Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

The Paper: как Украина будет продолжать свою «энергетическую войну» с Россией?

2 и 3 февраля подряд произошли аварии на Запорожской и Кураховской ТЭС в Украине. Не только город Энергодар и окрестные села и поселки в районе расположения ТЭС остались без электричества и света, но это также вызвало острую нехватку электроэнергии в Запорожской области и центральных районах Украины. Столкнувшись с темнотой и неразберихой, Украина не смогла справиться самостоятельно и была вынуждена срочно обратиться к Белоруссии с просьбой поставить 500 мегаватт электроэнергии.
С исторической точки зрения Украина — это страна с хорошо развитой электросетью и достаточным энергоснабжением. На территории государства расположено множество различных электростанций и электроцентралей. В середине 1920-х годов Советский Союз, руководствуясь «пятилетним планом», начал процесс индустриализации, и Украина была самым важным регионом в этом плане. Из более чем 1000 ключевых национальных предприятий, построенных в ходе первой «пятилетки», на Украине насчитывалось 400, то есть треть. Почти все из этих 400 предприятий — это сталелитейные и металлургические заводы, фабрики машиностроения и электроэнергетические объекты, и большинство из них сосредоточено в районе, где сейчас расположены Запорожская и Кураховская ТЭС. Точно такая же схема расположения была указана в резолюции украинской ячейки партии на съезде ВКП(б) в октябре 1926 года: «Обильные ресурсы в этом регионе в сочетании с дешевой и доступной энергией могут обеспечить рост и развитие этих промышленных секторов в будущем, повышать конкурентоспособность на внешних рынках и создавать новые филиалы».
Ради этой «дешевой энергии», начиная со строительства Днепровской ГЭС в 1927 году, на украинской территории активизировался бурно развивающийся процесс строительства электростанций и электроцентралей. В этом процессе было три направления: первое — гидроэлектростанция, второе — тепловые электростанции и теплоэлектроцентрали, и третье — атомные электростанции. В 1960-1970-х годах была построена 7-ярусная ГЭС на Днепре. С 1950-х до начала 1980-х годов было создано большое количество тепловых электростанций и теплоэлектроцентралей. Одна из них — Запорожская ТЭС, построенная в 1960-х годах и введенная в эксплуатацию в 1972 году, генерируемая мощность которой составляет 1/4 всей национальной электрической сети Украины. Другая — Кураховская ТЭС, — расположена в южной части горнодобывающего района Донбасс между двумя крупными промышленными центрами Украины — Донецким бассейном и Приднепровьем; она была введена в эксплуатацию в 1942 году и претерпела 4 года технической реконструкции с 1969 по 1973 год. В 1979-х годах было начато грандиозное строительство атомных электростанций. Были введены в эксплуатацию все 6 энергоблоков Запорожской АЭС, расположенной неподалеку от Запорожской ТЭС, и в частности в Крыму постепенно также сформировалась самостоятельная энергосистема. Конечным результатом всего этого является формирование всеукраинской электрической сети с Донецкой и Днепровской электросетями в качестве центра.
Эта электросеть сформировала невероятно развитую топливно-энергетическую промышленность, которая приносила пользу не только самой Украине, но, что более важно, энергетика Украины стала основой индустриализации Советского Союза (главным образом — России). Это привело к двустороннему результату: с одной стороны, в связи с непрерывным развитием и потреблением энергии, зависимость Украины от России постепенно углублялась, тем самым формируя также и состояние зависимости в экономике. С другой, для России, которая является крупнейшим бенефициаром, украинская электроэнергия, уголь, водное хозяйство и ядерная энергия являлись «дешевыми источниками энергии». Более того, эта «дешевая энергия» считалась самым выгодным источником для развития страны, от которого нельзя было отказаться или пренебречь.
После распада Советского Союза эти особые отношения «украинцы — это русские» и «Украина — это Россия» распались и постепенно превратились в политически обособленные: Россия все еще твердо придерживается мнения, что «украинцы — это русские», а «Украина — это часть России»; что касается Украины, то она бросает вызов РФ новыми концепциями «украинцы — это не русские» и «Украина — не Россия». Вслед за этим на Украине начался процесс «несоветской (нероссийской) индустриализации», то есть «украинской индустриализации». Углубление и обострение этого антагонизма определяется тремя факторами: во-первых, «западнизацией» и «НАТОизацией» Украины; во-вторых, собственным экономическим спадом России и ухудшением ее отношений с ЕС; в-третьих, сокращением «дешевой энергии» на Украине — угля и природного газа, из-за чего она даже столкнулась с проблемой истощения природных ресурсов.
