Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Светлана Гомзикова. Трампу объяснили, где его красная черта

Почему вторая попытка американского президента «поладить с Россией» тоже обречена на неудачу
Эксцентричный американский лидер Дональд Трамп вновь грозит навлечь на себя гнев всего западного истеблишмента тем, что вопреки «мнению света» поздравил Владимира Путина с победой на выборах. Мало того — еще раз открыто заявил, что «с Россией нужно ладить».
По мнению Трампа, американские СМИ, которые ранее раскритиковали его за телефонный звонок российскому лидеру, неправы. Сам он считает, что с Россией необходимо налаживать отношения для решения целого ряда ключевых проблем.
Все свои пояснения глава Белого дома традиционно опубликовал в личном микроблоге в Twitter.
«Я позвонил российскому президенту Путину, чтобы поздравить его с победой на выборах — в прошлом Обама тоже ему звонил. Фейковые СМИ сходят с ума, потому что они хотели, чтобы я его раскритиковал. Они неправы! Ладить с Россией и другими — это хорошо, а не плохо», — написал Трамп.
Аргумент его простой: «Они (Россия) могут помочь разрешить проблемы с Северной Кореей, Сирией, Украиной, ИГ*, Ираном и даже с идущей гонкой вооружений».
О подходах своих предшественников в улучшении отношений с Москвой Трамп отозвался критически. Потому что Бушу, как он считает, «не хватило хитрости», а Обаме и Клинтон — «сил» и «индивидуального подхода».
Ранее президент США положительно прокомментировал беседу с Путиным, назвав разговор «очень хорошим». И сделал неожиданное заявление о скорой встрече с российским лидером, чем, по сведениям американской прессы, буквально ввел в ступор членов своей администрации. Поскольку они о таком желании своего шефа даже не подозревали.
Путин и Трамп, на самом деле, встречались лично всего дважды. И, что называется, «накоротке» — во время саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге летом прошлого года, а потом в ноябре на саммите АТЭС во вьетнамском Дананге. И это при том, что еще в разгар своей избирательной кампании Трамп обещал поладить с Путиным в случае своего избрания президентом.
Но если он действительно ставил перед собой такую задачу, то она — приходится признать — до сих пор остается не выполненной. Российско-американские двусторонние отношения, можно сказать, «пробили дно» и продолжают ухудшаться без «света в конце тоннеля».
И вот Трамп опять говорит о необходимости диалога. Причем делает это на фоне очередной беспрецедентной истерики вокруг нашей страны, которую инициировали лондонские неджентльмены.
Другое дело, хозяин ли Трамп своему слову? И возможен ли сейчас какой-то диалог в принципе, учитывая, что наши страны придерживаются диаметрально противоположных взглядов на решения ключевых вопросов международной повестки дня, включая Украину и Сирию?
— Куда ведут благие намерения, известно — они ведут в ад, — комментирует ситуацию эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брудер. — Трамп въехал в Белый дом не на броневике. И находится в тесных (и даже в более тесных, чем ему хотелось бы) отношениях с американской политической элитой. Он от нее зависим. А учитывая миссию прокурора Мюллера, которая в значительной степени направлена конкретно против Трампа, и действует на постоянной основе уже больше года, он от этой элиты зависим очень сильно.
Трамп не может делать слишком самостоятельных шагов, не рискуя попасть под очень серьезную раздачу. И то, что его окружение было категорически против того, чтобы он звонил Путину, это просто еще один показатель. Вовсе не потому, что они все коллективно не знают норм приличия. А потому, что считают: такой звонок для него токсичен.
Это первое.
Что касается желания «поладить с Россией», то слово «поладить» обязательно включает инструмент. Но с увольнением Майкла Флинна, экс-советника Трампа по национальной безопасности, очевидно, что инструменты такого «налаживания» исчезли. Их никто не разрабатывает.
А как можно «поладить», если никто не собирается ничего предлагать?
По миссии Волкера мы видим, что он совершенно в этом не то чтобы не разбирается, а даже не пытается включать механизмы развязок. Он только пытается давить. У него не очень получается, надо сказать. Но он ничуть по этому поводу не комплектует, не рефлексирует и давит дальше.
«СП»: — Но для американцев это типично…
— В том-то и дело. Это обычная американская политика, которая предполагает, что «поладить можно только в качестве совместного труда для моей пользы». А все остальное — лишнее.
Это Россия выдумала, что ее интересы нужно уважать. В Вашингтоне считают иначе, и такого мнения придерживаются 95% представителей американской политической элиты.
Даже когда ей показывают ту иллюстрацию, которую показал Путин во время Послания Федеральному Собранию, они немножко боятся, немножко делают вид, что не боятся, и говорят о том, что им нужно увеличить военные расходы. Это, собственно говоря, весь интеллектуализм, который в Вашингтоне присутствует.
Интеллектуалы в Вашингтоне есть, но их усилия направлены на достижение американских целей. А не на сценарий «налаживания». Таких сценариев там практически не бывает.
С чего бы вдруг Америка с кем-то должна ладить? Тем более, с какой-то Россией? «Россия должна слушаться», — написано в анамнезе.
Поэтому что будет делать Трамп, знает только Трамп. Он достаточно решительный человек. Я думаю, что он даже искренен. Искренен был и два года назад и сейчас. Если бы был не искренен, не звонил бы…
