Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Тим Кёрби: Европа и гости

Тим Кёрби: Европа и гости




Как распорядится Европа своей относительной самостоятельностью от «Вашингтонского обкома»?

Приход к власти в США Дональда Трампа поставил перед миром больше вопросов, чем дал ответов. До сих пор нет ясности в том, какие действия будет предпринимать американский лидер, какие его предвыборные обещания будут исполнены, а какие окажутся… предвыборными обещаниями.

«Либералы провели серьезную работу по инфильтрации, сознательной, или, что более вероятно, бессознательной, в университеты и СМИ»

Портал «Евразия» расспросил ведущих мировых экспертов о будущем мира в ситуации необратимо изменившегося миропорядка. Ранее были опубликованы интервью с политическим аналитиком международной мониторинговой организации CIS-EMO Станиславом Бышоком, британским профессором бинарной экономики и политическим аналитиком Родни Шекспиром, а также бывшим сотрудником ЦРУ, специалистом по контртерроризму, исполнительным директором Совета Национальных Интересов Филипом Джиральди.

Предлагаем вашему вниманию беседу с известным журналистом Тимом Кёрби.

- 8 ноября 2016 года произошло почти невозможное – на президентских выборах в США одержал победу человек, который осмелился бросить вызов мировому либеральному истеблишменту. Дональд Трамп стал 45-м президентом Соединенных Штатов Америки. Для меня совершенно очевидно, что победа Трампа ознаменовала собой крах глобалистской политической парадигмы и одновременно начало нового исторического цикла.

Какими, на Ваш взгляд, теперь будут отношения между США и Европой и какие надежды лично Вы возлагаете на нового президента США?

- Давайте не будем слишком «болеть» за Трампа, глядя из России, до тех пор пока мы не увидим действия президента в отношении Украины. Ситуация там, в конце концов, снова вспыхнет, тогда и пройдут проверку дружественные намерения Трампа в отношении России.

Я думаю, что существует проблема в соотношении между мировоззрением Трампа и реальным положением дел в отношении США и Евросоюза. По-моему, он мысленно привержен доброй старой американской стратегии – воздерживаться от попадания в «запутанные европейские альянсы». Он уже пытается разрушить многосторонние договоренности и старается иметь дело с каждой страной на индивидуальной основе. Кроме того, он не в восторге от расходов НАТО. Но мы не можем игнорировать историю. Лидеры великих держав не могут просто так жертвовать территориями, отказываться от контроля над ними ради неких моральных принципов. Я сомневаюсь в том, что Трамп просто отбросит Европу и свернет американское влияние на континенте.

Я думаю, что в течение ближайших четырех лет мы будем наблюдать медленное ослабление влияния и контроля над Европой со стороны США и НАТО без полного отказа от Европы. Европа будет как подросток, который получит свою собственную комнату в родительском доме, он будет иметь частную жизнь и контроль над этим пространством, но не будет полностью автономным от дома, принадлежащего и руководимого «отцом» - Вашингтоном.

Это на самом деле может быть достойной политикой для самой Европы. Потому что если бы Трамп просто «выбросил их из дома» без какой-либо поддержки, то это вызвало бы серьезные экономические проблемы, привело бы к нестабильности, которая вкупе с миграционным кризисом, обернулась черными днями для Европы и ввергла бы массы в страдание.

- Дональд Трамп настаивает на необходимости реформы иммиграционного законодательства, справедливо считая radical islamic terrorism фундаментальной угрозой государственной безопасности.

Чуждый толерантности и политкорректности, когда дело касается жизней американских граждан, Трамп выступает за ужесточение иммиграционного законодательства и создание специальной базы данных, содержащей информацию обо всех мусульманах, нелегально находящихся в США.

Марин Ле Пен в свою очередь также поддерживает идею ужесточить иммигрантское законодательство и предлагает создать стратегический альянс Вашингтона, Парижа и Москвы против исламского фундаментализма.

Сегодня можно смело резюмировать, что политика мультикультурализма, проводимая в европейских государствах, потерпела абсолютный крах. Мигранты, не способные интегрироваться в европейское общество, породили в нем проблему терроризма и религиозно-фундаметалистской пропагады среди европейской молодежи. «Политика открытых границ» стоила слишком больших жертв. Поддерживаете ли Вы идею ужесточения иммигрантской политики и какие конкретные действия для решения этой проблемы Вы можете предложить?

- Будучи легальным мигрантом, который обошел все бюрократические препоны, чтобы жить в России, конечно, я поддерживаю «верховенство закона», когда дело доходит до защиты границ. Если вы не пускаете кого угодно в ваш дом, то вы точно также и не пускаете кого угодно в свою страну.

Самый простой способ решить иммиграционный кризис в Европе, это покончить с «государствами всеобщего благосостояния», и при этом обеспечить гостям обратный билет домой.

Проблемы в Европе существуют из-за того, что они в буквальном смысле платят людям, за то, что они живут там. Например, в России, кто не работает, тот не ест. По существу, Россия привлекает людей, которые, по крайней мере, готовы работать.

Если ЕС урежет легкие деньги и позволит людям вернуться домой, то проблема будет разрешена. Никто не захочет жить в стране, к которой испытывает ненависть, если только ему не заплатят за это проживание. Если вспомнить «нашествие» экспатов в Россию в 1990-е годы, то эти выходцы с Запада оставались здесь до тех пор, пока здесь были деньги. Когда деньги ушли – тогда и гости уехали.

