Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

TAC: на кого вешают в США ярлык изоляционистов? На тех, кто отказывается от войн за рубежами США

США встали на путь достижения мирового господства 80 лет тому назад. Но американские руководители и политики сделали выбор в пользу этого курса гораздо раньше. В этих целях они в 1920-е и 1930-е годы сочинили миф об «изоляционистской» Америке и с тех пор тиражируют его в качестве оправдания своего господства. В самом начале Второй мировой войны, когда еще не было нападения на Перл-Харбор, американские разработчики политического курса уже совершенно ясно представляли себе мировой порядок во главе с США. Они постарались дать новое определение интернационализму, чтобы оно распространялось только на сторонников этой новой стратегии.
Эти и другие ценные выводы сделал публицист Стивен Вертхайм (Stephen Wertheim) в своем замечательном исследовании «Мир завтра. Рождение мирового господства США» (Tomorrow, the World: The Birth of U.S. Global Supremacy). Вертхайм показывает, что сторонники этого нового господства не боялись нападения на США и не хотели ограничивать себя рамками Западного полушария, опасаясь, что Америка окажется «изолированной» в своей части света. Публицист рассказывает, как менялся образ мыслей у разработчиков политики в конце 1930-х и начале 1940-х годов в ответ на события Второй мировой войны, особенно в Европе. Эти разработчики рисовали в своем воображении послевоенный мир, где США и Британия обеспечивают порядок и дисциплину. А чтобы придать легитимность этой гораздо более амбициозной роли мирового жандарма в глазах американского общественного мнения, они ее приукрасили, создав новую международную организацию ООН. Параллельно с этим сторонники такого мирового господства постарались представить своих критиков и оппонентов в самом худшем свете, придумав пугало «изоляционизма». Этим словом до середины 1930-х годов практически не пользовались при описании взглядов, которых никто в действительности не придерживался. Но его не скупясь применяли против тех, кто имел наглость усомниться в движении к господству.
Вертхайм вдумчиво и увлекательно рассказывает об этом периоде. Это небольшая работа, но она богата на детали. Разработчики политического курса с конца 1940-х годов говорили о господстве и верховенстве США. Америка еще не вступила официально в войну с осью Берлин-Рим-Токио, а они уже составляли предложения на тему «мирового господства США и Британской империи, которые должны были действовать в тесном и непрестанном сотрудничестве», как выразился один аналитик. Проект послевоенной роли Америки составили еще до того, как США вступили в войну. Как отмечает Вертхайм, цель заключалась в «достижении вооруженного превосходства». Эта цель существовала уже в 1941 году, до нападения Японии. Это очень сильно отличается от стандартных интерпретаций того периода, о чем автор говорит недвусмысленно: «Вместо защитного и запоздалого реагирования на объективные угрозы, о чем повествует большинство концепций того периода, американская элита делала прямо противоположное. Она расширила определение национальной безопасности, указав на то, что Соединенные Штаты должны избегать изоляции в Западном полушарии.
Мировое господство не было логической или неизбежной кульминацией американской истории. Это был результат ряда определяемых конкретными обстоятельствами решений, которые американские политические руководители принимали в 1940-х годах, и которые заложили основы послевоенной внешней политики США. Такие решения требовали полного переосмысления места Америки в мире. Вертхайм пишет:
Эту работу интервенционисты военного времени проводили во имя интернационализма и ООН. Провозгласив концепцию, в которой американская внешняя политика маятником качалась между полюсами интернационализма и изоляционизма, они уничтожили интеллектуальные ресурсы, противодействовавшие их теории о необходимости военного превосходства США. Они изгнали неинтервенционистов из сферы международной политики, а потом и вовсе из сферы легитимного дискурса. Национальное самолюбование и эгоизм стали важнейшими чертами интеллектуального поля этой эпохи. Соответственно, любая концепция лучшего мира должна была предусматривать для США роль верховной власти и определяющей силы. Если раньше интернационализм был антонимом национализма, выходя за рамки силовой политики, то теперь он стал означать прежде всего мировое лидерство США. Таким образом, интервенционисты не просто утверждали, что интернационализм без американского господства нежелателен; они говорили, что это концептуально невозможно. Теперь выражать такие взгляды можно было только за рамками американского политического дискурса.
