Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Тартус наш: база ВМФ РФ в Сирии — реальные планы или декларация о намерениях?

10 октября замминистра обороны России Николай Панков на заседании международного комитета Совета Федерации РФ заявил, что Минобороны готовит документы, позволяющие создать в сирийском Тартусе постоянную российскую военно-морскую базу. Одновременно стало известно, что МО РФ ведет переговоры об аренде ряда военных объектов на территории Египта. В частности, было озвучена заинтересованность российской стороны в доступе к ВПП авиабазы Сиди-Баррани.

Что из этого реально, а что — нет? В вопросе с российскими базами на Средиземноморье разбирался корреспондент Федерального агентства новостей.

720-й ПМТО

Присутствие отечественного военно-морского флота в Тартусе, втором по величине порту Сирии после Латакии, имеет давнюю историю.

Пункт материально-технического обеспечения ВМФ в Тартусе появился у СССР в 1971 году в соответствии с двухсторонним соглашением между Москвой и Дамаском. Изначально этот ПМТО был создан для обеспечения действий кораблей и судов действующей в Средиземном море 5‑й оперативной эскадры (5-й ОПЭСК), их снабжения топливом, водой и расходными материалами.

При этом ПМТО в Тартусе в первую очередь исполнял именно роль своеобразной «бензоколонки» и лишь во вторую — места проведения небольшого межпоходового ремонта. Исполнение последней функции обеспечивалось одной из плавучих мастерских Черноморского флота, которые посменно «дежурили» в Тартусе. Средний ремонт корабли и суда 5-й ОПЭСК могли осуществлять в сирийской Латакии или египетской Александрии. Для крупного ремонта, как правило, приходилось возвращаться в Севастополь или Николаев.

С 1984 года ПМТО ВМФ СССР в Тартусе стал именоваться 720-й ПМТО. Военное командование СССР вынашивало в отношении Сирии крайне амбициозные планы, включающие постройку на сирийском побережье между Латакией и Тартусом большой советской военно-морской базы, способной полностью покрыть все потребности 5-й ОПЭСК. Однако до момента распада СССР осуществить эти планы не удалось.

Долгое время после 1991 года 720-й ПМТО прозябал в полузаброшенном состоянии. Лишь летом 2015-го он обрел новую жизнь и стал главными морскими «воротами» для снабжения российской военной группировки на сирийском театре военных действий.

При этом сразу «выскочило» минимум четыре проблемы.

Тартус наш: база ВМФ РФ в Сирии — реальные планы или декларация о намерениях?stat.mil.ru / Пресс-служба Минобороны России

Проблемы Тартуса

Резко возросшие объемы перевозок из Новороссийска и Севастополя, осуществляемых «Сирийским экспрессом», быстро превысили возможности ПМТО в части оперативной разгрузки прибывающих единиц. Избежать «затоваривания» помогли мощности гражданского порта Тартус, но, с учетом особого характера грузов, это явилось, конечно, паллиативным решением. Для нормального осуществления разгрузки и хранения доставляемых военных грузов ПМТО требуется модернизация собственного портового оборудования и расширение складских площадей.

Вторым «узким местом» Тартуса стали его портовые бассейны и входной фарватер. В силу особенностей местной гидрологии и бездействия сирийских портовых служб, бассейны и фарватер приходится регулярно чистить. Столь же регулярно приходится обновлять и ремонтировать в Тартусе бочки, боны, мертвые якоря и проложенные по дну кабели. Выполнение этих работ пришлось взять на себя не сирийцам, а килекторному судну ЧФ.

Третья проблема — достаточно слабая, по меркам российских ВС, ПВО Тартуса и практически полное отсутствие в порту дееспособной службы охраны водного района. С целью ликвидации данных «брешей» в охранном периметре 720-го ПМТО относительно недавно в Тартус был переброшен из России ЗРК С-300. Еще раньше в Тартус килекторным судном КИЛ-158 была осуществлена доставка двух патрульных катеров проекта 03160 «Раптор», что частично решило вопрос с охраной водного района.

