Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Time: Трамп делает ставку на непроверенную стратегию в президентской гонке-2020

«Моя жизнь — сплошная игра», — говорит президент США, положив руки на стол «Резолют» в Овальном кабинете.
Жаркий вечер в середине июня. Трампу приходится проходить важные испытания, решая серьезные проблемы, возникающие по всему миру. Растет напряженность в отношениях с Ираном. Пошлины, введенные Индией. Толпы протестующих на улицах Гонконга. Но Трамп в себе уверен и к битве готов. Он пригласил для интервью группу журналистов «Тайм» (TIME), вышел за рамки отведенного времени и устроился поудобнее для беседы по широкому кругу вопросов. Попутно он заказывает диетическую колу со льдом, нажав на маленькую красную кнопку в деревянном ящике на столе, и приказывает помощнику принести копию доставленного курьером письма от Ким Чен Ына с поздравлениям по случаю дня рождения.
Любой человек, который хочет достичь таких заоблачных высот, попасть в святая святых, редко не думает о политике. Особенно тот, кто уже много дней рано утром, когда еще нет и семи часов, звонит председателю своего предвыборного штаба. И, конечно же, Трамп думает о политике сейчас, за день до того, как официально начнет свою кампанию по переизбранию в 2020 году. Поэтому президента, бывшего магната-владельца сети казино, не нужно особо упрашивать, чтобы он начал делать ставки, прогнозируя шансы претендентов-демократов, которых становится все больше.
В праймериз, вероятно, победит кто-то из «прогрессивных», прогнозирует Трамп, с явным удовольствием снижая уровень конкуренции. Джо Байден (Joe Biden) — «это уже не тот Байден», говорит он, добавляя: «Куда делась магия?». Камала Харрис (Kamala Harris) отмечает он, «особых высот недостигла». Берни Сандерс (Bernie Sanders) «идет не в том направлении». У Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), признает он, дела идут очень хорошо, она делает успехи», а вот у Пита Буттиджича (Pete Buttigieg) шансов «никогда» и не было.
Почему? «Я просто этого не чувствую, — говорит Трамп. — Политика — это чутье».
Трамп опять ставит свою интуицию в центр своей кампании. Политическим «наемникам», которые пытались обуздать его эмоциональные порывы в 2016 году, указали на дверь. Кампания 2020 года — это однозначно шоу Трампа. «Мы все, конечно, встречаемся, — говорит президент. — Но обычно я сам делаю свое дело». Членов предвыборного штаба брали на работу, чтобы они следовали примеру Трампа, и президент дал понять, что, когда он пишет в «Твиттере» о новом курсе или спонтанно выступает с критикой на митинге, всем лучше быть готовыми следовать за ним. «Он проламывает стену, и все бегут в образовавшуюся брешь», — говорит помощник.
Сомнительная операция, в результате которой была с трудом одержана неожиданная победа над Хиллари Клинтон, закончилась. Вместо нее, с гордостью заявляют советники, начинается современная кампания — под стать действующему президенту. Ожидается, что на кампанию Трампа будет потрачен один миллиард долларов, и вполне возможно, что так и будет. Его команда потратила больше денег в начале кампании, чем было когда-либо потрачено на переизбрание в новейшей истории. Предвыборный штаб расположился в великолепных офисах стеклянной башни с видом на реку Потомак в Арлингтоне, штат Виргиния. И Трамп получил полный контроль над Национальным комитетом Республиканской партии, который боролся против него почти весь 2016 год.
Однако, вопреки традициям партийного съезда, Трамп в целом решил нарушить правила переизбрания. Последние три президента, занимавших пост два срока, добились успеха при переизбрании благодаря риторике, рассчитанной на представителей обеих партий. Билл Клинтон в избирательной кампании делал ставку на законопроект о борьбе с преступностью 1994 года и налоговую реформу. Джордж Буш-младший строил свою программу на ключевых заявлениях о защите Америки после терактов 11 сентября. Барак Обама напомнил избирателям, что «Усама бен Ладен мертв, а „Дженерал Моторс" живет и здравствует».
