Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Теракты в Дрездене. Чего добилась Меркель и как её политика приводит к росту насилия

Очередные теракты произошли в Федеративной Республике Германия. На этот раз взрывы прогремели в Дрездене — одном из крупнейших городов востока страны. По данным средств массовой информации, первый взрыв произошел у здания местной мечети, а второй — у Международного конгресс-центра. Из здания мечети были эвакуированы несколько человек. В это время в мечети находился только имам со своей семьей. К счастью, они не пострадали. Их эвакуировали с места происшествия. Не было пострадавших и возле Международного конгресс-центра, однако там треснул стеклянный куб, который украшал здание. Полицейскими были эвакуированы посетители и сотрудники близлежащих кафе.

На этот раз, согласно официальной версии произошедшего, к терактам причастны не сторонники радикальных организаций фундаменталистов из числа мигрантов, а как раз их противники. Начальник полиции Дрездена Хорст Кречмар уже успел сообщить прессе, что, по его мнению, теракты могли организовать противники мигрантов. В принципе, в этом нет ничего удивительного. Федеральные земли Восточной Германии давно известны негативным отношением местных жителей к чрезмерно либеральной миграционной политике германских властей. Долгое время, в силу специфики социально-экономической ситуации на востоке Германии, мигранты предпочитали туда не ехать.





Ситуация изменилась после того, как в 2015 году Германия стала принимать сотни тысяч «беженцев» из Сирии, Ирака, Афганистана, Эритреи и некоторых других стран Азии и Африки. Тогда афроазиатские мигранты появились и в городах Восточной Германии. Это вызвало негативную реакцию местных жителей, которые забеспокоились за свои рабочие места. На востоке Германии, по сравнению с западной частью страны, и так не сильно хорошая экономическая ситуация. Здесь высок уровень безработицы, люди дорожат своими рабочими местами и совсем не хотят уступать их более дешевой рабочей силе в лице мигрантов. Кроме того, обитатели восточных земель, которые, в целом, беднее, чем жители Западной Германии, совсем не желали за счет своих налогов содержать приезжающих мигрантов и «беженцев». Наконец, местное население напугано и вероятным ухудшением криминогенной ситуации. Ведь рост преступности действительно имеет место быть — многотысячные массы молодых мужчин с совершенно иным менталитетом и культурой это потенциально взрывоопасный контингент и далеко не все из его представителей готовы принимать правила жизни в принимающем обществе.

Именно восточные земли Германии стали эпицентром формирования антимигрантского движения PEGIDA («Патриотические европейцы против исламизации Запада»), которое быстро приобрело популярность среди жителей всей страны. Оно получило поддержку населения Германии по причине выдвижения простых и понятных лозунгов, требующих навести порядок в сфере миграционной политики и борьбы с этнической преступностью на улицах германских городов.

Когда в 2015 г. на востоке Германии стали размещать лагеря для беженцев, там сразу же начались всевозможные эксцессы, связанные с негативным отношением местных жителей. Протесты против размещения лагерей мигрантов охватили Саксонию, где начались массовые митинги и демонстрации. В Хайденау демонстрация против открытия в этом городе центра для приема беженцев закончилась столкновениями с полицией, десятки участников демонстрации и сотрудников полиции получили травмы. Для того, чтобы успокоить местных жителей, в Хайденау прибыла сама канцлер ФРГ Ангела Меркель. Однако люди не стали слушать главу германского правительства, встретив ее возмущенными криками. Было заведено уголовное дело по факту оскорбления канцлера Германии протестующими.

Позже представители властей обвинили в произошедшем крайне правых экстремистов, назвав их действия «отвратительными». Тогда же канцлер Меркель пообещала использовать всю силу закона для противодействия правым экстремистам, нападавшим на мигрантов. В городе была усилена полиция. На улицы вышли левые радикалы из антифашистских организаций, которые традиционно выступают в защиту мигрантов. Левые действуют столь же радикальными методами, как и правые экстремисты, только направляют свои действия в защиту мигрантов, утверждая, что критика миграции является проявлением фашизма, недопустимого в стране, столь сильно пострадавшей от нацистской идеологии.

