Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

The Independent: Пугающие параллели между Брекситом и умиротворением Гитлера в 1930-х годах

По мере того, как мы мчимся к обрыву под названием Брексит, наши политики должны задуматься о некой просветляющей, но тревожной истории. Ибо трагическая правда состоит в том, что исторически политический класс Великобритании принимает встревоженный вид, когда речь идет о предательстве геополитических интересов нашей страны и нашего континента.
Каждый, кому интересно, может усмотреть ужасающие параллели между внешней политикой тори и лейбористов в 1930-х годах и в наши дни. И тогда, и сейчас руководство обеих партий по-своему отвернулось от Европы.
Сейчас, конечно, руководство обеих партий поддерживает (хотя и в разной степени — прим. автора) курс действий, изначально провозглашенный преимущественно правыми, что неизбежно приведет к сокращению масштабов нашего политического взаимодействия с нашим континентом. Они, безусловно, должны понимать, что их действия вполне могут в конечном счете способствовать серьезной дестабилизации Европы, которая может только порадовать нашего главного геополитического противника Владимира Путина и загнать нас в объятия Америки Трампа. Точно так же, еще в 1930-х годах, политические партии Великобритании отказались помочь укрепить стабильность и демократию в Европе и вместо этого способствовали ужасающему финалу.
И, как и в 1930-е годы, порочная смесь политического оппортунизма и ошибочной идеологии со стороны руководства обеих основных политических партий подталкивает нашу страну и наш континент к еще одной геополитической пропасти. В случае с тори существует даже определенная степень личной преемственности в этой партии между сторонниками умиротворения в 1930-х годах и представителями евроскептического крыла в современное время. В этом смысле геополитическое идея умиротворения является корнями современного движения «Leave», которое выиграло референдум по вопросу Брексита в 2016 году. Действительно, значительная часть довоенных политиков-тори, продвигавших умиротворение, таких как Дерек Уокер Смит (депутат от Восточного Хартфордшира до 1983 года — прим. автора), Роберт Тартон (депутат от Тирска и Малтона до 1974 года — прим. автора) и Сомерсет де Чейр (который впервые вошел в парламент в 1935 году, и заятем которого является ярый сторонник Брексита, адвокат Джейкоб Риз-Могг — прим. автора), стали заметными послевоенными прото-евроскептиками.
Предательство Европы со стороны британских тори в 1930-х годах было не иначе как впечатляющим. Для тори главным и основополагающим приоритетом было усиление и защита империи. В целом они были сравнительно безразличны к защите демократии и стабильности в континентальной Европе. Действительно, многие из них были вполне готовы видеть верховенство Германии на континенте, до тех пор, пока Британская империя может быть гегемоном большей части остального мира.
Эта порочная, но неписаная политика фактически привела к тому, что британское правительство, в котором доминировали тори, смирилось (и в некотором роде, поощряло это — прим. автора) с поддерживаемым фашистами свержением (достигнутым с помощью Италии и Германии — прим. автора) демократически избранного испанского правительства, а также с немецким захватом Австрии и Судетской области Чехословакии. Это также отчасти привело к расширению британской армии (единственный потенциально возможный способ помочь сдержать Гитлера в Европе — прим. автора) менее чем на 10 процентов в год (после масштабного сокращения в 1920-х годах — прим. автора) в то время, когда Гитлер расширял свою армию во много раз более высокими темпами. Между 1935 и 1939 годами Германия увеличила свои общие военные расходы более чем в десять раз, в то время как британское правительство, в котором доминировали тори, подняло общие военные расходы Великобритании всего на треть от этого показателя. Более того, во время Гражданской войны в Испании, официально придерживаясь нейтральной позиции, Великобритания в рамках своей политики умиротворения на самом деле тайно потворствовала оказанию помощи поддерживаемым нацистами правым повстанцам генерала Франко.
Существование империи действовало как экономический и идеологический магнит, который, если говорить о правительстве, позволял и поощрял воображать, что Британия не имеет большой стратегической необходимости более активно участвовать в делах Европы. Результат этого ограниченного взгляда, само собой, оказался катастрофическим и привел к гибели миллионов людей.
