Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Тереза Мэй остается, но только номинально

Тереза Мэй сохранила свою должность, однако неясно, удалось ли ей сохранить свою власть. Хотя премьер-министр Великобритании одержала победу на парламентском голосовании о доверии в среду, 16 января, ее победа с перевесом всего в 19 голосов вряд ли может служить признаком того, что она вернула себе контроль над палатой общин или даже над своей собственной разобщенной Консервативной партией.
Между тем, ее главный оппонент — лидер Лейбористской партии Джереми Корбин — по всей видимости, тоже не готов брать контроль над решением вопроса Брексита в свои руки.

Все это указывает на то, что в настоящий момент британское правительство потеряло контроль над политикой Брексита, и теперь Соединенное Королевство дрейфует, потеряв управление, к неизвестному будущему, которое может предполагать его членство в Евросоюзе, а может и нет.

Вечером во вторник, 15 января, правительство Мэй проиграло парламентское голосование по Брекситу с перевесом в 230 голосов — это самое тяжелое поражение на парламентском голосовании в британской политической истории. Корбин назвал кабинет Мэй «правительством зомби», которое «потеряло контроль… [и] больше неспособно руководить», и призвал палату общин отправить премьер-министра в отставку. Палата отказалась это сделать. Часть консерваторов объединилась с крохотной Демократической юнионистской партией Северной Ирландии — которая активно осуждала сделку Мэй с Евросоюзом, но чьи голоса обеспечивают правительству Мэй его небольшой перевес — чтобы сохранить ее в должности.


Одержав победу на голосовании в среду, 16 января, Мэй объявила о том, что она будет вести переговоры с ключевыми фигурами оппозиции, чтобы попытаться найти какое-то компромиссное решение о сделке с Евросоюзом. Однако масштабы произошедшего во вторник бунта — как со стороны сторонников, так и со стороны противников Брексита — доказывают, что будет крайне трудно найти такой альтернативный вариант сделки, который сможет объединить оба крыла ее разобщенной партии. Кроме того, Брюссель тоже, по всей видимости, не готов возобновлять переговоры.

Таким образом, сейчас инициатива перешла к Корбину, однако, судя по всему, лидер лейбористов не горит желанием браться за это дело. Формальная позиция Лейбористской партии, которая была согласована на ее съезде в Ливерпуле в прошлом году, обязывает партию настаивать на проведении всеобщих выборов. В случае отсутствия такой возможности резолюция, принятая на том съезде, требует, чтобы «рассматривались все варианты», включая второй референдум.

Однако Корбин пока пренебрегает мнением членов своей партии, подавляющее большинство которых выступают против Брексита и в поддержку второго референдума, и отказывается признавать то, что сторонники этого процесса называют «народным голосованием», которое, вероятнее всего, отменит процедуру Брексита. Причины такой выжидательной позиции Корбина двоякие. Многие сторонники Брексита — это выходцы из бедных сообществ, живущих в бывших промышленных центрах Великобритании, а стратеги Лейбористской партии, такие как Оуэн Джонс (Owen Jones), утверждают, что их голоса крайне важны для победы Лейбористской партии на всеобщих выборах.

Те члены Лейбористской партии, которые выступают за проведение второго референдума, утверждают, что, согласно результатам опросов, большинство из тех, кто проголосовал за Лейбористскую партию в 2017 году, поддерживают идею проведения второго референдума по Брекситу.

Однако более веской причиной нежелания Корбина поддерживать «народное голосование» является то, что «он всегда глубоко скептически относился к Евросоюзу», как сказал один бывший высокопоставленный помощник бывшего премьер-министра от Лейбористской партии Тони Блэра. «Он считает, что Евросоюз — это глобалистская организация, которая, в сущности, стоит на стороне сильных мира сего и международного капитала».

По словам этого бывшего помощника, если Великобритания выйдет из Евросоюза, то, по мнению Корбина и его заместителя Джона Макдоннелла (John McDonnell), «им будет проще продвигать некоторые из своих главных политических проектов», таких как реформа трудового права и ренационализация промышленности.