Трамп, который в 2016 году проиграл прямые выборы и является единственным президентом в истории опросов Института Гэллапа, рейтинги одобрения которого никогда не превышали 50%, говорит, что готов отказаться от этой традиции. «Я считаю, что мои сторонники очень надежны и имеют твердые убеждения, поэтому я думаю, что мне не нужно этого делать», — сказал он в ответ на вопрос журналиста «Таймс» о том, следует ли ему попытаться найти ключ к сердцам неопределившихся избирателей. Как говорит председатель предвыборного штаба Брэд Парскейл (Brad Parscale), главное, на что будет делать упор Трамп в кампании 2020, это повторять как мантру: «Явка, явка и еще раз явка». «Все люди думают, что ты должен изменить мнение людей. А надо сделать так, чтобы люди, которые в тебя верят, пришли и проголосовали».
Те, кто с этим знаком, знают, что это трудный путь. В 2016 году Трамп взял три бастиона демократов — штаты Мичиган, Пенсильвания и Висконсин, заставив их перейти на свою сторону. Он добавил себе 79 646 голосов благодаря заявлениям о необходимости привлечь Хиллари Клинтон к ответственности и активизировав недовольных избирателей. Трамп «собрал гатшот» (карточный термин — прим. перев.), говорит Стив Бэннон (Steve Bannon), бывший председателем его предвыборного штаба в 2016 году. Рассчитывать на такую же удачу в 2020 году уже нельзя. «Надо будет получить голоса всех этих „ д..х людишек", — говорит Бэннон, используя свой вариант термина, которым Хиллари Клинтон обозначила ярых сторонников Трампа (Клинтон назвала сторонников Трампа «жалкими людишками, быдлом» — прим. перев.). — И чтобы все они явились на избирательные участки».
Главное — превратить склонность Трампа затрагивать больные места Америки в двигатель политической машины, технологии манипулирования общественным сознанием, предназначенной для разжигания страстей среди сторонников. По своей сути, его кампания — это своего рода вечная машина, генерирующая возмущение. В ней используются алгоритмы (автоматические настройки на интернет-платформах, таких как «Гугл» и «Фейсбук») для массовой покупки рекламного пространства в любой момент, когда Трамп устроит скандал и начнет «метать гром и молнии». Все очень просто: Трамп делает какое-нибудь скандальное или оскорбительное заявление, это вызывает всплеск интереса к теме, пользователи начинают активно искать в интернете информацию на эту тему, и в результате у его штаба появляется возможность опубликовать в сети пропагандистские материалы. Эта политическая реклама предлагает сторонникам писать в штаб, принимать участие в проводимых штабом опросах, в которых надо ответить на один вопрос, а также покупать в интернет-магазине штаба бейсболки с надписью «Трамп», пропагандистские баннеры, кулеры для пива и наклейки с надписью «Охота на ведьм». И во всех случаях избиратели должны сообщать свои контактные данные.
Никогда еще действующий президент не проводил кампанию таким образом. «Это стратегия, разработанная для новой эры партийной борьбы, — говорит специалист по истории института президентства Джулиан Зелизер (Julian Zelizer) из Принстонского университета. — Все кандидаты что-то делают, чтобы их сторонники пришли голосовать. Но такого, чтобы вся риторика и вся политика был направлена только на явку сторонников в день выборов, и только на это, пока еще не было — во всяком случае, в наше время».
Теперь мы посмотрим, на что делает ставку игрок, идущий на второй президентский срок. Трамп уже разрушил принципы американской политики, превратил Республиканскую партию в свою группу поддержки, «фан-зону», и взял в заложники национальные СМИ. Сможет ли он переизбраться на второй срок, следуя тем же принципам, которыми он руководствуется во время первого срока, то есть, подыгрывая своим избирателям?
Нигде эта машина не приспособлена к требованиям президента так, как в Овальном кабинете. Во время 57-минутного интервью журналу «Тайм» доводы в пользу переизбрания Трампа приводятся с помощью заранее подготовленного обращения к своим помощникам с разными просьбами. На вопрос об обязательстве отказаться от участия США в зарубежных войнах у него уже готов ответ. «Мы победили ИГИЛ* (террористическую организацию, запрещенную в РФ — прим. ред.)», — говорит он. «Может быть, ты попросишь кого-нибудь принести мне эти карты», — продолжает он, обращаясь к одному из своих подчиненных. Довольно скоро помощник приносит три листа, на которых напечатана удерживаемая ИГИЛ* (и сокращающаяся до «нуля») территория в Сирии.