Наконец, еще одной проблемой 720-го ПМТО после лета 2015-го стала необходимость поддержания на должном уровне технической готовности не только единиц из состава «Сирийского экспресса», но и вымпелов воссозданного еще в 2013 году оперативного соединения ВМФ РФ на Средиземном море. Начатая в Тартусе еще в советские времена постройка в интересах ПМТО судоремонтного завода и сухого дока так и не была доведена до конца. По объективным причинам, перебазирование в Тартус одного из имеющихся у РФ плавдоков тоже оказалось невозможным.

Таким образом, изначально ориентированный лишь на возможность небольшого межпоходового ремонта ПМТО сейчас располагает только плавмастерской Черноморского флота. Что, понятно, ограничивает ремонтные возможности «семьсот двадцатого» и сокращает время нахождения кораблей и судов ВМФ РФ в акватории Средиземного моря.

Тартус наш: база ВМФ РФ в Сирии — реальные планы или декларация о намерениях?Федеральное агентство новостей / Кирилл Романовский

Что будет дальше?

Как мы видим, российскому военному руководству в той или иной мере удалось решить три из четырех перечисленных проблем. Открытым остался вопрос наращивания ремонтных мощностей в Тартусе. Но в том-то и дело, что это «наследие советского прошлого» имело смысл реализовывать только в ситуации полной уверенности, что «Тартуснаш». Иными словами — только в варианте, когда данный порт становится на постоянной основе пунктом базирования ВМФ России.

Надо полагать, что теперь, когда заинтересованность Москвы в таком пункте базирования уже не вызывает сомнений, вопрос с осуществлением среднего ремонта кораблей и судов в Тартусе тоже будет решен.

Что же ждет 720-й ПМТО в ближайшем будущем? Можно ожидать модернизацию портового оборудования, дальнейшие дноуглубительные работы в порту и на входном фарватере, расширение складских площадей ПМТО и достройку в Тартусе судоремонтного завода.

Вот мнение о перспективах 720-го ПМТО Павла Вишнякова, капитана 1-го ранга запаса, в прошлом — флагманского штурмана 130-й бригады противолодочных кораблей, заместителя начальника штаба 2-й дивизии противолодочных кораблей по боевой подготовке: «Тартус — место хорошее во всех смыслах. В момент все это, конечно, не развернут, но года за два–три сделают вполне приличную базу, особенно если землицы подрежут побольше — не вся инфраструктура может быть на плаву».

В итоге МО РФ получит в Сирии в свое распоряжение двухкомпонентную систему постоянного базирования наших Вооруженных сил. Ее военно-воздушная компонента будет располагаться на авиабазе «Хмеймим», а военно-морская (транспортный хаб, ПМТО и судоремонтный завод с сухим доком) — в Тартусе. Это тем проще осуществить, что подобная схема в максимальной степени будет использовать инфраструктуру, уже сейчас имеющуюся и используемую РФ в Сирии.

Тартус наш: база ВМФ РФ в Сирии — реальные планы или декларация о намерениях?mil.ru / Пресс-служба Министерства обороны РФ

Не только туристам хочется в Египет

Россия расширяет свое военно-стратегическое партнерство на Ближнем Востоке. При этом она закономерно возвращается на те рубежи, которые некогда занимал СССР. В общем-то, вполне логичная тенденция, прямо вытекающая из стремления к защите российских геополитических интересов на фоне продолжающейся конфронтации с Западом.