- В последнее время можно заметить усиление недовольства политикой ЕС и все чаще слышатся разговоры о распаде этого объединения. После 43 лет членства Великобритания приняла решение выйти из Евросоюза, что даже заставило уйти в отставку премьера Великобритании Дэвида Кэмерона.

Какой, на Ваш взгляд, будет дальнейшая судьба Евросоюза, повторят ли пример Великобритании и другие страны? Например, Дональд Трамп считает, что это неизбежно (главным образом из-за миграционного кризиса).

- Если другие референдумы и выборы пройдут успешно, тогда Англия останется в одиночестве. Проблема заключается в том, что для других стран выход не так прост, как для Англии. Если мы посмотрим на настроения в Венгрии, то, казалось бы, выход из ЕС может быть выигрышной темой на выборах. Но Венгрия находится в окружении других стран - членов ЕС, они не являются островом с сильной экономикой, независимой от соседей.

Восточная Европа гораздо менее либеральна, в гораздо большей степени озабочена проблемой иммиграции и гораздо больше гордятся своими национальными культурами.

Однако восточноевропейские страны, такие, как Венгрия, довольно бедны. В некоторых из этих стран власти нагнетают русофобские настроения в обществе и приравнивают выход из Евросоюза к соединению с Россией.

Такие страны, как Польша никогда бы не пошли на это. С западноевропейскими странами-членами Евросоюза прямо противоположная ситуация. Германия куда более сильное государство, она может выжить в одиночку, но она гораздо либеральнее, и в ней более высок уровень «самоненависти».

Эти парадоксы, которые я описал (Восток Европы хотел бы уйти, но не может, Запад может, но не хочет), создают основные препятствия для выхода из ЕС. Если страны Восточной Европы были бы экономически сильными и видели в России потенциального сильного партнера, то они могли бы уйти. Если бы страны Западной Европы не были настолько либеральными, они могли бы действовать самостоятельно. Если бы эти парадоксы разрешились, ЕС уже бы сложился как карточный домик.

- С момента избрания Трампа «антиамериканизм» приобретает совершенно иной смысл. Если в «эпоху Обамы» антиамериканизм был синонимом антиглобализма и означал противостояние однополярному проекту, американской гегемонии и либеральному истеблишменту, то в «эпоху Трампа» антиамериканизм выступает уже как синоним глобализации, северо-американской империалистической политики, неуместной толерантности и мультикультурализма, открывающих двери фундаменталистам-мигрантам.

То есть антиамериканизм в нынешнем политическом контексте становится неотъемлемой частью риторики той самой либеральной элиты, для которой приход Трампа стал настоящим ударом.

20 января стал для противников Трампа «концом истории», тогда как для нас – окном новых возможностей и новых решений. Конфигурация политических акторов и политических сил кардинально изменилась.

Но не породит ли нынешний антиамериканизм не только волну протестов (женский марш против Трампа в Вашингтоне), но и более серьезные действия? Чего можно ждать от оппозиционных сил?

- Ваш вопрос, кажется, подразумевает, что прогрессисты, либералы, глобалисты и т.д. будут пытаться использовать улицу для насильственной смены курса. Я думаю, что это маловероятно. Они могут организовать крупные акции протеста, это было очевидно с женским маршем. Но люди, которые верят в эти либеральные ценности, не являются воинами, они решительно выступают против использования и владения оружием.

Недавно я видел видеоролик, в котором «анархисты» вежливо просили полицию арестовать человека, с которым они вступили в конфликт. Такого рода люди живут в инфантильной фантазии. Они похожи не на революционеров, а на группу «косплееров».

Либеральные элиты, конечно, будут против любого национального и патриотического возрождения Америки, но все это будет словесная борьба.

Причина, по которой можно заставить сотни тысяч американцев выйти на марш против американских ценностей, состоит в том, что либералы провели серьезную работу по инфильтрации, сознательной, или, что более вероятно, бессознательной, в университеты и СМИ. Во многих отношениях они добились внушительных побед на этих «фронтах». Думаю, что они будут сохранять позицию на этих «фронтах» и продолжат создавать новые поколения «борцов за социальную справедливость».

«Я сомневаюсь в том, что Трамп просто отбросит Европу и свернет американское влияние на континенте»

Но, в целом, никакого прямого, физического, противостояния из-за каких-либо ценностей не будет.

- Как Вы оцениваете шансы Марин Ле Пен на победу в предстоящих выборах? Готова ли Франция к настоящим переменам?

Такие вещи очень трудно предсказать. Франция остается в целом очень либеральной, и возможно, слишком либеральной для Ле Пен. Хотя, и победа Трампа, и «Брекзит» оказались сюрпризами. Ветры перемен оказываются попутными для людей наподобие Марин Ле Пен. Я бы не гарантировал победу ей и ее партии, но я сказал бы, что у нее гораздо большие шансы, нежели в прошлом.


Беседовала Натэлла Сперанская, перевод с английского Михаила Мошкина

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

799
Похожие новости
13 декабря 2017, 12:30
11 декабря 2017, 10:15
13 декабря 2017, 07:15
12 декабря 2017, 10:00
12 декабря 2017, 10:00
09 декабря 2017, 13:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
11 декабря 2017, 10:45
07 декабря 2017, 16:30
09 декабря 2017, 13:00
08 декабря 2017, 05:45
09 декабря 2017, 16:15
12 декабря 2017, 10:00
09 декабря 2017, 16:15