Но инструментов у него нет. Влияния у него недостаточно. Обложен он со всех сторон. А интересы, действительно, принципиально расходятся.
Причем, я не скажу, что интересы Трампа и Путина расходятся. Расходятся интересы американской политической элиты и тех, кто ее не слушает в должной мере. И Трамп тоже будет это учитывать в своей политике. Особенно сейчас, когда у него остается чуть более полугода до промежуточных выборов в Конгресс.
Если он эти выборы проиграет, то его политическое будущее находится под очень большим вопросом. Поэтому он обречен делать все, что ему говорят, чтобы эти выборы выиграть. А чтобы их выиграть, нужно быть решительным, жестоким и поддерживать наиболее консервативную часть Республиканской партии. Хотя бы потому, что он от нее политически зависит.
«СП»: — Значит ли это, что наши отношения из клинча еще долго не выйдут?
— Они вообще из него никогда не выходили и никогда не выйдут.
Да, на данный момент они резко обострились. Но это другой вопрос. Когда ты признаешь, что у тебя с кем-то принципиально противоположные интересы, необязательно ведь нанимать киллера для оппонента или бить морду.
Достаточно самого факта признания. Или попытки решать каждый конкретный вопрос отдельно, не переводя ситуацию в режим предельной конфронтации.
Противоречия и война — это не обязательно одно и то же.
Что касается механизмов противоречий, вариантов развития противоречий — даже пусть они будут почти антагонистическими, — это все-таки отдельный вопрос. Потому что есть взаимная компенсация страхов. Понятно, что ни мы, ни они не заинтересованы в уничтожении. В советское время это называлось мирным сосуществованием противоположных политических систем.
У нас нет противоположных политических систем, но выясняется, что это было неважно и тогда.
«СП»: — Получается, пока единственный фактор сдерживания, это страх взаимного уничтожения?
— Это сдерживает не только пока, это сдерживает вообще. То есть, есть определенные границы, которые переходить никто не может. И это принципиально важно для понимания того, что ситуацию не следует обострять.
Но Вашингтон приучил себя за эти тридцать лет к безальтернативности своей позиции. Им очень трудно отступить даже не миллиметр, потому что в Вашингтоне все считают это признаком слабости. А слабых в Америке не любят исторически. Слабый — это всегда лузер.
«СП»: — Однако действовать исключительно силой тоже опасно…
— А тут очень трудно понять, где остановиться. И кто должен остановиться?
Мы же видели обращение нескольких сенаторов и конгрессменов, в котором они призвали к продолжению переговоров с Россией по стратегическим вопросам. Но эти предложения будут тонуть в общем хоре, потому что к нему не готова политическая элита в целом.
И противоречия эти никогда никуда не девались. Просто был достаточно длинный период, когда Россия свои интересы не могла соблюсти. Помните, 99-й год, когда премьер-министр Примаков развернулся свой самолет над Атлантикой?
«СП»: — В этот день НАТО начала бомбардировки Югославии… Примаков, летевший с официальным визитом в США, узнал об этом уже в воздухе и приказал развернуть самолет — в знак протеста.
— Это тоже показатель. Россия не могла им помешать на тот момент. Что объективно. Когда ты пытаешься делать то, к чему ты не готов, это скорей плохо, чем хорошо. Все равно ничего не получится, но можешь легко проиграть и потратишь много ресурсов.
«СП»: — Но от сегодняшнего противостояния двух крупнейших ядерных держав мир тоже ничего не выигрывает.
— На весь мир в Вашингтоне не рассчитано. Там считают только свои интересы. И в меньшей степени интересы своих союзников, потому что от союзников они все-таки зависят.
Для того чтобы Вашингтону возражать изнутри, нужна серьезная ось внутри Запада. Которой, глядя на Макрона и Меркель, сейчас не будет.
Но это не отменяет задачу вообще.
Ведь Россия, в общем, правильно ставит вопрос: «Давайте мы все будем открыты к диалогу». Проблема в том, что открытость России к диалогу не означает открытость к этому диалогу со стороны Запада. И там его некому вести.
Я всегда говорил, что это может закончиться только одним способом. Приходит условный Ширак (или условный Коль) и говорит: «Хватит! Мы должны с ними договориться».
Но такого человека на Западе сейчас нет. И, скорее, в ближайшее время они сделают все, чтобы он не появился.
Это просто значит, что мы должны идти своим путем. Не пытаться излишне напрягать мировую обстановку. Но при этом четко ставить те границы, которые им не позволено преступать.
Никакого другого быстрого решения нет. Существует ли медленное решение, я не могу сказать. Но считаю, что в этом направлении всегда надо работать. Если вы нарабатываете инструменты, пробуете их, и у вас они уже есть в арсенале, то вполне возможно, что когда какое-то окно возможностей появится, они вам пригодятся.

«Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ, ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.
Светлана Гомзикова
«Свободная пресса»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

799
Похожие новости
08 сентября 2018, 22:00
05 сентября 2018, 00:30
16 сентября 2018, 19:45
06 сентября 2018, 20:30
12 сентября 2018, 16:45
19 сентября 2018, 22:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 сентября 2018, 21:00
14 сентября 2018, 15:00
17 сентября 2018, 09:00
14 сентября 2018, 15:30
16 сентября 2018, 22:00
18 сентября 2018, 18:30
17 сентября 2018, 01:15