На вопрос о том, чреваты ли недавние нападения на нефтяные танкеры в районе Ормузского пролива (в которых американские власти обвиняют Иран) тем, что Америке придется начать новую, опасную интервенцию на Ближнем Востоке, он опять просит принести ему «хорошие» сведения. «Сделай одолжение, принеси мне информацию, которую я получил вчера», — говорит он помощнику, сидящему в соседней комнате. «Компании, страны, которые пользуются проливом ради выгоды? Хочу вам кое-что показать. Китай получает там 60% своей нефти. Япония получает 25% своей нефти. А мы получаем очень мало».
Конечно, ИГИЛ* продолжает наносить удары. «Мы вернули халифат, — говорит Трамп. — Это не значит, что кто-нибудь из психов-фанатиков не забредет на склад, забитый взрывчаткой». И не исключено, что мировая экономика или Ближний Восток погрузятся в хаос, если Трамп осуществит свое желание «уйти» из региона. Хотя он и преуменьшает предполагаемое нападение Ирана, называя его «весьма незначительным», исполняющий обязанности министра обороны, который покидает свой пост, объявил о переброске на Ближний Восток дополнительного контингента численностью в одну тысячу американских военнослужащих. Целью этого, по его словам, является защита американских объектов в создавшейся обстановке, которую Пентагон называет эскалацией угроз со стороны Ирана.
Суть хвастливых заявлений Трампа (перед избирателями, а также перед приглашенными журналистами) заключается в том, что за то время, пока он занимает президентский пост, во всем мире был достигнут большой прогресс. Провал китайских торговых переговоров и усиливающаяся торговая война, которая, по мнению специалистов исследовательской фирмы «Оксфорд Экономикс» (Oxford Economics), в 2020 году приведет к сокращению ВВП на 0,3% и потенциально обойдется экономике в 62 миллиарда долларов из-за снижения объемов производства в течение следующего года — это не провал, а успех, утверждает он. «Я отдаю им должное, но мы помогли создать Китай. Посмотрите на то, что произошло за последнее время, и Китай хочет заключить сделку, — говорит он. — Я очень доволен сейчас, когда мы будем брать пошлину 25% с товаров на сумму 250 миллиардов долларов, что мы и делаем». Мало кто из экспертов по торговле считает, что Трамп побеждает в своей тарифной войне, но, по его словам, благодаря его нетрадиционному подходу несколько стран хотят заключить сделки с США. Он перечисляет некоторые из них (правда, не под запись), опять попросив принести документ, который не стал особо убедительным доказательством.
Наконец, Трамп перестает ходить вокруг да около и переходит к сути дела. «Послушайте, я считаю, что сделал очень много. Не могли бы вы принести мне список, пожалуйста, дайте мне четыре из них», — кричит он через дверь. «За два с половиной года я сделал больше, чем любой президент за всю историю этой страны». Приносят три печатные страницы с 72 пунктами. Экономический рост увеличился, а безработица на протяжении 15 месяцев остается на уровне или ниже 4%. Он подписал закон о сокращении налогов, открыл Национальный заповедник дикой природы Аляски для бурения нефтяных скважин, признал Иерусалим столицей Израиля, отменил план «Чистая энергия», вышел из сделки с Ираном и Парижского соглашения. Он издал указ о создании военно-космических сил, которые станут шестым видом вооруженных сил США. Ему неприятно осознавать, что его не ценят за то, что он сделал.
Овальный кабинет не самое подходящее место для политики Трампа. По-настоящему как дома он чувствует себя во время агитационных мероприятий. Поэтому Трамп феноменальным образом объединил и то, и другое — он подал документы на переизбрание в первый день своего президентства, назвал председателя предвыборного штаба на выборах 2020 года всего через год после начала своего первого президентского срока и на данный момент положил в банк на проведение кампании, по меньшей мере, 100 миллионов долларов. В июне независимое правительственное агентство обнаружило, что старший советник Белого дома Келлиэнн Конуэй (Kellyanne Conway) нарушила закон, запрещающий федеральным служащим проводить однопартийную политику, неоднократно подвергая критике противников Трампа в интервью средствам массовой информации и в «Твиттере». («Дайте мне знать, когда начнется тюремный срок», — с насмешкой отреагировала Конуэй в мае). Даже когда Трамп давал интервью журналу «Тайм», его администрация выступала с провокационными заявлениями перед избирателями, угрожая выдворить из страны «миллионы незаконных мигрантов».
