Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

The Times: джихад — чужая война

Война — это пузырь. «Окружавшие нас сверхдержавы управляли сложными процессами холодной войны, — пишет ветеран джихада Абдулла Анас (Abdullah Anas). — Мы жили в нашем собственном мире. Мы были похожи на наивных детей». На постоялых дворах по обе стороны Хайберского прохода те религиозные революционеры, которые выступили против Советского Союза в 1980-х годах, обсуждали мечты и пророчества и молились о славной смерти мучеников. Между тем, судьба их джихада и Афганистана в целом зависела от той прагматичной политики, которая вершилась в тысячах миль от них — в Москве, Эр-Рияде и Вашингтоне. Именно там все и происходило.
Мы не привыкли так воспринимать жизнь, войну и политику. Нам нравится думать, что наше удобное существование на Западе подобно пузырю. Те, кто отправляется на линии фронта, видят эту жизнь без прикрас. Именно такой и увидел жизнь юный Анас, когда он отказался от успешной карьеры исламского теолога и имама в своем родном Алжире, променяв ее на пещеру в горах Панджшера.
Сотни молодых людей думали так же, приезжая в Афганистан в 1980-е годы, превращаясь в «афганских арабов» и породив большую часть того воинствующего джихада, от которого мы страдаем до сих пор. Многие из них храбро встречали трудности, ранения и смерть — на самом деле, они стремились к ним. В своих необычных мемуарах Анас описывает свои опасные путешествия по горам, стычки с полевыми командирами, засады и битвы. Однако со временем он понял, что в войне есть элемент бегства от действительности, особенно если это чья-то чужая война. Юношеское воодушевление от участия в битвах и даже смерть, убежденность в нравственной ценности войны, дух товарищества молодых людей, объединяемых общими убеждениями, и, прежде всего, отсутствие тревоги о том, что будет дальше, — это и есть настоящий пузырь.
Эта мысль уже не раз звучала в мемуарах старых солдат и военных корреспондентов, однако ее необходимо озвучивать снова и снова. Не так давно в Сирии множество повстанцев и наблюдателей пережили невероятный подъем, когда нравственная чистота революции сошлась в одной точке с экзистенциальной радостью от того, что, наконец, появилась возможность взять контроль над решениями в свои руки. Однако этот восторг разбился вдребезги о реальность разрушенных городов и военного поражения.
Из всех выводов, изложенных в книге, эта универсальная мысль, вероятно, является важнейшей. Хотя Анас стал достаточно важной фигурой среди тех, кто сражался против Советского Союза в Афганистане, и лично знал людей, которых война прославила на весь мир — Усаму бен Ладена, нынешнего лидера «Аль-Каиды» (террористическая группировка, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) Аймана аль-Завахири (Ayman al-Zawahiri) и «крестного отца» джихада Абдуллу Аззама (Abdullah Azzam) — это не та книга, которая может изменить общепринятую историю. Скорее это необычный личный взгляд на мотивы джихадистов, изложенный одним из них. Анас, который всегда выступал против того, чтобы расширять джихад, превращая его в агрессивное международное движение, теперь живет в Лондоне и в красках рассказывает западной аудитории историю одного человека.
Он сознательно встал на путь джихада. Анас, родившийся в 1958 году, как и многие джихадисты, вырос в религиозной мусульманской семье, но жил в условиях диктатуры, где политический плюрализм был под запретом и где, что важнее всего, все молодые люди проходили обязательную службу в вооруженных силах. Весьма токсичная смесь.
Во время паломнической поездки в Мекку он нашел Аззама — палестинского религиозного философа, который отправлял молодых людей в Афганистан при поддержке саудитов и их американских и палестинских союзников. Там он вступил в ряды боевиков Ахмада Шаха Масуда (Ahmed Shah Massoud) — «Панджшерского льва», знаменитого воина, который за десять лет заполнил долины Панджшера взорванными советскими танками и сбитыми вертолетами.
Анас также оказался замешанным в борьбе между различными группировками. Масуд поссорился с Гульбеддином Хекматияром (Gulbuddin Hekmatyar), самым воинственным из повстанцев. Анас пытался урегулировать разногласия между воюющими лагерями, но безуспешно. Он с сожалением признает, что, если бы арабский мир отправлял туда дипломатов, журналистов и сотрудников гуманитарных организаций, всем жилось бы намного лучше.
Случилось так, что Масуда оттеснили на второй план, Хекматияр занял ведущие позиции, после чего туда пришли самые богатые, самые радикальные и самые влиятельные арабы, такие как бен Ладен. Аззама убили — возможно, агенты пакистанской разведки, возможно, люди бен Ладена. Масуд и Хекматияр боролись друг с другом до тех пор, пока «Талибан» (запрещенная в России организация — прим. ред.) не вытеснил их обоих из постсоветского Кабула. Масуд отступил в Панджшер, где его убили смертники бен Ладена за два дня до событий 11 сентября.
К тому моменту Анас уже был в полной растерянности. После ухода советской армии такие люди, как бен Ладен, которые не сыграли в победе практически никакой роли, смогли вернуться домой героями и начать распространять свое более радикальное учение. Анас в ужасе наблюдал за тем, как выскочки, такие как проповедник Абу Катада (Abu Qatada), призывали правоверных к действию, отказываясь покидать безопасный Лондон. Анас откровенно высмеивает Абу Хумама (Abu Humam), «халифа Лиссон-гроув», как он его называет, — особенно напыщенного проповедника, который претендовал на лидерство в мусульманском мире, не желая покидать свою удобную квартиру на Эджвэр-роуд.
Борьба между исламистами, которые поселились на Западе, такими как Анас, и теми, кто хочет уничтожить Запад, продолжается до сих пор. К концу своего рассказа Анас описывает свою встречу с радикальными исламистами из Сирии — ветеранами печально известной сирийской тюрьмы «Седнайя», которые прежде видели его выступления по телевидению и которым не нравился его примиренческий тон. «Позже, пройдя войну, они поняли, что я был прав, и они попросили прощения».
Свою историю Анас рассказывает при поддержке предприимчивого мусульманского журналиста бенгальско-шведского происхождения Тама Хуссейна (Tam Hussein), который вырос в Лондоне и который очень интересно пишет о среде молодых людей, в которой появились будущие рекруты «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.), такие как Мухаммад «Джихади Джон» Эмвази (Mohammed "Jihadi John" Emwazi). Эти люди являются наследниками того «Лондонистана», который Анас знал, но отверг. Несомненно, у него хватит материала для того, чтобы написать продолжение этой небольшой, но увлекательной книги.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
588
Похожие новости
20 апреля 2019, 03:45
21 апреля 2019, 12:15
21 апреля 2019, 06:45
21 апреля 2019, 12:15
20 апреля 2019, 17:15
21 апреля 2019, 17:45
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
17 апреля 2019, 21:30
20 апреля 2019, 19:45
20 апреля 2019, 17:00
19 апреля 2019, 03:30
16 апреля 2019, 06:45
17 апреля 2019, 05:45
15 апреля 2019, 18:15