Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

The Boston Globe: почему США должны признать амбиции России и Китая

На протяжении большей части истории было довольно просто найти реальных или потенциальных врагов вашей страны. Для этого нужна была только карта. Нужно было только посмотреть на соседние страны, которые могли вам угрожать, или на набирающие мощь державы, которым хотелось завладеть тем, что у вас есть. Ваша задача заключалась в том, чтобы ослабить эти страны и нарастить собственные силы. Поражение одной страны становилось победой другой. Государства соперничали друг с другом в вечной борьбе за господство.
Однако в условиях современного, радикальным образом изменившегося, мира главные угрозы для нашей безопасности исходят уже не от других государств. Изменение климата, пандемии и разрушение нашего собственного общества представляют собой более серьезные угрозы для Соединенных Штатов, нежели любое иностранное государство. Тем не менее, мы продолжаем цепляться за парадигму соперничества крупных держав, характерную для минувших столетий.
Президент Байден и те, кто его окружает, настаивают, что главные опасности, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты, — силы, угрожающие нашему «образу жизни», — носят именно военный характер, и исходят они от Пекина и Москвы. Но это не так. Постковидный мир требует радикального пересмотра нашего видения угроз для безопасности Соединенных Штатов.
В своей внешнеполитической программе, которую Байден представил в прошлом году, он написал, что планирует «занять жесткую позицию» в отношении Китая и «дать отпор российской агрессии». И он выполняет эти свои обещания. Вскоре после его вступления в должность альянс НАТО представила новую оценку угроз, с которыми сталкиваются Соединенные Штаты и их союзники. В этом документе уделяется некоторое внимание глобальным вызовам, однако в его основе все равно лежит догма 20 столетия: главная опасность, с которой мы сталкиваемся, — это «соперничество со стороны напористых и авторитарных держав». Согласно этому документу НАТО, западные демократии подвергаются нападкам враждебных сил, которые наступают на нас «со всех стратегических направлений». И две основные угрозы хорошо нам знакомы: это «растущее влияние Китая» и «набирающее обороты наращивание многодоменного военного потенциала России».
За последнее время нашим самым драматичным шагом, подстегнувшим военную конфронтацию с Китаем, стало прозвучавшее в сентябре объявление о том, что Австралия, Соединенное Королевство и Соединенные Штаты создают новое военное партнерство под названием AUKUS. В центре этого партнерства окажется флотилия атомных субмарин, которые Соединенные Штаты собираются продать Австралии за десятки миллиардов долларов, а также поставки высокообогащенного урана, который необходим для создания ядерного оружия. Перспектива того, что атомные подводные лодки будут патрулировать воды вблизи китайских границ, естественно расстроила Китай, который поспешил предупредить, что этот шаг «существенно подрывает региональный мир и стабильность».
Вероятно, Китай отреагирует созданием нового поколения противолодочных технологий, что, в свою очередь, заставит Соединенные Штаты начать разработку собственного нового поколения таких технологий. Это классическая дилемма безопасности: одна сторона делает шаг, чтобы себя защитить, но другая сторона видит в этом шаге угрозу для себя и принимает ответные меры. В результате возникает цикл эскалации, который приносит выгоду только производителям оружия и политикам-демагогам. Иногда это заканчивается настоящей войной. Это представляет особую опасность сегодня, потому что потенциальные участники такой войны имеют в своем распоряжении ядерное оружие — и потому что это отвлекает наше внимание от истинных угроз.
Китай действительно представляет собой беспрецедентный вызов для Соединенных Штатов, однако этому вызову нельзя противостоять военными методами. Кто будет возглавлять мир через одно поколение, Соединенные Штаты или Китай, зависит от того, какое из этих двух обществ сумеет обеспечить своим гражданам более благополучную жизнь. Мы не можем остановить и даже ощутимо притормозить подъем Китая, но мы можем совершенствовать самих себя. Это трудно. Для этого требуется, чтобы все наше общество сосредоточилось на решении самых разных проблем и вопросов, от качества образования и неравенства доходов до исследований в области высоких технологий. Гораздо легче винить в собственных проблемах далекие страны, обрушиваясь на них с критикой.
Острота транснациональных вызовов, таких как изменение климата, пандемии, распространение ядерного оружия и терроризм, требует нового уровня сотрудничества. Для Соединенных Штатов это значит, что нам необходимо свернуть наши кампании против Китая и России и попытаться придерживаться более миролюбивого подхода. Возможностей для этого масса. Как насчет регулирования процесса милитаризации космоса? Китай и Россия предложили подписать новый договор, но Соединенные Штаты не хотят этого делать. «Соединенные Штаты хотят господствовать в открытом космосе», — пожаловался в сентябре один китайский дипломат. Независимо от того, правда или нет, Китай и Россия уверены, что это правда, и теперь они считают своим долгом ускорить темпы реализации их собственных военно-космических проектов.
Тесное сотрудничество с Россией и Китаем потребует пойти на такие компромиссы, которые некоторые американцы сочтут чрезвычайно неприятными. Чтобы завоевать доверие России, нам придется смириться с ее стремлением сохранить влияние в ее «ближнем зарубежье» и как минимум негласно признать факт аннексии Крыма.
Чтобы сотрудничать с Китаем, нам необязательно преподносить Тайвань Китаю на блюдечке, однако нам, вероятно, придется переформулировать нашу поддержку в адрес активистов в Гонконге, чтобы это выглядело скорее как поддержка демократических принципов, а не как нападки на национальный суверенитет Китая. Что касается притесняемого уйгурского меньшинства, нам придется признать, что пока мы будем решительно требовать гуманного отношения к уйгурам, китайцы, скорее всего, будут сопротивляться нашим требованиям, чтобы никто не решил, будто они поддаются иностранному давлению. Более спокойное поведение может принести более благоприятные результаты.
Боль, которую приносит необходимость делать подобный выбор, меркнет на фоне тех угроз, которые нависают над будущим всего человечества. Китай, Соединенные Штаты и Россия являются одними из главных «загрязнителей» в мире, и на их долю приходится более 90% мировых запасов ядерного оружия. Вместо того чтобы объединиться ради совместной борьбы с глобальными катастрофами, эти три страны тратят огромные средства на укрепление их армий и флотов. А между тем наша планета продолжает нагреваться.
Сохранение дружественного правительства на Украине и отправка авианосцев через Тайваньский пролив не поможет улучшить качество жизней американцев или обеспечить нам место в мире. Этого мы можем добиться двумя способами: построив более успешное общество у себя в стране и объединившись с другими странами в борьбе с истинными угрозами безопасности нашего века. Соперничества крупных держав отвлекают нас от этих угроз. Даже пандемия, очевидно, не смогла поколебать нашего устаревшего убеждения, что главная угроза для безопасности Америки исходит от заморских агрессоров. Мир сильно изменился. Между тем наши убеждения во многом остались прежними.
Стивен Кинзер — старший научный сотрудник Уотсоновского института международных исследований (Watson Institute for International and Public Affairs) при Университете Брауна.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

404
Похожие новости
26 ноября 2021, 19:00
27 ноября 2021, 21:45
26 ноября 2021, 13:15
26 ноября 2021, 02:00
26 ноября 2021, 17:15
26 ноября 2021, 13:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
23 ноября 2021, 14:30
24 ноября 2021, 23:15
23 ноября 2021, 03:45
24 ноября 2021, 15:45
22 ноября 2021, 14:15
26 ноября 2021, 11:30
21 ноября 2021, 11:30