Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Талибы угрожают Туркмении

О гибели на границе с Афганистаном 27 туркменских «срочников», проходивших службу в пограничных войсках, 8 июня со ссылкой на собственные источники сообщили «Альтернативные новости Туркменистана». По данным издания, тела погибших солдат были доставлены в Мары и Туркменабад. При вскрытии цинкового гроба на теле военнослужащего, который, по официальной версии, покончил жизнь самоубийством, родственники обнаружили 17 пулевых ранений со стороны спины. Однако рассказывать кому-либо об этом им было строжайше запрещено.

О том, что ситуация на туркмено-афганской границе давно уже напоминает линию фронта, в России известно мало. Отчасти это является результатом проводимой Ашхабадом политики нейтралитета. Со времени распада СССР Туркменистан последовательно отказывался от участия в любых интеграционных объединениях, кроме аморфного СНГ. На сегодняшний день он не является участником ОДКБ и не имеет, в отличие от Узбекистана, договора о военной помощи с Россией в случае внешней агрессии. Кроме того, слабый интерес к событиям в Туркмении является результатом закрытости официального Ашхабада, который блокирует любую информацию, представляющую его в невыгодном свете. Но в условиях повсеместного распространения мобильной связи, интернета и социальных сетей полностью блокировать информацию невозможно, и сведения о том, что на границе с Афганистаном регулярно гибнут военнослужащие, периодически просачиваются в сеть. Причем известно, судя по всему, становится далеко не обо всех таких случаях.

Вооруженные инциденты на туркмено-афганской границе происходят на протяжении вот уже двух с половиной лет. И связаны они с дестабилизацией ситуации в северных и северо-западных провинциях Афганистана, которые граничат с тремя республиками бывшего СССР – Таджикистаном, Узбекистаном и Туркменистаном. Нестабильность в граничащих со странами СНГ афганских провинциях, где положение долгое время было сравнительно спокойным, нагнетается целенаправленно.

На север Афганистана перемещаются группы талибов, основной зоной активности которых ранее были южные, пуштунские провинции страны. По свидетельству очевидцев, для этого используется даже авиация НАТО, которая вроде бы должна с талибами не сотрудничать, а бороться.

Кроме того, в последнее время в Афганистане заметно усилилось запрещенное в России ИГ, которое вербует в свои ряды местную молодежь, обещая ей очень приличную по местным меркам ежемесячную зарплату в 600–700 долларов.

Усилия по нагнетанию напряженности не замедлили сказаться на военно-политической ситуации, которая в последнее время резко обострилась. Так, 4 июля стало известно о боестолкновении талибов с отрядами правительственных войск на территории провинции Бадахшан, граничащей с Таджикистаном. По данным афганских силовиков, талибы атаковали уезд Регистан, потеряв в результате около 50 человек убитыми, включая 4 полевых командиров. Потери правительственных сил составили 5 человек убитыми и 8 ранеными. В середине мая бои между талибами и правительственными войсками шли в провинции Гор, которая непосредственно с республиками бывшего СССР не граничит, но расположена довольно близко к Туркмении. В нападении участвовало около 500 боевиков, 32 из которых были убиты и 8 ранены. В конце марта крупное боестолкновение с талибами произошло на территории западной афганской провинции Герат, северные районы которой граничат с Туркменистаном. Боевики, среди которых были выходцы из провинций Фарах, Гельманд, а также Пакистана, пытались захватить уезд Шинданд, где расположен аэропорт. Но в итоге лишь потеряли около 100 убитыми и 110 ранеными.

Афганские силовики 8 мая начали войсковую операцию против талибов в трех граничащих с Туркменией районах провинции Герат. Обосновавшиеся в этих районах талибы наладили сбор денег с населения за пользование дешевой электроэнергией, поступающей из Туркменистана. В середине апреля этого года бои между талибами и правительственными силами развернулись на территории 10 провинций. Четыре из них непосредственно граничат со странами СНГ, в том числе две – с Туркменией. В провинции Бадгис, также граничащей с Туркменистаном, бои между афганскими силовиками и талибами шли на протяжении нескольких дней. Напавший на село Марчак отряд «Талибана» насчитывал 300–400 человек с тяжелым вооружением. По данным афганских пограничников, бой завязался всего в одном километре от границы с Туркменией. В связи с этим военные и пограничные структуры Марыйского велаята были приведены в состояние повышенной боеготовности.