Кроме того, сегодня нынешнее правительство тори, похоже, считает, что у нас нет стратегической необходимости в полном политическом участии в делах континентальной Европы. Оно с любовью воображает, что концептуально империя все еще здесь («замаскированная» под Содружество — прим. автора), и просто ждет, чтобы поддержать и помочь спасти нас. Опять же, в континентальной Европе политика тори (в отсутствие Великобритании — прим. автора) приведет в дальнейшем к значительному усилению в Европе немецкой власти, усилению, которое, вероятно, в конечном итоге станет причиной проблем в ЕС в целом. И точно так же, как и в 1930-х годах, уход Великобритании из Европы (из-за политики умиротворения и Второй мировой войны — прим. автора) сделал нас полностью зависимыми от США, поэтому наш уход из Европы в 2019 году (из-за Брексита — прим. автора) также значительно увеличит американское влияние на нас в экономическом и геополитическом плане.
Столько параллелей в политике тори, но как обстоят дела с руководством Лейбористской партии? Они, пусть и с некоторыми натяжками, тоже виновны в равной степени.
Всего через восемь месяцев после прихода Гитлера к власти в конце января 1933 года лидер лейбористов Джордж Лэнсбери выступил с речью, которая была бы музыкой для ушей фюрера, если бы он когда-либо слышал об этом, и которая представляла собой отказ лейбористов оказать любую реальную физическую поддержку европейской стабильности: «Я бы закрыл каждую вербовочную станцию, расформировал армию, демонтировал флот и распустил военно-воздушные силы. Я бы уничтожил всю ужасную технику войны и сказал бы всему миру: „Делай, что хочешь!". Я верю, что это было бы лучшее, что можно сделать». Два года спустя, когда Гитлер начал массово расширять наступательный потенциал Люфтваффе, лейбористское руководство фактически заблокировало внутрипартийное предложение по поддержанию паритета британских ВВС с Германией.
Затем, в августе 1936 года, партийное руководство (теперь во главе с Клементом Эттли — прим. автора) решило поддержать политику виртуального нейтралитета тори в ходе Гражданской войны в Испании. Это означало для демократически избранного испанского правительства нехватку оружия, в котором оно отчаянно нуждалось для защиты от нацистских и поддерживаемых фашистами крайне правых военных формирований повстанцев во главе с генералом Франко.
Позиция британского правительства и лейбористской оппозиции трагически подорвала уверенность европейских демократов и прогрессистов в том, что Британия поможет укрепить стабильность и демократию в Европе.
Хотя в июне 1937 года лейбористское руководство технически изменило свое мнение о нейтралитете по испанскому вопросу, это было в значительной степени неэффективным изменением политики, потому что руководство партии (хотя и не все ее члены — прим. автора) по-прежнему выступало против отправки оружия для того, чтобы помочь спасти демократию. Вместо этого оно выработало респектабельный компромисс: отправка молока и других продуктов питания жертвам конфликта, а не давление на правительство Великобритании с целью разрешить поставки оружия для защиты испанской демократии. Действительно, в течение почти двух лет, когда фашизм захватывал Испанию, лейбористский Национальный исполнительный комитет (NEC) отказался встречаться с поддерживаемой лейбористскими низами народной кампанией. Даже всего за четыре месяца до начала Второй мировой войны конференция лейбористов, по настоянию партийного руководства, отклонила предложение, критикующее полную неспособность NEC эффективно вести кампанию против поддерживаемой нацистами агрессии в Испании. Все это имело место несмотря на то, что в 1938 году руководство решительно выступило против пресловутого Мюнхенского соглашения Чемберлена с Гитлером.
Либералы тоже последовательно не совершали подвигов. Они также в течение большей части этого периода не смогли каким-либо конкретным образом помочь Испанской республике победить фашистские и нацистские силы, выступавшие против нее. Однако, либеральное руководство критически относилось к политике умиротворения (и голосовало против Мюнхенского соглашения — прим. автора), несмотря на то, что через три года после того, как Гитлер пришел к власти (а также после того, как его тоталитаризм и антисемитизм стали вопиюще очевидны — прим. автора), один из отцов Палаты общин, Дэвид Ллойд Джордж (который до 1931 года был лидером Либеральной партии — прим. автора) поехал в Берлин, на встречу с фюрером и публично заявил, что его принимал никто иной как «Джордж Вашингтон Германии» и «один из величайших [людей], которых я когда-либо встречал».
