Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

SWI: «У России есть интерес уйти из Донбасса, что позволит ей сохранить лицо»

Уже скоро шесть лет войны, около 13 тысяч погибших — однако последние три года международная дипломатия на конфликт на востоке Украины не обращала практически никого внимания. Общественность Европы? Она выходит на миллионные митинги в защиту климата. Война, которая идет всего лишь в менее чем двух тысячах километрах, ее не интересует. Саммит в так называемом «нормандском формате», который должен состояться в Париже, является новой попыткой обратить внимание на этот конфликт и наметить пути его разрешения.
Каковы шансы на то, что эта встреча завершится успехом? Достижим ли реальный прогресс? Интервью швейцарского общественного (негосударственного) радио SRF со швейцарским дипломатом Томасом Гремингером, Генеральным секретарем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Как известно, ОБСЕ играет ключевую роль в украинском конфликте в качестве наблюдателя, буфера и посредника.
SRF: Каких результатов ожидаете Вы лично от саммита по Украине в Париже?
Томас Гремингер: Прежде всего, я ожидаю от этого саммита мощного политического сигнала, который позволил бы нам предпринять дальнейшие шаги в правильном направлении.
SRF: Так называемые Минские соглашения, собственно, давно предначертали это самое правильное направление. Эти документы были подписаны в 2014 году. Россия и Украина подтвердили свою приверженность к ним. Соглашения предусматривают всеобъемлющее прекращение огня, отвод тяжелых вооружений и мирное урегулирование на основе политических реформ. Но все это так и осталось сухой теорией…
Томас Гремингер: В самом деле, за последние почти пять лет в сфере выполнения Минских соглашений так ничего и не произошло. Позитивная сторона тут все-таки есть: благодаря им нам по крайней мере удалось предотвратить дальнейшую эскалацию конфликта на востоке Украины. Нам также удалось снизить негативное воздействие войны на гуманитарную ситуацию, в которой находится население, страдающее от вооруженных столкновений, и не в последнюю очередь это произошло благодаря Специальной наблюдательной миссии ОБСЕ. Но в целом вы правы, к настоящему урегулированию конфликта мы все-таки так и не приблизились.
SRF: Наблюдатели от ОБСЕ, которыми ВЫ руководите, могут дать наиболее точную оценку ситуации в конфликтной области. Что конкретно они докладывают вам в Вену — есть ли хоть какой-то прогресс в самой зоне конфликта?
Томас Гремингер: За последние два-три месяца ситуация заметно улучшилась. Произошёл обмен пленными. Россия освободила ранее захваченные ею украинские суда. Был достигнут прогресс в деле разведения войск в трех «пилотных» районах. Это означает, что решения, которые были фактически приняты еще на саммите по Украине в 2016 году в Берлине, наконец-то оказались выполнены. И это позволило отремонтировать знаменитый мост в Станице Луганской. Он был вновь открыт 20 ноября 2019 года и сейчас является единственным пунктом пересечения линии соприкосновения между обеими частями Восточной Украины. Ежедневно им пользуются более 10 тыс. человек.
SRF: А как выглядит ситуация в области постоянных нарушений перемирия? Уменьшилось ли число таких нарушений?
Томас Гремингер: Количество нарушений режима прекращения огня в какой-то момент резко сократилось примерно на 70-75 процентов. Однако в настоящее время все выглядит примерно так же, как и в прошлом году. Иными словами, бывают дни, когда число таких нарушений не превышает нескольких сотен, включая стрельбу из легкого стрелкового оружия, но в другие дни этот показатель повышается примерно до двух тысяч. И тогда мы сталкиваемся с риском серьезной эскалации.
SRF: Таким образом, общая картина все еще выглядит так себе, если и есть некоторые улучшения, то только лишь точечно.
Томас Гремингер: Да, с обеих сторон все ещё есть жертвы, это и гражданские лица, и военнослужащие. Мы все ещё очень далеки от устойчивого прекращения огня. И мы видим, как тяжелые вооружения перемещаются все время с одного места дислокации на другое место, даже в пределах согласованных районов вывода. Так что нам много еще чего предстоит сделать.
SRF: И все же вы настроены довольно оптимистично?
Томас Гремингер: Если сравнить нынешнюю ситуацию с тем, что мы пережили за последние пять лет, то мы увидим сегодня, без сомнения, позитивные сдвиги, отталкиваясь от которых мы можем строить свою дальнейшую работу. Но ясно также, что сейчас задача состоит в том, чтобы сохранить этот прогресс на будущее и конвертировать его в политический процесс.
SRF: Все ли стороны действительно заинтересованы в реальном урегулировании конфликта? В случае России до сих пор создавалось такое впечатление, что Кремль вполне устроило бы и ныне существующее положение дел?
Томас Гремингер: Я думаю, что в прекращении этого конфликта сейчас заинтересованы все. Этот конфликт очень дорогостоящий, особенно для России, если подумать о санкциях, о нанесении ущерба ее репутации или о потере доверия к ней на международной арене. Вся эта идущая из Москвы поддержка «властей», де-факто созданных в сепаратистских регионах, обходится России очень дорого. Поэтому я считаю, что Россия определенно заинтересована в своем уходе из Донбасса, который позволил бы ей «сохранить лицо».
SRF: Насколько реалистичными, с Вашей точки зрения, являются нынешние ожидания и надежды на быстрый прорыв?
Томас Гремингер: Не следует возлагать на саммит в Париже слишком уж больших надежд. Наиболее реалистичными представляются мне пока только шаги к устойчивому прекращению огня. Надеюсь также, что будет дан импульс решению многих нерешенных политических вопросов, включая вопрос особого статуса отдельных районов Донецкой и Луганской областей, вопрос амнистии, создания в зоне конфликта условий для демократических местных выборов или вопрос обеспечения доступа Украины к украинско-российской границе. По всем этим темам наконец должно начаться какое-то движение.
SRF: Если это «движение в правильном направлении» начнётся, то не станет ли оно началом новой фундаментальной разрядки нынешней напряженности в отношениях между Россией и Западом? Будет ли это разрядка, которая также приведет к возобновлению переговоров, например в области разоружения?
Томас Гремингер: Совершенно очевидно, что конфликт на Украине и вокруг неё является очень весомым негативным фактором в отношениях между Россией и Западом. Поэтому, если здесь, в украинском конфликте, будет найдено какое-то решение, то это решение станет критически важным шагом на пути к восстановлению утраченного былого доверия.
SRF: Предположим в теории, что цена урегулирования конфликта на востоке Украины заключается в признании миром, включая западные страны, аннексии Россией Крыма? Как, с точки зрения ОБСЕ, выглядит такая опция?
Томас Гремингер: Мы всегда сознательно говорим о конфликте «на Украине и вокруг неё» и тем самым четко даем понять, что Крым также имеется тут в виду. Решать проблему аннексии Крыма тоже придется. Однако я пока считаю особенно важным именно сейчас воспользоваться имеющимися шансами по урегулированию сначала ситуации в Донбассе. Но это вовсе не значит, конечно, что тем самым вся проблема (конфликта «на Украине и вокруг неё») будет решена окончательно и в полной мере.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
356
Похожие новости
27 января 2020, 09:30
27 января 2020, 15:00
27 января 2020, 12:15
26 января 2020, 14:15
26 января 2020, 17:00
26 января 2020, 03:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
25 января 2020, 02:30
20 января 2020, 18:00
25 января 2020, 19:00
23 января 2020, 03:45
22 января 2020, 19:30
24 января 2020, 01:30
22 января 2020, 01:45