Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Светлана Гомзикова. Киев готов «дружить» с Россией ради украинского Крыма

В «незалежной» готовятся принять новую доктрину нацбезопасности
Украина продолжает строить свое законодательство в рамках евромайданных приоритетов, но с обязательным акцентом на официальной русофобии. Поэтому нет ничего удивительного, что в новой доктрине национальной безопасности страны, которую собираются в скором времени утвердить киевские власти, врагом № 1 обозначена Российская Федерация.
О том, что такой документ «на следующей сессионной неделе» будет внесен в Верховную Раду, в эфире телеканала NewsOne заявил секретарь парламентского комитета по обороне и безопасности Иван Винник.
Вдаваться в детали депутат не стал, отметив лишь главные приоритеты новой стратегии — движение Украины в ЕС и в НАТО. А также, что она существенно увеличивает полномочия президента страны.
Не совсем понятно пока, зачем вообще потребовалось редактировать текст старой украинской доктрины нацбезопасности, которая была утверждена в мае 2015 года, и которая рассчитана на реализацию до 2020 года. Тем более что в ней Россия уже определена как «главная внешняя угроза» — других просто нет. И приоритеты расставлены те же самые — интеграция в ЕС и членство в Североатлантическом военном союзе.
Что касается внутренних угроз, то если исходить из текста майской редакции документа, их у «незалежной» существенно больше. Это — неэффективность системы обеспечения нацбезопасности; коррупция и неэффективная система государственного управления; экономический кризис и истощение финансовых ресурсов государства, снижение уровня жизни населения; угрозы энергетической, информационной, экологической и техногенной безопасности.
И, конечно, преодолевать все эти трудности Киев рассчитывает «рука об руку» со своими западными партнерами.
Прежде всего, Соединенными Штатами, которым в документе 2015 года выпуска отводится роль стратегического союзника Украины. В списке привилегированных значатся Великобритания, Польша, Канада, Австралия, Япония, Литва, Латвия, Эстония, Швеция, Румыния, Молдавия и Грузия. А вот гарантам минского мирного процесса — Германии и Франции — в этой иерархии досталось почему-то «место» обычных партнеров.
Конечно, с тех пор во взаимоотношениях Украины с рядом стран из этого перечня кое-что изменилось. Это касается, в первую очередь, Польши, где был принят закон об ответственности за пропаганду бандеровской идеологии, который, несмотря на все протесты Киева, во вторник подписал польский президент Анджей Дуда.
Таким образом, из «привилегированных партнеров» Польша, скорей всего, выбыла.
При том, что, как признал недавно бывший министр обороны Украины Александр Кузьмук, Варшава была «последним бастионом добрососедства». Сегодня, как выразился экс-глава оборонного ведомства, его страна в «кольце врагов», к которым он отнес теперь уже и Польшу, а также Румынию, Венгрию, Белоруссию, «не говоря уже о войне с Россией». «Из хороших соседей, — посетовал Кузьмук, — осталась одна Молдавия».
Но можно ли сказать, что именно по этой причине украинские власти решили сейчас «переиздать» доктрину своей национальной безопасности?
— Не знаю, что будет добавлено или изменено в новом документе, но на Украине действует военная доктрина, принятая в 2015 году, где Россия уже названа и «противником», и «агрессором», и где взят курс на вступление в НАТО. На Украине также действует доктрина информационной безопасности. И там про Россию тоже много чего сказано, — комментирует ситуацию директор Центра евразийских исследований, политолог Владимир Корнилов, — Рада приняла уже немало документов подобного рода.
Сейчас, я полагаю, господин Винник имеет в виду, что в новую стратегию войдут положения, которые прописаны в скандальном законе «О реинтеграции Донбасса», за который Рада сегодня, 6 февраля, повторно проголосовала. А именно, о новых, более широких полномочиях Порошенко и Генштаба.
Других поводов для изменения уже действующих доктрин нацбезопасности, военных доктрин и доктрин информационной безопасности, честно говоря, я не вижу. Все остальное и так уже записано. Придумать что-то, изобрести что-то новое, я сомневаюсь, что возможно. И вряд ли кто-то из-за Польши менял бы подобный документ.
«СП»: — А как они будут строить отношения с Россией, которая официально будет названа «врагом № 1», но с которой у Киева до сих пор действующий договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве? Будут «дружить с агрессором», по логике?
— Да, они об этом прямо говорят, что будут называть Россию «агрессором», будут заявлять, что Россия «ведет против Украины войну», но договор о дружбе трогать не будут. Поскольку это единственный документ, где еще как-то рамочно записано, что Украина якобы имеет Крым и Севастополь.