Первый фактор: «поворот на Запад» и «НАТОизация» Украины. Так называемая «западнизация» и «НАТОизация» означают, что Украина больше не желает зависеть и полагаться на Россию. В 2004 году пророссийский лидер Украины ушел в отставку, и к власти пришло прозападное правительство. Подобные изменения на политической арене стали знаковым событием, повлекшим за собой разрыв отношений между Украиной и Россией. Подобное полное расхождение и противостояние когда-то назвали «цветной революцией». Однако это название неточно, поскольку в настоящее время Украина и Россия по своей природе не слишком сильно отличаются друг от друга. То, как они меряются силами, — это не спор между «белыми» и «красными», а противостояние между «пророссийским» и «антироссийским» направлениями. Эта борьба началась с экспорта российского природного газа в европейские страны. Первоначальным намерением России было противодействовать расширению НАТО на восток и процессу присоединения Украины к ЕС, контролируя экспорт природного газа в Европе. Однако этот «палка о двух концах» не дала желаемого результата, а, напротив, в какой-то мере ускорила «западнизацию» Украины. Ограничения России на поставку природного газа в Европейский союз также в значительной степени ограничили и уменьшили использование Украиной российского природного газа.
Второй фактор: по географическому положению Украина действительно расположена между Восточной Европой и Западной, и является «проходом» из одной части Европы в другую. Поэтому исторически она всегда была важным местом для Востока и Запада. Когда Украина обрела независимость и стала самостоятельной страной, Россия не только потеряла высокоразвитую топливно-энергетическую промышленность, но и утратила контроль над энергетическими ресурсами Черного моря, имеющими скрытый неограниченный потенциал, и в частности — контроль над ресурсами Крыма. Какое-то время в украинско-российских отношениях наблюдался серьезный дисбаланс, и Украина быстро склонялась на сторону ЕС и США. В 2014 году российское правительство «вернуло» Крым в состав РФ, и новая «война за власть» вызвала постепенное ухудшение и непрерывную эскалацию отношений между двумя странами. Украина резко отреагировала на действия России, посчитав, что «без украинского электричества Крым не сможет выжить», поэтому она ввела «санкции» в отношении России: осенью 2015 года были отключены поставки электроэнергии с основной части Украины в Крым, в результате чего бытового электричества для населения Крыма хватало только на 6-8 часов в сутки. Россия не ожидала, что Украина пойдет на эту меру.
В дальнейшем, чтобы избавиться от проблем с электроснабжением Крыма из-за Украины, Россия начала строить на полуострове тепловые электростанции и другое оборудование для передачи электроэнергии. В марте 2018 года были запущены блоки Балаклавской ТЭС в Севастополе и Таврической ТЭС в Симферополе, а также было завершено строительство энергетического моста для передачи электроэнергии из Тамани в Краснодарском крае в Крым. 18 марта 2019 года президент России Владимир Путин лично принял участие в церемонии разрезания ленточки при вводе в эксплуатацию Балаклавской ТЭС. Все это был сигнал того, что Россия усилила свой контроль и влияние на энергоресурсы Крыма. Что касается Украины, это означало, что в этой новой «войне за власть» процесс «нероссийской индустриализации» Украины потерпел серьезную неудачу.