Отметим, что данная тенденция подталкивает Вооруженные силы РФ к возвращению не только на средиземноморские форпосты, но и гораздо дальше. Недаром, помимо возрождения на постоянной основе средиземноморского оперативного соединения ВМФ, трансформации 720-го ПМТО ВМФ в постоянную базу ВМФ, получения в бессрочную аренду авиабазы «Хмеймим» и разговоров о возможной аренде объектов в Египте, представители МО РФ поговаривают о желательности возвращения на Кубу и во Вьетнам. Напомним, что до 2002 года в кубинском Лурдесе функционировал мощный российский центр радиоэлектронного слежения, а во вьетнамском порту Камрань располагалась крупная российская военно-морская база.

В то же время не стоит на фоне такого громадья потенциальных планов впадать в излишнюю эйфорию. Теоретически ВС РФ действительно могут арендовать у властей Египта ВПП Сиди-Баррани и пункт ПМТО в заливе Мерса-Матрух. Плюс — там же оборудованную на отмели корабельную стоянку, т.н. «точку 52», некогда носившую прозвище «деревни Селивановки» (в честь одного из командующих 5-й ОПЭСК). Оглядываясь на советский опыт, к этому перечню «хотелок» можно добавить возможность базирования российских кораблей и судов в египетском Порт-Саиде.

Столь же теоретически можно попробовать «выжить» кубинцев и вьетнамцев из давно «приватизированной» ими бывшей российской инфраструктуры в Лурдесе и Камрани. И даже под фанфары вновь, как в советские времена, ввести наш ВМФ в кубинский Сьенфуэгос. Не менее теоретически это существенно расширит операционную зону ВС РФ в Средиземноморье, Атлантике, Мексиканском заливе, Карибском море, Тихом и Индийском океанах, попутно увеличив российские возможности по проецированию силы, демонстрации флага, сбору разведиформации и т.д.

Но практически все это на данный момент, с учетом ограниченности российских сил, средств и финансов, в полном объеме не осуществимо. Недаром даже просочившаяся в СМИ крайне скудная информация о возможности получения доступа ВС РФ к ВПП Сиди-Баррани отодвигает осуществление этого плана на 2019 год. Одновременно указывается, что первоначально воинский контингент РФ в Сиди-Баррани будет «довольно немногочисленным».

Тартус наш: база ВМФ РФ в Сирии — реальные планы или декларация о намерениях?mil.ru / Пресс-служба Минобороны России

Опять же, создание постоянных российских военных баз на территории Сирии серьезно повышает устойчивость режима президента Башара Асада. Тогда как актуальность подобных «пожарных мер», способствующих упрочению положения действующего правительства, на территории Египта, Кубы или Вьетнама явно отсутствует.

Еще один любопытный нюанс. Уже вечером 10 октября египетское издание Youm7, ссылаясь на официального представителя администрации президента Египта, опровергло информацию о возможном размещении российской военной базы в Египте. «Это не соответствуют действительности, Египет имеет твердую позицию, которая отвергает создание иностранных военных баз на своей территории», — сообщил представитель Каира.

Таким образом, инициативы по дальнейшему увеличению российских военных объектов за рубежом в краткосрочной перспективе следует рассматривать, по большей части, как декларацию о намерениях. Как элемент внешнеполитической игры, если угодно. Или даже как возможность оказать давление на США и их союзников. Но не как планы России, принятые к безоговорочной реализации.

Разумеется, этот вывод не относится к получению 720-м ПМТО в Тартусе статуса постоянной базы российского ВМФ. Что, в силу «плотной увязки» с общей ситуацией в Сирии и уже оформившимся статусом авиабазы «Хмеймим», можно считать делом решенным.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

632
Похожие новости
09 декабря 2016, 20:00
09 декабря 2016, 18:00
08 декабря 2016, 06:45
08 декабря 2016, 18:00
08 декабря 2016, 21:30
08 декабря 2016, 10:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
09 декабря 2016, 03:30
08 декабря 2016, 18:15
08 декабря 2016, 14:30
06 декабря 2016, 23:15
08 декабря 2016, 06:45
04 декабря 2016, 12:00
08 декабря 2016, 18:00