Они очень боятся, действительно, что этот договор будет дезавуирован. И понимают бестолковость и несовместимость заявлений о ведении войны с «российским агрессором», при наличии с ним договора о дружбе. Но менять ничего не собираются.
То есть, по сути, вся их логика сводится к трескотне, вроде того, что «вы — враг, противник. Не смейте отменять наш с вами договор о дружбе».
Директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов, в свою очередь, отметил, что вопрос корректировки украинской доктрины нацбезопасности стоял на повестке дня достаточно давно:
— Дело в том, что документ 2015 года был написан в спешке и целый ряд пунктов там неконкретен. А за эти три года, действительно, многое изменилось и в мире, и в том, что касается ситуации в самой Украине, и конфликта в Донбассе. Это заставляет представителей украинской власти текст национальной стратегии безопасности значительно корректировать.
Как мы знаем, «хедлайнерами» данного процесса выступают также Соединенные Штаты, которые хотят, чтобы в новом документе были гораздо более четко прописаны обязательства украинской стороны по отношению к западным партнерам. В том числе по целому ряду вопросов, которые, по сути, и не касаются проблем безопасности, но кровно интересны «нашим западным партнерам».
Речь, например, идет о создании замкнутой системы антикоррупционного правосудия, с помощью которой западные партнеры смогут более эффективно контролировать Украину. В предыдущей доктрине этого нет.
То есть, на самом деле, этот процесс останется для широкой общественности не особо значимым и, по сути, неинтересным.
Но «дьявол», как это часто бывает, кроется в деталях. И за счет новой доктрины Украина будет еще более жестко привязана к своим западным кураторам. И к тем обязательствам, которые она перед ними обещала реализовать.
В ближайшее время, я думаю, мы окончательный текст этого документа увидим и сможем уже более конкретно обсудить, что там поменялось. И к чему вообще приведет принятие этого документа.
Потому что здесь, мне кажется, будет иметь значение, подпишет или нет Порошенко, так называемый закон о «деоккупации Донбасса», за который Рада все-таки проголосовала. Если он будет принят, то, соответственно, целый ряд позиций доктрины нацбезопасности будет изменен с учетом того, что уже по факту Россию на законодательном уровне признают «оккупантом» и «агрессором». А также признают, что территория ДНР и ЛНР находится не под управлением руководства этих республик, а под управлением руководства РФ.
Тут есть целый ряд моментом и нюансов, которые, на самом деле, очень важны.
«СП»: — В стратегии 2015 года есть пункт об обеспечении энергетической безопасности за счет «повышения энергетической эффективности, обеспечения энергосбережения; диверсификации источников и маршрутов поставок; преодоления зависимости от России», а также «развития альтернативной и ядерной энергетики с учетом приоритетности заданий экологической, ядерной и радиационной безопасности». Но газ-то все равно Украина до сих пор покупает российский, пусть и «декоммунизированный» европейским маршрутом. Получается, что их доктрина безопасности сформулирована таким образом, что не соотносится с реальностью?
— Почему не соотносится? Они диверсифицировали возможности приобретения этого газа? Диверсифицировали. Покупают теперь львиную долю не у российского «Газпрома», а у европейских посредников по реверсу. Пусть дороже. Но покупают.
Они же, в первую очередь, хотели избавиться от одного контракта. Избавились — теперь за это переплачивают.
Что же касается ядерной энергетики, то на модернизацию четырех действующих на Украине АЭС нужны деньги. Денег мало.
А, во-вторых, у них же работает достаточно четко последние несколько лет программа взаимодействия с американской компанией Westinghouse, которая поставляет ядерное топливо для украинских станций. Если раньше все атомные энергетические блоки работали на топливе российской компании «ТВЭЛ», которая также занималась утилизацией отработанного ядерного топлива, то теперь ряд работает на американском топливе. Причем, это опять-таки топливо, которое изначально было произведено в РФ, а потом было обогащено уже американской компанией. Но, по сути, это они считают тоже диверсификацией.
«СП»: — Но такие эксперименты, как считают многие специалисты, могут привести к страшной катастрофе, поскольку советские реакторы на украинских АЭС приспособлены исключительно под российское топливо. Где здесь логика безопасности?
— Но есть еще политическая логика и логика экономическая этого процесса. В Киеве считают, что с этих точек зрения они действуют вполне логично.
Светлана Гомзикова
«Свободная пресса»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

830
Похожие новости
16 июня 2018, 23:00
15 июня 2018, 22:15
15 июня 2018, 22:15
17 июня 2018, 18:15
15 июня 2018, 19:30
19 июня 2018, 17:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 июня 2018, 01:00
17 июня 2018, 01:45
15 июня 2018, 19:00
15 июня 2018, 21:45
21 июня 2018, 04:45
16 июня 2018, 17:00
16 июня 2018, 06:30