Третий фактор: катализатором ухудшения и эскалации отношений между Украиной и Россией является борьба за власть и энергию, в частности — ожесточенная битва за энергоресурсы, такие как природный газ и уголь. Недостаток электроснабжения на Украине и даже возникновение периодических энергетических кризисов неотделимы от двух показателей — угля и природного газа. Подавляющее большинство запасов высококачественного угля на Украине сосредоточено на юго-востоке страны. Из-за смены государственной власти в 2004 году и «присоединения» Крыма к России в 2014 году в юго-восточном регионе страны появились два «самопровозглашенных независимых государственных образования», рядом и в которых наблюдается нестабильная обстановка, что оказало сильное негативное влияние на развитие каменноугольной промышленности. К 2018 году украинские поставки угля попали в «порочный круг»: Украина не могла напрямую покупать и использовать донбасский уголь и была вынуждена закупать его в Белоруссии. При этом сама Белоруссия не добывала уголь, и каменный уголь, который она поставляла в Украину, — это донбасский уголь, купленный Россией и ей перепроданный. Россия также не прекратила полностью продажу угля Украине, но из-за санкций Москвы в отношении Киева российские угольные компании не могли продавать уголь напрямую Украине, и им пришлось сначала отправлять его в Европу, а затем переправлять оттуда в соответствующие украинские порты. С 1 мая 2018 года Россия ввела строгие ограничения на подобные схемы перевозок. Поэтому после аварий сразу на двух ТЭС Украине пришлось обратиться за экстренной помощью к Белоруссии. Поставки угля на украинские тепловые электростанции уже давно непрерывно ухудшаются. С ноября 2020 года запасы угля на украинских ТЭС снизились почти в 6 раз и составляли всего 436,8 килотонн. Другими словами, согласно официальному заявлению Министерства энергетики Украины, 2 февраля, в день аварии на двух ТЭС, на 3 из 5 украинских ТЭС запасов антрацитового угля было на 1-4 дня, на 7 из 11 тепловых электростанций, работающих на природном газе, запасов хватало всего на 1-5 дней. Кроме того, 11 энергоблоков 7 электростанций находились на ремонте в связи с авариями.
Эти обстоятельства отражают не только острую нехватку угля на Украине, но и катастрофическую ситуацию с поставками природного газа в страну. На самом деле Украина является страной с чрезвычайно богатыми залежами природного газа, а также первой страной в Советском Союзе, через которую был проложен трубопровод для транспортировки природного газа в Москву, Белоруссию и другие страны Восточной Европы. Из-за истощения запасов природного газа первый газопровод на Западной Украине протяженностью 1302 километров был закрыт в конце 1970-х годов. Сейчас спрос Украины на природный газ почти полностью зависит от России. В последние годы, по мере того, как объемы природного газа, отправляемого Россией в Европу через Украину, сокращаются, количество природного газа, которое может использовать Украина как страна-перевозчик, также с каждым годом стремительно уменьшается.
Однако потребность Украины в природном газе очень велика (в 2020 году потребление природного газа Украиной составляло 30,9 миллиарда кубометров, а в 2013 году, до того, как отношения между Украиной и Россией ухудшились, оно составляло 50,4 миллиарда кубометров). Не имея возможности получить российский газ, Украина еще больше повернулась к Европе, и в результате возник новый «порочный круг» поставок природного газа: российский природный газ, отправленный в Европу, транспортировался обратно в Украину. Согласно украинским официальным данным, в 2020 году объем природного газа, возвращенного в Украину из Европы, составил 15,9 миллиарда кубометров, что на 12% больше, чем в 2019 году. Все это привело к тому, что цена на природный газ непрерывно росла. В результате в августе 2020 года правительство Украины объявило о повышении цены на природный газ, и цены были скорректированы в соответствии с рыночными отношениями. Нехватка природного газа, как и нехватка угля, также серьезно влияет на выработку электроэнергии на тепловых электростанциях. В настоящее время существенное повышение цен на природный газ и нехватка электроэнергии в ряде районов оказывают серьезное влияние на жизнь населения и порождают протесты и беспорядки. 11 января бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко заявила: «Если цена на природный газ вырастет, придется платить намного больше. Почти для всех украинских семей цена на электричество выросла вдвое, а на отопление — почти в полтора раза. Поэтому украинцы по всей стране сейчас проводят масштабные митинги, перекрывая движение и требуя снижения цен».
«Энергетическая война» между Украиной и Россией
Вышеупомянутые три фактора обострили и без того ухудшающиеся отношения между Украиной и Россией, ускорили процесс «поворота» Украины на Европу и усугубили конкуренцию России с ЕС и США в борьбе за Украину.