Мозговой центр кампании по переизбранию — это не Башня Трампа, куда приходит почта, адресованная предвыборному штабу, и в которой у Эрика и Лары Трамп есть студии для записи телевизионных хитов, и даже не Башня в Арлингтоне, где находятся офисы штаба. Ближайший к «мозгу» Трампа центр — это узкая комната с одним окном почти по соседству с Овальным кабинетом. Это кабинет Джареда Кушнера. Зять президента, бывший владелец девелоперской компании и бывший умеренный демократ, начал заниматься политическими исследованиями в области торговли и налогов еще в 2015 году, а затем, в ноябре того же года, взял на себя роль закулисного лидера, увидев, как Трамп заводил толпу в Спрингфилде, штат Иллинойс. К концу президентской кампании он стал своего рода теневым председателем штаба, направляя и сопровождая Трампа, где только можно, и успокаивая обеспокоенных республиканцев на всех фронтах. И на этот раз он играет аналогичную роль, являясь идейным вдохновителем кампании и человеком, решающим все проблемы. Почти ежедневно он беседует с Эриком Трампом, председателем Национального комитета Республиканской партии Ронной Макдэниел (Ronna McDaniel) и председателем штаба Парскейлом.
Одним из главных проектов Кушнера было пополнение рядов руководства Республиканской партии верными сторонниками Трампа. В феврале 2018 года они с Эриком Трампом назначили председателем штаба по переизбранию Трампа Брэда Парскейла. 43-летний Парскейл, бывший баскетболист университетской команды (его рост составляет около двух метров), специалист по цифровым медиатехнологиям из Сан-Антонио, в 2016 году организовал блиц-кампанию в поддержку Трампа при помощи интернета и социальных сетей. Парскейл нанял около 60 сотрудников и совместно с Национальным комитетом Республиканской партии создал онлайн-платформу для сбора средств, известную под названием WinRed, которая должна была конкурировать с мощной некоммерческой IT-организацией ActBlue, созданной в поддержку демократов. На основе своего технологического стартапа Парскейл также разрабатывает приложение для смартфонов, в котором пытается «геймифицировать» участие сторонников Трампа в кампании, предлагая призы. В обмен на приглашение друзей, которые будут делиться своими контактами, проведение у себя дома мероприятий в поддержку Трампа или распространение агитационных материалов по домам, избиратели получают бонусы — такие как лучшие места на митингах, возможность сфотографироваться с президентом, бейсболки с его автографом и другие поощрения.
Парскейл видит свою роль в качестве координатора-посредника Трампа. «Он настоящий руководитель избирательной кампании, финансовый директор, настоящий директор всего, — говорит Парскейл. — Моя задача — создать команду, которая будет готова справиться с любыми проблемами».
Чаще всего президент будет выходить за рамки сценария, и один из членов предвыборного штаба сравнивает умение Трампа заводить толпу избирателей со старым трюком во время ночной рыбалки, когда мощными фонариками светят в воду, чтобы выманить рыбу на поверхность. «Соединенные Штаты — это пруд. А президент — как бы свет, — говорит чиновник, согласившийся на откровенную беседу на условиях анонимности. — Если его нет, нет и света, рыба плавает на глубине, и понадобится очень хорошая приманка, а это дорого». Но, продолжает советник, когда Трамп освещает такие вопросы, как иммиграция или торговля, тогда привлечь потенциальных избирателей уже легко.
