Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Теперь и в Башкирии: ситуация с русским языком напоминает бандеровскую Украину

С криками «Аллах акбар!» и кулаками против полиции участники несанкционированного митинга в Уфе высказали решимость заставить всех жителей небольшой части Российской Федерации, носящей имя Башкортостан учить башкирский язык, даже если он им не родной.
Их было несколько тысяч, они отсвечивали на солнце национальными костюмами, дули в национальные дуды и громко возмущались. Рефреном всех выступлений на митинге звучало: «Защитим родной башкирский язык!».
У человека, наблюдавшего за этим площадным бурлением со стороны, возникал резонный вопрос: «От кого?».
Кто покушается на язык одного из коренных народов России, начавшего входить в подданство русского царя еще во второй половине 16 века?
Башкирских националистов не волнует родной язык, они хотят развала России
Что это за аспиды и василиски такие, пожиратели словесности и нематериального культурного наследия?
Каких-то более семидесяти процентов унтерменшей
Однако едва начинаешь изучать тему беспристрастно, то понимаешь, что роль тех самых «аспидов» и «василисков» митингующие, созванные на площадь активистами националистической организации «Башкорт», уготовали своим соседям – тем, что не хотят, чтобы их дети учили неродной им башкирский язык.
Потому как сами они не башкиры, а русские, татары, чуваши. И даже башкиры, но обрусевшие – бывает и такое, и принуждение — далеко не самый действенный метод вернуть подобных людей к истокам.
То есть собравшиеся на несанкционированный митинг в Уфе и чуть не разорвавшие полицейских, когда те арестовали его подстрекателей-организаторов, по сути, отказывают своим многочисленным, нужно отметить, соседям в праве самим решать, какой язык для них родной.
А таких «нерадивых» жителей в регионе, как это не занятно звучит, наберется аж 70,5% населения – таков удельный вес небашкирского населения в республике. Конечно, называется она Башкортостан, что переводится вроде как «земля башкир», у нее есть собственные флаг и герб, и как тут, почивая на лаврах ленинской политики по раздроблению единой русской державы на этнические улусы, не потешить свою национальную гордость, указывая другим что учить, а в перспективе, возможно, и как говорить.
В конце концов, случаи, когда компактно проживающих в крае казанских татар во время переписи заставляли записываться башкирами, новейшей истории региона известны.
И, в конце концов, не стоит забывать еще один веский аргумент, вскрывающий пласты национальных комплексов: «А почему русским можно, а нам нельзя?». В смысле по всей России преподавать русский язык, пользоваться им в документообороте и повседневном обиходе.
И невдомек национальноозабоченным, что русский язык – это средство, цементирующее одну пятую земной суши, великую, складывавшуюся веками цивилизацию.
Причем отказаться от него и по сей день не могут государства, образовавшиеся на его осколках, и изо всех сил поливающие грязью общее с уцелевшим после этого распада сердцем России прошлое.
И вроде у последних уже и русского языка в школьных программах давно нет, и на ТВ медиа-личины все сплошь на суверенных мовах глаголят, и процесс перевода языков на латиницу полным ходом идет, а в обиходе все же изъясняются на нем – на русском. И, что характерно, даже воюя с Россией, сколачивая против нее русофобские интернационалы, продолжают между собой общаться на нем родимом – «языке рабства и оккупации».
Но наиболее рьяных детей башкирских степей опыт ближайших скачущих соседей ничему не учит. В их ограниченном границами собственного довольно небольшого этнического ареала сознании все рисуются картины местечкового будущего, где все люди обитают, не вылезая за пределы своих национальных бантустанов, говорят на разных языках, не понимая соседей, одеваются в одинаковые одежды, «носят» стандартный цвет волос и разрез глаз, а все остальные, что иначе – то далече.
Ну, чем не взаимоотношения между различными стаями шимпанзе, где любого чужака загрызают до смерти? И невдомёк мечтателям, что человек, что бы там не говорили материалисты, все же не обезьяна, и даже не потомок оной…

Не язык, а политика

– Когда в СМИ прошла новость, что в Башкирии отныне будут соблюдаться федеральные законы об образовании, что за этим будет следить и Генеральная прокуратура, и лично Владимир Путин, родители школьников воспряли духом и стали подписывать заявления об изучении своих родных языков вместо башкирского, и об углубленном изучении предметов по выбору, – рассказала обозревателю телеканала Царьград активист Комитет по защите прав русскоязычных школьников Башкирии Галина Лучкина.
– Многие родители давно были недовольны чрезмерно раздутым по их мнению количеству часов, выделяемому на изучение башкирского языка, ведь не у всех лингвистические способности, и достаточно большое количество детей тяготеют к точным наукам, а не иностранным языкам. Поэтому родители, исходя из новых правил, начали выбрать не башкирский язык, например, а математику или информатику, либо решили более углубленно изучать английский язык, или родной язык, благо, новые правила после недавнего выступления президента в Йошкар-Оле сейчас это позволяют…».
Но не тут-то было!
По словам Лучкиной, учебные планы, не включающие обучение башкирскому языку, принимались только под давлением прокуратуры и даже Следственного комитета, если туда обращались родители школьников.
В свою очередь местные работники образования шли на шантаж и уговоры, угрозы и обман, обвиняя таких нежелающих в «неуважении к земле, которая вас приютила» и «коренного народа», быстро превратив сугубо образовательную проблему в политическую.
– В сетях начались настоящие войны: лидеры местных башкирских общественных организаций, стали раздувать настоящий политический скандал о якобы ущемлении прав башкир на изучение башкирского языка.
И это вместо того, чтобы обрадоваться открывшимся возможностям более углубленного изучения башкирского языка самими башкирами, а также возможности изучения башкирского языка не только в Башкирии, но везде в России, где это необходимо, помогая тем его сохранению, – прокомментировала создавшуюся конфликтную ситуацию активистка.