Вся эта печальная история о непродуманном медленном отказе британского политического истеблишмента от нашего континента произошла восемь десятилетий назад. Но, к сожалению, мы снова наступаем на те же грабли вместе с правительством тори и руководством лейбористов, которые предают наш континент своей поддержкой Брексита, пусть и существенно различных его потенциальных вариантов.
До референдума 74 процента депутатов были против Брексита, но по политически оппортунистическим причинам (оттеснив «Ukip» — прим. автора) это не остановило подавляющее большинство из них во время голосования по вопросу проведения референдума. Большинство депутатов, выступающих против Брексита (включая большинство лейбористов, тори, либеральных демократов и зеленых — прим. автора), думали, что могут получить свой торт и съесть его. Они думали остаться чистенькими и все равно выиграть референдум. Они были очень неправы и, к сожалению, не имели абсолютно никакого представления о тех силах, которые они выпускали на свободу.
Большинство из этих 74 процентов депутатов по-прежнему знают, что Брексит, вероятно, нанесет серьезный ущерб Великобритании и нашему континенту как с экономической точки зрения, так и с точки зрения политической стабильности и безопасности. Они по-прежнему знают, что главными людьми, которые будут радоваться Брекситу, станут Путин и другие ультранационалисты, часто ориентированные на Россию, а также крайне правые движения в Европе. Они знают, что геополитически европейская демократия будет ослаблена. Они знают, что пропутинские силы все еще занимают часть Украины, и что некоторые российские политики угрожают частям ЕС. Они знают, что Брексит может навредить НАТО. Они знают, что ультраправые националисты находятся на подъеме во многих частях Европы, и что как прямо, так и косвенно, политически и экономически, Брексит, вероятно, поможет их делу.
И, тем не менее, руководство обеих основных политических партий словно лемминги продолжает мчаться к пропасти Брексита, стремясь игнорировать уроки прошлого, а также ослабить Европу и ее долгосрочную стабильность.
Более века назад испанский философ из Гарварда профессор Джордж Сантаяма предупреждал человечество, что «те, кто не помнит прошлого, обречены на его повторение». После окончания Второй мировой войны большая часть Европы живет в условиях относительного мира и процветания, отчасти благодаря существованию Европейского Союза и предшествующих ему организаций.
История Европы за последние несколько сотен лет неоднократно демонстрировала, на каком нестабильном континенте мы живем. ЕС помог уменьшить национальное соперничество и сплотить наш континент. Если бы этой геополитической гравитационной энергии не существовало, то Европа рисковала бы вернуться в свое прошлое; националистические и ксенофобские центробежные силы подорвали бы ее единство, эксплуатировались бы ее врагами и в конечном итоге разорвали бы ее на части.
Великобритания является одной из трех крупнейших в Европе стран по численности населения и размеру экономики, она имеет одни из самых больших вооруженных сил, и традиционно является основным связующим звеном между ЕС и остальным миром. Поэтому роль Великобритании в Европе имеет решающее значение для долгосрочной европейской стабильности и процветания.
Если — при помощи Брексита — Европа расколется, уменьшится и вступит в эпоху нестабильности, то пострадает британский народ, равно как и французы, немцы, итальянцы, поляки. Если бы только больше наших политиков слушали хорошего профессора.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

409
Похожие новости
21 октября 2018, 13:00
20 октября 2018, 04:00
20 октября 2018, 15:00
21 октября 2018, 02:00
20 октября 2018, 12:15
21 октября 2018, 13:00
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
21 октября 2018, 02:00
20 октября 2018, 17:15
20 октября 2018, 17:30
16 октября 2018, 01:00
16 октября 2018, 17:30
18 октября 2018, 16:00
19 октября 2018, 02:45