Наши сегодняшние дебаты о внешней политике до сих пор ведутся примерно в том же русле. Интернационализм перевернули с ног на голову. Теперь это уже не стремление уйти от политики силы. Интернационализм означает поддержание и расширение американской власти и влияния по всему миру. Противодействие такому американскому господству изображают как отсталую провинциальность, а поддержку этого господства представляют в качестве просвещенной глобальной сопричастности. После ряда неудачных войн США мнение в пользу господства Америки сегодня уже не является таким монопольным, как раньше, однако обвинение в «изоляционизме» по-прежнему задействуют против всех несогласных, которые сомневаются в необходимости господства США. Сторонники военного превосходства до сих пор исходят из того, что их позиция синонимична интернационализму. Любого, кто им возражает, они абсурдно обвиняют в стремлении «замкнуться внутри себя» или «отступить от внешнего мира».
Те разделы, где развенчан миф об «изоляционизме», должны прочесть все, кто хочет понять истинную историю межвоенного периода. Автор показывает, как сторонники вооруженного господства не только использовали этот миф для затыкания ртов оппозиции, но и как он «формировал ментальную карту интернационалистов военного времени». Пресловутый «изоляционизм» никогда не был особенно распространен в США, однако сторонники «проецирования власти» США по всему миру поверили в ими же созданный миф об огромном влиянии «изоляционистов» в Америке. На самом же деле теория изоляционизма был искажением взглядов тех, на кого вешали этот ярлык «изоляциониста». Но в этом-то и заключался главный смысл его использования: «Концепция изоляционизма… возвысилась как раз в силу того, что перевирала взгляды людей. Она позволила сторонникам применения силы по всему миру захватить командные высоты в политике и навязать отрицание изоляционизма силой». Мы спустя восемь десятилетий все еще расхлебываем последствия этих решений, а интервенционисты (сторонники интервенций, вторжений на чужую территорию — прим.ред.) продолжают в тех же целях навешивать оскорбительные ярлыки.
Проведенная Вертхаймом реконструкция мер планирования, которые осуществлялись с 1940 года, является важным исправлением господствующих взглядов на то, как США после войны взяли на себя роль доминирующего мирового лидера. Он также показывает, что это был серьезный отход от прежней внешней политики США. Америка всегда была экспансионистской державой, но еще в начале двадцатого века ей не было свойственно стремление проецировать свою власть на весь мир. Стремление к мировому господству отличается от экспансионизма не только количественно, но и качественно. И автор книги рассказывает нам о том, как произошел этот перелом. Поражает то, что такая перемена не вызвала почти никакого сопротивления. Вертхайм пишет: «Очень немногие инициативы всемирного значения… привлекали к себе так мало интеллектуального внимания и вызывали так мало политического противодействия, как стремление США ка мировому господству». К счастью, эта новая книга и другие работы критиков мирового господства последних лет вызывают и необходимое внимание, и противодействие господству.
В заключение автор пишет: «Установление своего господства во имя интернационализма — это нечто иное. По сути дела, оно превращает военное превосходство одной страны в обязательное условие для создания приличного, достойного человека мира». Интернационализм такого рода предполагает, что миру необходимо чье-то господство, и что этим кем-то вполне может быть Америка. А это уже шаг в сторону империализма и отречение от интернационализма, основанного на сотрудничестве и мире. Нет ничего случайного в том, что военное превосходство США влечет за собой бесконечные конфликты. Америка ведет бесконечные войны, так как наши лидеры исходят из того, что она имеет право и даже обязана так поступать. Если нам нужен мир, мы должны отказаться от господства.
Книга Вертхайма — это важный вклад в историю внешней политики США. Она также весьма актуальна для сегодняшних дебатов о роли Америки в мире. Американская стратегия превосходства после Второй мировой войны была не единственным способом взаимодействия США с послевоенным миром. Но поскольку Соединенные Штаты решили добиваться военного превосходства, хотя в этом не было нужды, сейчас они могут точно так же отказаться от обременительного господства и пойти другим путем. Вертхайм доказывает, что истинными интернационалистами были критики мирового господства. В американской истории есть традиция мирного интернационализма. Она просто ждет, когда о ней вспомнят и возродят в XXI веке.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
281
Похожие новости
30 ноября 2020, 16:00
30 ноября 2020, 14:00
29 ноября 2020, 13:15
30 ноября 2020, 00:45
30 ноября 2020, 19:45
30 ноября 2020, 21:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
24 ноября 2020, 13:45
27 ноября 2020, 13:45
25 ноября 2020, 12:15
24 ноября 2020, 11:30
25 ноября 2020, 01:00
28 ноября 2020, 12:30
28 ноября 2020, 08:45