими районах.
В ноябре 2011 года ДСР, а также фракции Миннави и Нура объединилась со СНОД-Север под эгидой Суданского революционного фронта (СРФ) для борьбы против режима аль-Башира. В 2012-м в него вошли две небольшие оппозиционные группы под началом Насреддина аль-Хади аль-Махди и Тома Хаджо. В следующем году к СРФ присоединился Объединенный народный фронт освобождения и справедливости Восточного Судана (UPFLJ), возглавляемый Зейнабом Каббаши. С созданием объединенной структуры военного командования Абдельазиз Нодсорта был назначен постоянным начальником штаба СРФ, так как под его контролем находился самый большой район и большинство войск. Он происходит из дарфурского этноса масалу, хотя вырос в Южном Кордофане.
В октябре 2017 года Минни Миннави избрали лидером СРФ. Сотрудничество дарфурских и недарфурских боевиков, а также соперничающих группировок СОД представляет новую угрозу для Хартума. Примером тому служит случившееся в марте 2013 года нападение на город Абу-Каршола, который повстанцы удерживали месяц, что укрепило позиции СРФ в повстанческих силах Судана. На боеспособность фракций СРФ будет оказывать влияние развитие отношений между Хартумом и Джубой и стоящей за ней Кампалой, являющейся основным спонсором этой группы. Однако в последнее время с учетом заинтересованности сторон в возобновлении нефтяного экспортного транзита уровень поддержки СРФ упал, что сказалось на его боеготовности и военной активности.
Статья основана на материалах эксперта ИБВ А. Быстрова.
Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
419
Похожие новости
16 июля 2019, 02:30
16 июля 2019, 02:30
14 июля 2019, 19:00
16 июля 2019, 11:30
16 июля 2019, 22:15
16 июля 2019, 02:30
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
12 июля 2019, 16:00
13 июля 2019, 13:15
10 июля 2019, 15:00
09 июля 2019, 23:15
13 июля 2019, 02:30
14 июля 2019, 10:45
12 июля 2019, 21:00