Мэр Хайденау Юрген Опиц даже был вынужден обратиться за полицейской защитой — после того, как нашел в почтовом ящике письмо с угрозами и оскорблениями в свой адрес. В самом факте угроз мэру нет ничего удивительного, так как он специально сделал заявление о своей солидарности с мигрантами и дальнейшей борьбе с национализмом. Естественно, что такие слова мэра вызвали лишь рост негативного отношения к нему со стороны симпатизирующих правым радикалам жителей Хайденау.

В июне 2016 года волной массовых протестов встретили визит в Саксонию президента ФРГ Йоахима Гаука. Глава государства, находившийся в Саксонии с официальным визитом, был подвержен настоящей обструкции со стороны жителей федеральной земли. Мало того, что президента встретили с националистическими транспарантами, так еще подвергли словесным оскорблениям, а один мужчина кинул в Гаука тяжелым предметом. Позже полиция сообщила, что тяжелый предмет кидал националист.

Тем временем, периодически столкновения с полицией или самими мигрантами происходят и в других городах на востоке Германии. Так, в городе Баутцен в сентябре 2016 года около 80 местных жителей вступили в конфликт с 3беженцами. Баутцен находится в 60 км. к востоку от Дрездена — недалеко от границы Германии с Чехией. Как и в Хайденау, причиной гнева местного населения стало размещение в городе центра по приему беженцев. Сначала центр подожгли, затем перешли к регулярным акциям протеста. Во время одной из акций и произошло нападение местных жителей на беженцев. Последние скрылись в одном из зданий под охраной полиции. Правоохранители были вынуждены взять центр размещения беженцев под полицейскую охрану, а также начать усиленное патрулирование примыкающих к центру улиц.



Позже полицейское расследование все же выявило, что зачинщиками столкновений были как раз беженцы. Своим поведением они буквально «достали» обитателей Дрездена. К примеру, многие из них стали появляться на улицах в пьяном виде, приставать к местным жительницам. После массовых беспорядков власти были вынуждены ввести в Бауцене комендантский час, а беженцам запретили употреблять алкогольные напитки. То, что полиция Саксонии все же не побоялась заявить о том, что мигранты также могут провоцировать негативное поведение местного населения, является весьма удивительным для современной Германии примером. В целом, для правоохранительных органов страны сегодня характерна совершенно иная позиция. Похоже, что германские полицейские получили директиву от властей страны воздерживаться от любой критической информации в адрес мигрантов и беженцев. На практике это привело к массовому замалчиванию преступлений, совершаемых в отношении немцев, в том числе женщин и детей. Чего стоят отвратительные примеры замалчивания изнасилований несовершеннолетних, за которые были задержаны молодые мужчины — беженцы. Естественно, что такая политика не может не вызывать отвержения со стороны большинства германских граждан.

В 2015-2016 гг. и сам Дрезден неоднократно становился ареной выступлений местных жителей против миграционной политики германских властей. Так, в феврале 2016 г. около 15 тысяч человек вышли на улицы саксонской столицы с требованием отправить в отставку канцлера Германии Ангелу Меркель. Ей вменяют в вину именно потворство размещению свыше миллиона мигрантов на территории Германии. «Меркель должна уйти!» — такой транспарант подняли над митингом протестующие.

Еще с начала 1990-х годов над Дрезденом закрепилась слава столицы современного немецкого национализма. Тому было несколько причин. Некоторые эксперты, в частности, ссылаются на географические особенности Дрездена, где во время объединения Германии долго не могли наладить трансляцию западногерманского телевидения. Соответственно, та система ценностно-мировоззренческих установок, которая пропагандировалась на западе Германии, в Дрездене стала прививаться гораздо позже. К этому времени многие дрезденцы уже получили иммунитет от идеологии толерантности. Свою роль сыграли, как мы уже отметили выше, и экономические проблемы Восточной Германии после объединения страны. Националистические партии быстро получили здесь широкую поддержку населения. Уже в конце 1990-х годов националисты заручились поддержкой значительной части населения саксонской столицы. В 2004 г. на выборах в ландтаг Саксонии 9,2% голосов получила Национал-демократическая партия Германии. Ее стали представлять в региональном парламенте 12 человек — столько же, сколько и правивших в то время в Германии социал-демократов. Для партии, которая постоянно обвинялась левыми и либералами едва ли не в неонацизме это было действительно впечатляющий результат. В 2009 году националисты опять получили восемь мест в саксонском ландтаге.