Опасения туркменских властей отнюдь небезосновательны. Оппозиционные интернет-ресурсы регулярно сообщают о случаях гибели военнослужащих на границе с Афганистаном. В июне прошлого года, по их данным, в Ашхабад доставили тела 12 погибших в районе Тагтабазара. Трое туркменских пограничников погибли в феврале, и еще трое – в мае 2014 г. По оценке А. Князева, тактика афганских боевиков заключается в постепенной зачистке приграничных районов от местного населения с целью подготовки оперативных коридоров для рейдовых действий на территории Туркменистана.

Причем радикальные группировки активизируются и на территории самой Туркмении, чему способствуют имеющиеся у них связи с Афганистаном, а также возвращение воевавших в Сирии боевиков. В республике быстро растет число приверженцев радикального ислама, получившего наибольшее распространение в столичном Ахальском велаяте.

О напряженной ситуации свидетельствуют и проводимые властями мобилизационные мероприятия. По данным оппозиционных СМИ, в январе этого года военкоматы начали призыв резервистов, которых после месячной подготовки направляют в расположенный на границе с Афганистаном Серхетабад.

Для того, чтобы обезопасить границу, Ашхабад пытается установить связь с действующими в приграничных районах отрядами этнических туркмен. На сопредельной территории Афганистана проживает около 1 млн туркмен, многие из которых являются потомками тех, кто эмигрировал из СССР в межвоенный период. Как отмечает президент Института Ближнего Востока Е. Сатановский, в ходе борьбы с басмаческим движением в 1920–1930-х гг. несколько крупных и влиятельных туркменских кланов ушли в Афганистан. Претензии на их родовые земли до сих пор являются предметом постоянного шантажа Ашхабада со стороны афганских туркмен. Пикантность ситуации заключается в том, что на этих землях в Серахском и Мургабском оазисах находятся два крупнейших месторождения природного газа, экспорт которого составляет основу бюджета и обеспечивает Туркменистану большую часть валютной выручки. В этой ситуации в Ашхабаде, видимо, решили пойти по пути Узбекистана, установившего в свое время связь с узбекскими формированиями генерала Абдул-Рашида Дустума на севере Афганистана, – и сделать все, чтобы отряды этнических туркмен стали лояльными Туркменистану.

22 июня радио «Азатлык» (туркменская редакция радио «Свобода») сообщило о визите в Туркмению командиров вооруженных отрядов этнических туркмен «Арбеки», действующих в приграничных афганских провинциях Фарьяб и Джаузджан. Лидер одного из отрядов Эмир Аллаберен Карья бесплатно получил лечение в одном из медицинских учреждений Ашхабада. Помимо него, в Ашхабад прибыли начальник полиции пограничного уезда Каркин провинции Джаузджан Эюб-командир, глава действующего на территории этого же уезда полулегального отряда «Арбеки» Гурбандурды-командир, начальник такого же отряда «Арбеки» из уезда Хамьяб Розыбай, а также глава дорожной полиции между населенными пунктами Андхой и Меймене Сапар Рейис.

Кроме того, в прошлом году Ашхабад пригласил к себе шестерых представителей духовенства из приграничных афганских провинций, которые в течение 10 дней были гостями туркменских властей. Аналогичные приглашения поступили и старейшинам региона Шах провинции Фарьяб.

Все это свидетельствует о том, что Туркменистан взял курс на формирование пояса безопасности с противоположной стороны границы, призванный защитить его от регулярных нападений талибов.

В конце июня приграничные афганские провинции Джаузджан, Фарьяб и Балх посетил глава туркменского МИДа Рашид Мередов. По мнению аналитиков, целью поездки была оценка ситуации в пограничных провинциях, а также выстраивание политических и экономических отношений с их лидерами. В ходе визита Р. Мередов принял участие в церемонии закладки железной дороги Туркменистан — Афганистан — Таджикистан в городе Акина (провинция Фарьяб) и обсудил вопросы экспорта туркменской электроэнергии в приграничные районы Афганистана. Закончился его визит досрочно из-за мины, взорвавшейся рядом с кортежем и задевшей охрану. По словам директора Пакистанской редакции радио «Азаттык» Амина Мудакика поездка Р. Мередова говорит о стремлении Ашхабада обезопасить свои юго-восточные регионы. «Это электричество, этот проект железной дороги, эти дорожные проекты выгодны не только правительству, – отметил он, – [Они] несут выгоду для всего населения, включая талибов. Электроэнергия Туркменистана в Фарьябе распределяется по селам, которые находятся в подчинении у талибов, так что когда талибы начнут выступать против Туркменистана, то они также окажутся без электроэнергии».

