Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

The Washington Times: Как ослабить российский экспансионизм и агрессию в Арктике

30 сентября министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон объявил, что в следующем году 800 британских коммандос будут отправлены в Арктику для проведения совместных с Норвегией военных учений, чтобы помочь остановить захват арктических территорий Россией.
Согласно сообщению газеты «Сан» Уильямсон (Гэвин Уильямсон, министр обороны Великобритании — прим. ред.) сказал следующее: «За пределами Крайнего Севера и Арктики мы должны показать, что готовы бороться с угрозами по мере их возникновения».
При всем уважении к нашим британским союзникам временное развертывание нескольких сотен военнослужащих для совместных британско-норвежских учений не приведет к каким-либо результатам. Оно не сделает ровным счетом ничего для того, чтобы остановить усилия президента России Владимира Путина по установлению контроля над обширными частями Арктики, а также находящимися там месторождениями нефти и газа с помощью военной силы. В Арктике, по данным Геологической службы США, содержится около 20% неиспользованных мировых запасов на сумму около 20 триллионов долларов.
В 2002 году Россия подала иск в Комиссию ООН по вопросу признания притязаний на обширную часть арктического региона. Он был отклонен. В 2007 году команда российских подводников установила российский флаг прямо под Северным полюсом на глубине 14 тысяч футов. В ответ на это министр иностранных дел Канады Питер Маккей недовольно фыркнул: «На дворе не XV век. Вы не можете разъезжать по миру, просто устанавливать флаги и говорить: „Мы претендуем на эту территорию"». Однако Путин явно не разделяет точку зрения Маккея.
В 2015 году Россия подала новый иск в ООН, чтобы включить в свою территорию около 463 тысяч квадратных миль Арктики. Комиссия ООН, которая должна заниматься арбитражем таких исков, еще не вынесла по нему решения.
В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву — договором, который Соединенные Штаты никогда не ратифицировали — страны могут претендовать на исключительные экономические права на расстоянии до 200 миль от своих берегов. Россия утверждает, что районы хребта Ломоносова и хребта Менделеева являются продолжением ее континентального шельфа, простирающегося на 350 миль от береговой линии.
Дания подала аналогичный иск на примерно такую же часть территории Арктики. Законные притязания на Арктику имеют Канада, Норвегия и Соединенные Штаты.
Чтобы подчеркнуть претензии России, в марте 2017 года Путин посетил Землю Франца-Иосифа, архипелаг за Полярным кругом, на котором Россия строит — и уже практически построила — ряд военных баз, включая взлетно-посадочные полосы для военной авиации. При этом, отметил Владимир Путин, «в этом регионе сосредоточены природные ресурсы, имеющие первостепенное значение для российской экономики». Приверженность Путина получению и поддержанию контроля над этими ресурсами посредством военной оккупации слишком очевидна, чтобы недооценивать ее.
С тех пор, как 11 месяцев назад в этой колонке поднималась проблема российской экспансии в Арктике, в Белом доме или Пентагоне ни разу об этом не заговорили. Представления Конгресса — если таковые вообще существуют — противоречат установлению какого бы то ни было американского влияния в Арктике. Все дело в ледоколах.
Самолеты могут работать в Арктике, но погода часто мешает им это делать. Таким образом, большое число людей и большое количество оборудования придется перевозить на судах.
Двигатели ледокола толкают его нос на льдину, вес корабля давит вниз, ломая лед снова и снова, чтобы медленно создавать путь для судна. Хотя рост температуры в Арктике в летние месяцы открывают новые арктические судоходные маршруты, круглогодичная работа в Арктике зависит от сопровождения ледоколами.
В распоряжении береговой охраны США находится наш единственный тяжелый ледокол — «Полярная звезда», возраст которого составляет 40 лет. Русские имеют 41 такое судно (некоторые из которых оснащены ядерными силовыми установками — прим. автора) и строят, по крайней мере, еще восемь, не считая многих других судов. Запрос береговой охраны о средствах для начала строительства второго тяжелого ледокола потерпел фиаско на фоне споров в Конгрессе по поводу финансирования приоритетов Белого дома, таких как пограничная стена между США и Мексикой.
Мы не собираемся вступать с русскими в гонку по строительству ледоколов. Если комиссия ООН вынесет решение против претензий России 2015 года на территории в Арктике, Россия проигнорирует это. Поэтому наши ответные меры должны быть как прямыми, так и асимметричными.
Во-первых, совместные британо-норвежские военные учения в следующем году должны стать ежегодным мероприятием, в котором будут принимать участие значительные контингенты американских войск, самолетов и кораблей. Чтобы поддержать эти усилия, Пентагон должен быстро предоставить контракты на разработку и производство средств ведения войны — от винтовок до компьютеров и транспортных средств — которые могут функционировать в условиях экстремальных холодов арктической зимы.
Наши асимметричные ответы должны быть нацелены на растущее использование Путиным средств гибридной войны для дестабилизации европейских правительств, а также на слабую, по сути, экономику России.
Например, Польша хочет иметь на своей территории постоянную военную базу США. Мы должны создать ее и оснастить нашими лучшими противоракетными системами, которые Путин будет рассматривать как угрозу. Президент Трамп предоставил Украине военную помощь, которую бывший президент Обама отказывался поставлять. Эта помощь должна быть расширена за счет включения бронетехники и зенитно-ракетных батарей.
Россия знает, что наша противоракетная оборона несовершенна. Если бы мы разместили противоракетную систему в космосе, модернизированный проект 1980-х годов «Бриллиантовая галька», Россия была бы вынуждена потратить сотни миллиардов рублей, чтобы попытаться создать способ бороться с ней.
Это лишь некоторые из имеющихся у нас многих вариантов по усилению нашей национальной безопасности и ослаблению в то же самое время экспансионизма и агрессии России в Арктике, на Ближнем Востоке и других местах. Этих вариантов гораздо больше, и все они должны быть реализованы.
Джед Бэббин — помощник заместителя министра обороны администрации Джорджа Буша-младшего, является автором книги «In the Words of Our Enemies» («В словах наших врагов»).
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

652
Похожие новости
12 декабря 2018, 03:00
11 декабря 2018, 18:30
10 декабря 2018, 23:00
10 декабря 2018, 20:15
11 декабря 2018, 18:30
12 декабря 2018, 00:15
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
09 декабря 2018, 13:30
09 декабря 2018, 07:45
05 декабря 2018, 16:30
07 декабря 2018, 13:30
05 декабря 2018, 14:15
11 декабря 2018, 04:30
06 декабря 2018, 04:15