Большинство коллег Корбина в парламенте не поддерживают его ультралевую программу, и многим из них уже надоело слушать тактические разглагольствования своего лидера. «Если Корбин продолжит проявлять нерешительность и колебаться, боюсь, в итоге он останется ни с чем», — сказал член парламента от Лейбористской партии Дэвид Лэмми (David Lammy), обратившись к Палате Общин во время дебатов по вопросу о доверии в среду.

Пролейбористские СМИ тоже активно призывают Корбина перейти к плану «Б» и к вопросу о повторном референдуме. «Час лейбористов настал. До настоящего момента голоса Лейбористской партии практически не было слышно в важнейших дебатах нашего времени, — написала колумнист «Гардиан» Полли Тойнби (Polly Toynbee) во вторник, 15 января. — Независимо от его личных взглядов, у Корбина сейчас нет иного пути, кроме как прислушаться к своей партии, члены которой надевают футболки с надписями "Любим Корбина, ненавидим Брексит"».

Если отвлечься от «народного голосования», руководству Лейбористской партии удалось достичь ясности, по крайней мере, по двум ключевым моментам. Корбин официально объявил о том, что его партия возражает против Брексита в отсутствие сделки с Евросоюзом. Лейбористская оппозиция вместе с голосами консерваторов, выступающих против Брексита, составляют мощное парламентское большинство, что исключает вероятность того, что 29 марта Великобритания выйдет из Евросоюза, не заключив с ним предварительно никакого соглашения, — катастрофический в экономической смысле итог, который, по оценкам правительства, лишит страну 9% ее ВВП за следующие 15 лет.

Другой ключевой момент, на котором настаивают лейбористы, — это расширение статьи 50 Европейской конституции, которая регламентирует выход стран из ЕС. Мэй следует попросить Брюссель «дать ей время на поиски консенсуса», сказал Макдоннелл в интервью Би-би-си в среду, 16 января. В своем интервью в программе «Тудэй» на радио Би-би-си бывший министр и близкий союзник Мэй Андреа Лидсом (Andrea Leadsom) заявила: «Мы подчеркиваем, что не станем отказываться от выполнения статьи 50, мы не будем настаивать на ее отмене». Но, если Мэй откажется, блок противников Брексита, состоящий из лейбористов и тори, может совместными усилиями заставить ее сделать это.

Корбин тоже, возможно, будет вынужден уступить под давлением подобного бунта рядовых членов [партии]. Группа членов парламента от Лейбористской партии сообщает британским политическим журналистам — пока анонимно — что они рассматривают возможность принятия поправки, которая заставит парламент провести голосование по второму референдуму вопреки желаниям руководства лейбористов. Спикер палаты общин Джон Беркоу (John Bercow) способствовал активизации сопротивления тем, что он игнорировал парламентские правила и разрешал немедленно начинать дебаты по поправкам, предложенным рядовыми членами парламента — то есть, по сути, он лишил правительство контроля над работой парламента.

Ключевой фигурой в борьбе за политику лейбористов касательно второго референдума стал теневой министр по Брекситу Кейр Стармер (Keir Starmer). На прошлогоднем съезде Лейбористской партии Стармер удостоился бурных оваций, выступив в поддержку второго референдума. Пока Стармер придерживается официальной позиции Корбина касательно «народного голосования», однако один бывший коллега Стармера в Лейбористской партии говорит, что он «рассматривает возможность нарушить строй» и выступить против Корбина в вопросе «народного голосования» — и, в конечном счете, побороться за лидерство в партии.

«Кейр принадлежит к другому поколению, нежели Корбин. Он планирует оставаться в политике долгое время, и он хочет, чтобы его запомнили как человека, вставшего на правильную сторону истории». А ставки сейчас очень высоки. «Если лейбористы сейчас поддержат второй референдум, — сказал этот источник, — Брекситу придет конец».