Однако, отождествлять дрезденских националистов с нацизмом было бы неправильно. Движение PEGIDA, получившее широкую известность в Германии, это не нацисты, а скорее правые консерваторы, защитники традиционных для Германии и Европы в целом культурных ценностей. Между прочим, они сами выражают негативное отношение и к нацизму, публикуя на своих плакатах выбрасываемый в урну знак свастики. Среди представителей этой организации, в отличие от более крайних групп, далеко не одни молодые люди из околоправых субкультур футбольных фанатов. Есть самые разные граждане, в том числе и абсолютно обычные люди, обеспокоенные собственной безопасностью и сохранением культурной идентичности.

Ханс-Йоахим Маац, писатель, написавший книгу о восточных немцах, считает, что одной из главных причин распространения национализма на востоке страны может быть и серьезная неудовлетворенность восточных немцев условиями своей жизни. Несмотря на то, что многие восприняли объединение страны очень позитивно, за двадцать пять лет значительная часть восточных немцев так и не смогла реализовать себя в новой реальности. Это психологическое состояние передается и на последующие поколения, когда молодые люди чувствуют свою нереализованность и связывают ее с причинами социально-политического характера. Но, с другой стороны, все же в случае с массовыми антимигрантскими выступлениями стоит говорить не о каких-то психологических комплексах, а о реализме. В Восточной Германии и так много своих проблем, чтобы заниматься еще и решением проблем жителей воюющих стран Азии и Африки. Кроме того, как и всем людям, жителям той же Саксонии хочется находиться в комфортной для себя культурной среде, без риска для жизни и здоровья перемещаться по своим городам и населенным пунктам.



В отличие от более атомизированного населения Западной Германии, саксонцы обладают развитой региональной идентичностью. Саксония еще в XIX веке была независимым государством, а став частью объединенной Германии, не утратила регионального колорита. Для современных саксонцев очень большую роль играют возрождение культуры и экономики региона. В иностранцах, размещающихся на территории федеральной земли, они видят большую опасность для саксонской идентичности, и это их очень злит. Но учитывая, что власти Германии совершенно не проявляют интереса к реальным настроениям общества и продолжают упорно следовать политическому курсу Евросоюза, иного выхода, кроме как переводить свои действия на улицу, на уровень внепарламентской политики, у возмущенных саксонцев не остается. Таким образом, власть сама толкает немцев к радикальным и даже противоправным действиям.

Конечно, ни в коем случае нельзя одобрять любые террористические акты. Действия преступников, взорвавших бомбы в Дрездене, должны быть осуждены, а сами причастные лица, в случае установления их вины, арестованы и подвергнуты серьезному наказанию. Но правительству Германии следует все же осознать всю степень рискогенности своей миграционной и национальной политики. В противном случае, Германию может захлестнуть настоящая волна насилия на межнациональной почве, победить которую будет очень и очень непросто.

Решение сложившейся ситуации лежит в плоскости коренного пересмотра миграционной политики германского руководства. Но для этого необходимо пересмотреть и сами основы взаимодействия Германии с Евросоюзом. В конечном итоге, та же Венгрия не боится демонстрировать собственную оппозиционную Евросоюзу точку зрения, причем не только по миграционной ситуации, но и в области взаимоотношений с Россией, включая «крымскую проблему». Пока власти Германии не задумаются о будущем собственного государства и народа, политическая и социальная стабильность в стране будет только ухудшаться. Получается, что терроризм ультраправых и религиозных фанатиков, уличная преступность, безработица среди местного населения — все это есть звенья одной цепи, порожденной политикой современного германского руководства.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

965
Похожие новости
08 декабря 2016, 10:45
09 декабря 2016, 15:30
09 декабря 2016, 12:01
09 декабря 2016, 01:00
09 декабря 2016, 11:30
09 декабря 2016, 16:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Подпишись на новости
 
Популярные новости
06 декабря 2016, 13:00
05 декабря 2016, 18:30
02 декабря 2016, 23:30
03 декабря 2016, 18:30
04 декабря 2016, 11:30
04 декабря 2016, 15:31
05 декабря 2016, 15:00