На этом фоне участившиеся визиты высокопоставленных российских чиновников в Ашхабад выглядят вполне закономерными. В условиях военно-политической угрозы со стороны Афганистана Туркменистан, несмотря на официально декларируемую политику нейтралитета, вынужден пойти на сотрудничество с другими государствами в оборонной сфере. В январе этого Ашхабад посетил глава российского МИДа Сергей Лавров, обсудивший с президентом Гурбангулы Бердымухамедовым и главой туркменского МИДа Рашидом Мередовым состояние двусторонних отношений. На вопрос о том, может ли Россия помочь Туркменистану укрепить границу с Афганистаном и готов ли сам Ашхабад принять такую помощь, заданный на брифинге, С. Лавров заявил, что помощь предлагается, когда в ней есть необходимость. Туркменская сторона на переговорах проинформировала Россию о мерах по укреплению границы с Афганистаном. И если ей понадобится помощь, Россия готова ее оказать. Вопросы безопасности, судя по всему, были главным содержанием переговоров, но достигнутые на них договоренности Москва и Ашхабад предпочли не афишировать.

9 июня Туркменистан с официальным визитом посетил министр обороны России С. Шойгу. Если приезд С. Лаврова еще можно было объяснить необходимостью обсудить двухсторонние отношения, которые в последнее время находились далеко не в лучшем состоянии, то визит министра обороны всегда напрямую связан с проблемами безопасности. Туркменская сторона этого и не скрывала. «Особой темой беседы стало партнерство в сферах укрепления региональной и всеобщей безопасности, противодействия глобальным вызовам и угрозам современности, в том числе терроризму и экстремизму», – прокомментировал встречу С. Шойгу с Г. Бердымухамедовым веб-сайт Turkmenistan.ru. По мнению туркменской редакции «Азатлыка» визит С. Шойгу связан с тем, что Россию все больше беспокоит положение в четырех афганских провинциях, расположенных вдоль границы с Туркменистаном. Ашхабад же утверждает, что контролирует ситуацию и в какой-либо помощи по охране границ не нуждается. Тем не менее, сам факт визитов высокопоставленных российских чиновников свидетельствует о желании Ашхабада улучшить отношения с Москвой. Не случайно почти одновременно Россию, по приглашению председателя Совета Федерации В. Матвиенко, посетила делегация парламента Туркмении во главе с его председателем Акджой Нурбердыевой.

Причины, по которым у России вызывает тревогу положение на афгано-туркменской границе, лежат на поверхности. Если она будет прорвана талибами или же начнет подвергаться постоянным набегам боевиков, как таджикский участок границы с Афганистаном в 1990-е гг., возникнет непосредственная угроза Узбекистану и Казахстану. С первым из них Россия связана договором о союзничестве 2005 г., а второй является ее партнером по ОДКБ. Поэтому обе республики фактически являются для России поясом безопасности. Ни Казахстан, ни Узбекистан не имеют с Туркменией хорошо укрепленных в инженерном отношении границ или же существенных естественно-географических барьеров, а значит, экспорт нестабильности на север особых проблем составлять не будет.

Через западные районы Казахстана, примыкающие к северным областям Туркмении, пролегает прямой выход на важнейшие промышленные и сельскохозяйственные регионы России – Поволжье, Северный Кавказ и Урал.

В более широком геополитическом плане проникновение боевиков в восточные районы Прикаспия будет означать реализацию планов Запада по окружению России очагами нестабильности с уязвимого в военном отношении южного направления, что она и пытается предотвратить всеми возможными способами.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1034
Похожие новости
08 декабря 2016, 18:00
09 декабря 2016, 12:01
08 декабря 2016, 21:30
08 декабря 2016, 21:30
08 декабря 2016, 11:15
09 декабря 2016, 12:01
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
07 декабря 2016, 01:30
08 декабря 2016, 11:16
07 декабря 2016, 02:45
05 декабря 2016, 15:00
02 декабря 2016, 23:30
04 декабря 2016, 12:00
04 декабря 2016, 17:45