– Но это же абсурд!

Как может добровольное изучение башкирского языка помешать праву башкир изучать свой родной язык?
А 16 сентября состоялся довольно многочисленный митинг «За башкирский язык», на котором, наконец, раскрылись все карты местных националистов: не о башкирах пекутся защитники башкирского языка.
Они выступают за обязательное изучение башкирского языка всеми школьниками региона, вне зависимости от того, родной ли это для них язык или нет, и даже более того – за равное количество часов на башкирский и русский языки во всех школах Башкирии!
Кому-то очень нужно превратить образовательную проблему в политическую и дестабилизировать обстановку – об этом говорят родители школьников на всех форумах и в соцсетях. Все давно устали от принудиловки, люди хотят просто нормально обучать своих детей в русскоязычной школе, не переезжая для этого в обычный, не национальный регион России.
Не случайно родители школьников Башкирии написали Путину в интернет благодарственное письмо за поддержку их образовательных прав, которое открыто для подписания и под которым всего за три дня собрано уже более трех тысяч подписей».
Адепты распада
Но для собравшихся на митинг в Уфе эти три тысячи подписей – не аргумент. Не аргумент всё, что идет в разрез с их планами национального реванша. Не аргумент и взвешенная позиция главы региона Рустэма Хамитова, инициировавшего принятие республиканской программы поддержки языков, и отметившего, что проблемы у башкирского языка начались именно после того, как его изучение стало обязательно-принудительным для всех.
Не аргумент и официальная статистика, согласно которой изучение башкирского языка в школах выбрали 75% учащихся региона, вне зависимости постарались ли ради этого педагоги или же это был осознанный выбор школьников и их родителей. Всем, поголовно, и никак иначе!
При этом и оставшиеся 25% — тех, кто от обучения башкирскому отказались, выяснилось, вовсе не против этого языка как такового, и совсем не испытывают к нему некую алогичную неприязнь, аналогичную той, что испытывают к ним башкирские националисты, что даже «кушать не могут»:
«Я сама наполовину башкирка, и, конечно, не имею ничего против башкирского языка, — поделилась своим видением проблемы с обозревателем телеканала Царьград жительница Уфы и мать младшеклассника Ольга Комлева. – Но преподавание башкирского не выбирала.
На мой взгляд, башкирский отнимает часы от других предметов, например, от русского языка или информатики.
Во-вторых, методика преподавания башкирского – некачественна, нет нормальных учебников, сами башкиры порой не понимают, что в них написано.
В третьих, башкирский язык востребован только в пределах Башкирии, да и то не везде, а не хотелось бы ограничивать окно возможностей своего ребенка только пределами региона».
Вполне разумные аргументы, но башкирские националисты их и слышать не хотят. И активность башкирских националистов либеральной прессой поддерживается не менее активно, и задержание провокаторов, инициировавших несанкционированный митинг, подается рупорами прав и свобод как удушение тех самых прав и свобод малых народов России. Кем? Конечно же «тюрьмой народов» – Москвой и ее региональными сатрапами.
Кстати, это тот самый случай, когда термин «малые народы» наиболее национально озабоченные представители сих народов готовы принять безоговорочно. В других же случаях за это можно и поплатиться.
Так, например, на собеседницу обозревателя Царьграда Галину Лучкину уже подали в суд, именно за то, что, обсуждая языковую проблему в эфире местной радиостанции, она употребила обозначение «малый народ» в отношении башкир, составляющих по данным 2002 года аж 1,15 % населения России!
В действительности подобное оскорбление можно смыть только … ну, не кровью, то уже перебор, но хотя бы пятнадцатью годами работ на урановых рудниках, не меньше…
И вот либеральные СМИ наперебой верещат про произвол и задержания национальных активистов на местах. И явно или тайно стоящие за ними дорогие западные партнеры уже ждут, как затрещит по лоскуткам остающаяся, пусть номинально, но русской держава, где за предвыборный девиз «Москва – русский город» снимают с муниципальных выборов, но пока еще не ограничивают использование русского языка в большинстве регионов.
И что в такой ситуации делать государству?
Да то, что и надлежит делать всякому государству в сложившейся ситуации – арестовывать и судить. Ибо война идет, и с каждым днем разгораясь все сильнее. И на кону – наше общее будущее. Под партнерским ярмом и на многочисленных находящихся в непростых взаимоотношениях друг с другом нищих лоскутках.
Или же в благополучии и силе под одной короной, державой и скипетром для всех великих и малых, но равных и равноценно дорогих.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2377
Похожие новости
11 декабря 2017, 15:45
10 декабря 2017, 00:00
11 декабря 2017, 23:45
13 декабря 2017, 20:45
13 декабря 2017, 18:15
13 декабря 2017, 20:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
12 декабря 2017, 10:00
09 декабря 2017, 16:15
07 декабря 2017, 16:30
09 декабря 2017, 16:15
11 декабря 2017, 10:45
09 декабря 2017, 19:00
12 декабря 2017, 15:45