Между тем, Корбин и его ключевые помощники намекают на то, что они вместо этого продолжат объявлять вотум недоверия премьер-министру в попытке уменьшить влияние Мэй. Если они преуспеют в этом, такая стратегия может помочь им победить на всеобщих выборах, которые остаются главной стратегической целью лейбористов. Однако этот план действий также даст правительству Мэй возможность потянуть время и заставит достаточно большое число умеренных членов парламента поддержать сделку с внесенными в нее поправками — мягкую версию Брексита.

Со своей стороны Мэй настаивает на том, что она будет пытаться провести свой вариант сделки — или нечто подобное — через парламент. Она обещает немедленно начать переговоры как с несогласными внутри ее собственной Консервативной партии, так и с оппозиционными партиями «в конструктивном духе», чтобы согласовать такой вариант сделки, который будет поддержан в Палате Общин. Она также заверила членов парламента, что она готова выслушать все предложения, которые действительно можно было бы обсудить с Брюсселем, однако эти ее слова мало кого впечатлили. «Несмотря на отсутствие большинства, она стремится диктовать условия, а не вести переговоры», — сказал консервативный член парламента Ник Боулз (Nick Boles) в интервью Би-би-си.

До понедельника Мэй должна будет представить палате общин свои новые предложения, в которые затем различные фракции — включая сторонников второго референдума — будут вносить свои поправки.

Между тем, о возможности какого-то прорыва в переговорах с Брюсселем речь вообще не идет — если только Мэй не откажется от своих давно закрепившихся «красных линий», таких как прекращение свободного передвижения людей и товаров между Великобританией и ЕС, отказ от постоянного таможенного союза и аннулирование юрисдикции законов ЕС.

«Если Соединенное Королевство решит изменить свои красные линии в будущем, тогда Евросоюз будет готов немедленно отреагировать на это благоприятным образом», — сказал главный переговорщик ЕС по Брекситу Мишель Барнье (Michel Barnier) в среду, 16 января, назвав провал сделки Мэй «возможностью» для Соединенного Королевства сохранить более тесные связи с Евросоюзом.

Большинство «конструктивных» идей, которые Мэй придется выслушать в ближайшие несколько дней, вероятнее всего, разобьются о суровую реальность жесткой позиции Евросоюза на переговорах — главным образом, что членство в Таможенном союзе Евросоюза предполагает свободное перемещение товаров и людей внутри него, что стало настоящим проклятьем для антииммигрантского правого крыла Консервативной партии. Действительно, один из самых популярных вариантов Брексита, который предлагают умеренные члены парламента — чтобы Соединенное Королевство присоединилось к Норвегии, Исландии и Лихтенштейну, став частью Европейской экономической зоны, то есть группы стран, тесно связанных с ЕС, но не являющихся его членами, — уже был решительно отвергнут.

В конечном счете, условия Брексита будет диктовать не британский парламент, а Брюссель. Несмотря на все заявления сторонников Брексита о том, чтобы вернуть контроль в свои руки, у Евросоюза будет право наложить вето на любую новую сделку, которую Мэй удастся сформулировать.

Эта тупиковая ситуация может сделать то решение, которое Мэй отвергла и которому пока сопротивляется Корбин, — то есть второй референдум — последним реальным вариантом в тот момент, когда все другие варианты будут отвергнуты либо британским парламентом, либо Брюсселем. Как говорил Шерлок Холмс, «отбросьте все невозможное, и то, что останется, и будет ответом, каким бы невероятным он ни оказался».
Оуэн Маттьюз (Owen Matthews)
Источник: National Interest


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
484
Похожие новости
24 апреля 2019, 18:15
24 апреля 2019, 10:15
24 апреля 2019, 17:15
25 апреля 2019, 02:15
23 апреля 2019, 18:00
23 апреля 2019, 20:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
21 апреля 2019, 17:45
23 апреля 2019, 00:45
19 апреля 2019, 16:45
22 апреля 2019, 17:45
19 апреля 2019, 03:30
20 апреля 2019, 22:30
19 апреля 2019, 06:15