Отношения между Украиной и Россией оказываются в еще более безвыходном положении из-за «природного газа» в «войне голубого топлива» и борьбы за поставки угля. Украина никогда не будет довольствоваться постоянным сокращением Россией количества газа, транспортируемого через ее территорию, и сделает все возможное, чтобы увеличить объем поставок угля из Донбасса (будь то через Белоруссию, как промежуточной страны, или закупая перепроданный экспортный уголь из Европы). А Россия, в свою очередь, хотя она и продолжает сокращать объемы транзита природного газа через Украину, но она никогда не прекратит полностью торговлю газом и углем с Украиной, а также никогда не откажется от этого рынка, на котором существует огромный спрос на природный газ и уголь. Эта энергетическая война между двумя странами будет продолжаться с постоянными перерывами. Зиму сменяет весна, меняются меры и методы борьбы, и круг замыкается, повторяясь вновь и вновь. Через определенный период времени обе стороны будут непременно снова искать выгодный для них обеих баланс в промежутке между «взаимной враждой» и «показным хорошим расположением».
Такого рода борьба за власть и энергию будет не только экономически, но и политически более глубоко отражаться на отношениях между Россией и Европейским союзом с США. Электроэнергия и энергоресурсы — это экономические аспекты борьбы между двумя сторонами, РФ и ЕС, а стремление завладеть и отнять у другого чрезвычайно богатые ресурсы и очень важное стратегическое положение украинского региона — это геополитическое решение, от которого обе стороны никогда не откажутся. В то же время помимо войны за власть и энергию в этом регионе часто происходят демонстрации военных и даже ядерных сил и их противостояние, а также возникают постоянные взаимные обвинения, санкции и контрсанкции, показывая переменчивость и неустойчивость в регионе. Однако в этот определенный период времени все эти меры не смогут привести к вооруженному конфликту или даже войне в этой области.
Кроме того, Украина не прекратит свой «поворот на Запад» в сторону ЕС и США: такого рода политическая и стратегическая потребность будет неоднократно возникать в экономике, особенно в войне за электричество и энергоресурсы. Что касается «западнизации» энергетики и электричества, Украина уже заявила, что к 2023 году страна будет полностью отделена от электросетей России и Белоруссии и подключена к электрической сети Евросоюза. Хотя ЕС еще не выразил свою позицию по этому вопросу, стремление и решимость Украины двигаться «на запад» не изменились.
В целом, отношения между Украиной и Россией и между Россией и ЕС с США претерпят некоторые деликатные изменения в случае отключения Украины от российского электричества и газа. Эти изменения проявятся в следующих трех аспектах.
Во-первых, это вопрос о возобновлении строительства и завершении проекта газопровода «Северный поток — 2». Это всегда был проект, который Россия всеми силами стремилась реализовать, не желая и не имея возможности отказаться от него, потому что он затрагивает не только ее экономические интересы, но и делает осуществимой стратегическую цель избавления от ограничений Украины из-за поставок газа через ее территорию, а также расширения зоны своих собственных интересов в странах ЕС. В настоящее время план России как можно скорее завершить этот проект натолкнулся на большое сопротивление: во-первых, глава правительства Германии, которая решительно продвигала и вложила значительные средства в проект, поддержала смену лидера в своей стране, а отношение будущего нового немецкого канцлера к «Северному потоку — 2» до сих пор не ясно. Во-вторых, Джо Байден только вошел в Белый дом, и направление развития российско-американских отношений до сих пор не определено, а Соединенные Штаты не торопятся принимать окончательное решение по этому вопросу. В-третьих, внутри России, особенно среди газовых компаний, также наблюдаются колебания по этому проекту. Прекратить реинвестирование или возобновить строительство — окончательное решение еще не принято. 30 июня 2020 года была открыта вторая ветка Европейского магистрального газопровода (EUGAL) на строительной площадке компрессорной станции Radeland в Германии, которая в будущем будет принимать поток газа от трубопровода «Северный поток — 2» и нести его дальше вниз.
