Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Telegraph: не будем забывать об исторических трагедиях марксизма

Мы часто слышим, что коммунизм был хорошей теорией, однако его погубила практика. Семена пали на каменистую почву. По словам теоретиков, Россия была слишком отсталой, а ее народ слишком авторитарным. Советский Союз был в большей степени русским, чем марксистским.
Многие россияне относятся к этим словам весьма неодобрительно. Писатель и диссидент Александр Солженицын утверждал, что ленинская революция в 1917 году была фактически государственным переворотом и победой атеистической идеологии, что противоречило не только глубоко духовному русскому самосознанию, но и самой человеческой природе. Приговор Солженицына советской тирании и нравственному разложению можно прочесть в его трехтомнике «Архипелаг ГУЛАГ», переизданном издательством «Пенгвин» (Penguin) в сокращенном варианте (слава Богу). Если для вас и этого слишком много, вы можете ограничиться сильным и напористым предисловием Джордана Питерсона (Jordan Peterson).
Читая между строк, канадский психолог Питерсон наверняка видит некие параллели между собой и Солженицыным. Оба они боролись с левыми, обоим пришлось за это поплатиться в профессиональном плане. Но если Солженицын провел восемь лет в ГУЛАГе, а позже был депортирован, то у Питерсона ссылка была добровольная и даже вымышленная. Этот человек присутствует везде: на телевидении, в печати. Его последняя книга разошлась тиражом в два с лишним миллиона экземпляров. Критики считают, что он против модернизма, против феминизма и против прогресса. Для своих сторонников Питерсон — настоящий реалист. Он говорит, что жизнь это страдания, а величие измеряется упорством и настойчивостью. Он хочет, чтобы наша культура ослабила внимание к комплексу корпоративной вины и жертвенности, переключив его на личную ответственность. То есть, человек сам в определенной степени виноват в своих проблемах, и сам может дать ответы на многие из них. А еще он должен прекратить есть сухие завтраки на ужин.
Мировоззрение Питерсона чуждо Солженицыну и Марксу в той же мере, в какой оно чуждо сибирскому крестьянину. В своем предисловии он пишет о Западе как о противовесе «злобной коммунистической империи», в то время как Солженицын считал Запад упадническим и индивидуалистическим. Но может быть он сам был человеком отсталым и реакционным. Но даже если Питерсон читает «Архипелаг ГУЛАГ» как североамериканец, он отыскивает там всеобщие истины и излагает их с подлинной литературной силой.
Подобно Солженицыну, он воспринимает марксизм вполне серьезно. Эта теория не претендовала на деликатность. В ней был план действий, присутствовало видение будущего, а ее автор считал, что при построении земного рая все дозволено и все законно. Должны быть жертвы, но кто будет их приносить? Христианин верит, что ответ на этот вопрос должен носить личный характер: «Каждый из нас жертвует тем, что ему не подходит и не нужно, тем, что есть плохого и пагубного в нашем характере… чтобы мы могли, взбираясь наверх, постоянно спотыкаться и падать, добровольно неся бремя своего существования». В отличие от христиан, утописты полагают, что история является борьбой не внутри человека, а между классами, и поэтому для разрешения данного конфликта кого-то надо поставить к стенке: преступников, мучителей, эксплуататоров и членов привилегированных групп.
Марксизм неизбежно ведет к репрессиям, потому что делит людей на классы и настраивает их друг против друга. Поэтому, где бы ни применялась эта теория на практике, буквально в любом и каждом месте все заканчивалось гибелью людей. Коммунизм не оттаял на кубинском солнце и не поддался буддистскому просветлению в Камбодже.
Конечно, у граждан социалистических обществ было определенное представительство. У них был некий выбор в том, насколько далеко они могут зайти в своей покорности или сопротивлении. Но доказательством того, что коммунизм был таким мрачным из-за системы, а не только из-за его граждан, стало разделение Германии в годы холодной войны. Если встретите человека, изучающего марксизм, спросите его: «Где бы вы предпочли жить?» Даже если вы согласитесь с самыми нелицеприятными отзывами о Западной Германии — какая она меркантильная, лицемерная, недостаточно честная относительно своего фашистского прошлого, — вас там, несмотря на перечисление всех этих недостатков и изъянов, в тюрьму не посадили бы. А в Восточной Германии вас могли арестовать даже за жалобу на еду. Как мог разделенный стеной народ жить в совершенно разных общественных системах? Ответ заключается в том, что здесь свою роль играла идеология. Восточная Германия была помойкой из-за коммунизма, а не из-за местной культуры.
Питерсон часто говорит о марксизме в академических кругах, критикуя политику этнического, религиозного и прочего самосознания, которая не отказалась от классовой борьбы, а лишь еще больше усложнила ее, включив туда десятки категорий — расовых, половых, гендерных и прочих. Маркс отмечал, что история повторяется сначала как трагедия, а потом как фарс. Солженицын, несмотря на все его недостатки, был гигантом, воюющим с драконами, в то время как мелочная перебранка Питерсона с исследователями марксизма говорит о том, что марксизм лишился своих клыков и когтей, превратившись в одну сплошную глупость. Но эта теория жива, и для ее развенчания делается совершенно недостаточно. Как говорит Питерсон, она «одета… относительно». А как нам всем известно, переодевание в чужое платье нынче в моде.
_______________________________________
Комментарии читателей
Michael Roarty
Маркс представил замечательный анализ капитализма викторианской эпохи, но это было полтора века назад, и сейчас многое изменилось. Марксизм пошел не туда, когда марксисты сделали из него религию, придав ему новые добродетели.
К сожалению, люди влюбляются в идеологии и начинают себя обманывать, заявляя, что открыли истину. Лучше всех об обманутых последователях марксизма сказал Е.О. Вильсон: «Замечательная теория, но особи не те».
Thomas Kember
Если пятая часть социологов марксисты, то четыре пятых не марксисты. Почему же они ничего не могут сделать с вузами, которые пресмыкаются перед марксистами?
G Lush
Коммунизм это такая великая система, что людей надо запирать в его стенах, ставя по углам вышки с пулеметами. И даже в этом случае он всегда терпит крах. У СССР на это ушло 70 лет, у Венесуэлы всего семь. Поэтому клептократию Чавеса / Мадуро надо непременно наградить орденом Ленина за ее непревзойденную эффективность.
Когда идею испытывают на практике десятки раз, и все неизменно заканчивается голодом и гибелью миллионов, а система неизбежно рушится, зачем предпринимать новые попытки?
Их великий герой Маркс был порочным и двуличным дилетантом, который брюхатил женщин и жил на деньги Энгельса, чьи рабочие бедствовали. И при этом Маркс наделал долгов по всему Лондону и Парижу.
Так что, если не считать того, что этот «теоретик» был алчным, ленивым, вероломным вором и обманщиком, его можно назвать великим человеком.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

184
Похожие новости
12 ноября 2018, 13:00
13 ноября 2018, 00:00
12 ноября 2018, 07:30
12 ноября 2018, 18:30
12 ноября 2018, 21:15
12 ноября 2018, 02:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 ноября 2018, 23:45
09 ноября 2018, 10:15
07 ноября 2018, 17:00
09 ноября 2018, 05:15
07 ноября 2018, 03:45
10 ноября 2018, 06:00
08 ноября 2018, 18:15