Во-вторых, в тот же день, когда произошла авария на двух ТЭС в Украине, Московский городской суд приговорил Алексея Навального к 3,5 годам лишения свободы. Лидеры Евросоюза один за другим выступили с критикой. Соединенные Штаты по этой причине даже решили ввести новые санкции в отношении России, и украинские власти также присоединились к «команде», надеясь обыграть Россию в «войне голубого топлива». Однако, поскольку сейчас еще холодно, эта война за власть и энергию на украинской земле не будет существенно изменена из-за Навального. Кроме того, есть еще один момент, заслуживающий внимания: российские власти не применяли термин «путинская оппозиция», а вместо этого воспользовались обвинениями в «уклонении от уплаты налогов», «нарушении условного освобождения» и «мошенничестве» компании Навального, чтобы осудить оппозиционера. Западные протесты и возражения также были сосредоточены на проблеме «гуманности» и тщательно избегали формулировок «противостояния Путину». Это оставило соответствующее пространство и возможность для маневра для разрешения газового и энергетического кризиса между Россией и Украиной, а также для урегулирования отношений между Россией и странами ЕС и США. Ни одна из сторон не будет впадать в крайности и «таскать каштаны из огня своими руками» (обр. бескорыстно выполнять опасную и трудную работу за другого человека, прим. пер.) ради Украины в этом раунде энергетической войны.
В-третьих, во взаимоотношениях между Украиной и Россией в настоящее время существует гордиев узел (обр. трудный вопрос, прим. пер.), а именно — вопрос использования вакцины от коронавируса нового типа российского производства. Россия продвигает ее использование в двух «самопровозглашенных независимых республиках» на юго-востоке Украины. Украинские власти выступают решительно против этого и бойкотируют ввоз российских вакцин в Киев. Проблема здесь совсем не в эффективности российской вакцины, а в ее названии — «Спутник V». По мнению Украины, это название придумано, очевидно, из политических соображений. Слово «спутник» (сателлит) — это термин и политический символ того, как в 1960-х годах Советский Союз впервые запустил первый искусственный спутник Земли, а потому хорошо знакомо всему миру. С тех пор термин «сателлит» используется для обозначения зависимости и подчиненности социалистических стран Восточной Европы Советскому Союзу. В едином «социалистическом лагере» социалистические страны в Восточной Европе называются «государствами-сателлитами» Советского Союза. Поэтому украинским властям не нравится не сама вакцина, а то «сателлитное» значение, которое придает вакцине Россия. Среди постсоветских стран есть еще другие страны, такие как Венгрия, которым также не нравится «сателлитная» вакцина России. По-видимому, в российско-украинских отношениях все еще существуют такие сложно распускаемые «узлы», включающие такие идеологические вещи, как термин «сателлит», а также политические, социальные и даже связанные с бытом факторы, оставшиеся с советских времен. Среди всех этих проблем настойчивое стремление России к «советской индустриализации» и отказ Украины от ее, вкупе с реализацией политики «несоветской индустриализации», то есть только «украинской индустриализации», являются решающими в текущей ситуации в украинско-российских отношениях.
Украинско-российские отношения очень сложные и деликатные, они изменчивы и непостоянны и остро реагируют на изменения мировой ситуации. Что касается нынешней войны за власть и энергию, то украинская сторона считает, что Россия специально «мутит воду», а российская сторона полагает, что это результат некомпетентности украинских властей и их «поворота на Запад». Обе стороны строят планы, и обе стороны ждут действий оппонента, чтобы начать действовать. Кто прав, а кто виноват? Михаил Гончар, президент украинского центра глобалистики «Стратегия XXI» описал это так: «Сколько в этих действиях коварного замысла врага, а сколько — игры на врага со стороны полезных идиотов?»
Однако для Украины авария на Запорожской ТЭС, которая поддерживает четверть национальной электросети страны, не является игрой. Теперь Украина находится перед лицом новых потрясений. Один украинский ученый описал это так: «Еще один призрак начал бродить по Печерским холмам!» (Печерская возвышенность — холм города Киев, на котором находился знаменитый «Печерский монастырь» (переводится как «пещерный монастырь»), прим. автора).

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
804
Похожие новости
12 мая 2021, 15:45
12 мая 2021, 19:30
11 мая 2021, 15:00
12 мая 2021, 13:45
12 мая 2021, 17:30
12 мая 2021, 21:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
07 мая 2021, 19:45
09 мая 2021, 11:45
09 мая 2021, 09:30
07 мая 2021, 21:30
07 мая 2021, 19:30
08 мая 2021, 18:15
10 мая 2021, 16:00