Примером тому служит митинг в Гранд-Рапидс, штат Мичиган, проходивший в конце марта. Трамп спонтанно пригрозил «закрыть эту чертову границу», если Мексика не остановит две большие колонны мигрантов, направляющихся к юго-западной границе. Толпа разразилась аплодисментами. Воодушевленный такой реакцией Трамп сказал помощникам, что он хочет пойти дальше, предложив план закрытия пунктов пропуска через границу. Были придуманы три твита, которые Трамп должен был опубликовать на следующее утро в своем микроблоге в «Твиттере», объявив, что на следующей неделе будут закрыты большие участки границы.
По мере того как увеличивалось количество новостей и поисковых запросов, штаб покупал рекламное пространство для размещения материалов об иммиграции. Хотя позже президент стал меньше говорить об этой угрозе, его штаб продолжил эту работу, потратив на размещение материалов в «Фейсбуке» и на оплату кликов в поисковике «Гугл» в следующие два с небольшим месяца 250 тысяч долларов. «Контент, который мы создаем, политическая реклама, которую мы размещаем — в политике ничего подобного никогда не было, — говорит Парскейл. — У нас есть своя собственная телепередача».
Используя такие методы, Парскейл составил список, в котором собрал 35 миллионов контактов с избирателями. Информационно-пропагандистская работа продолжается уже более года. Когда перед промежуточными выборами Трамп выступал в районах с высоким уровнем поддержки республиканцев, чиновники попросили людей приходивших на митинги, писать сообщения на стене для перепоста или Трампу по номерам телефонов, указанным на баннерах и плакатах внутри сцены. Эти номера мобильных телефонов и другие данные, собранные с помощью рассылки приглашений с запросом ответа, помогают штабу составить карту с указанием числа активных сторонников и потенциальных добровольцев в данной местности — группу сторонников, которую они называют «армией Трампа».
Чтобы завести толпу и вызвать мощную волну «племенных» чувств — гремучей смести негодования и ярости, Трамп с 2015 года использует митинги. Они будоражат президента так же, как и всех остальных: беседуя с журналистами «Тайм» в Овальном кабинете, он с гордостью сказал о том, что за билетами на митинг в честь официального начала его избирательной кампании, состоявшейся 18 июня на арене в Орландо, обратилось 120 тысяч человек. «Она размером с Мэдисон-Сквер-Гарден. Я думаю, что она немного больше, — говорит он. — Там играет команда „Орландо Мэджик". Арена полностью заполнена. На наш митинг пришли тысячи и тысячи людей».
Привычный лозунг был обновлен — вместо «Сделаем Америку снова великой!» теперь он звучит как «Сохраним величие Америки!» (Keep America Great), но тон шоу не изменился. На митинге в Орландо Трамп пообещал построить стену, чтобы не пустить в страну опасных «чужаков», и назвал иммиграционную политику демократов «величайшим предательством американского среднего класса и, откровенно говоря, американского образа жизни». По словам президента, вашингтонское болото нужно осушать дальше, хотя теперь это — его болото. Когда он говорил о своих достижениях, энтузиазм толпы угас, но когда он упомянул имя Хиллари Клинтон, толпа разразилась громкими возгласами с призывом «упрятать» ее за решетку. «Нашими основными противниками-демократами движет ненависть, предрассудки и злоба», — заявил он в Орландо, указав на попытки членов Палаты представителей расследовать связи его штаба 2016 года с Россией и возможного препятствования правосудию со стороны президента. «Они хотят уничтожить вас и нашу страну, какой мы ее знаем».
Джим Мессина (Jim Messina), который руководил кампанией по переизбранию президента Обамы в 2012 году, говорит, что этот подход помогает Трампу доминировать в национальном диалоге по таким вопросам, как иммиграция, которые подстегивают и вдохновляют его электорат. Стратеги-демократы опасаются, что за несколько месяцев штаб Трампа может потратить десятки миллионов долларов на организацию кампании на местах и выявление своих противников, пока демократы погрязли в затяжной и ожесточенной схватке в ходе праймериз.
Многих удивляет то, что Трамп, всю жизнь бывший продавцом, так и не удосужился «продать» себя широкой общественности. «На мой взгляд, очень странно, что они не занимаются агитационной и пропагандистской работой, которую проводят во время выборов в целом», — говорит Мессина. — К этому моменту [на выборах 2012 года] мы были на Среднем Западе, пытаясь изложить концепцию оздоровления экономики, что они вроде бы должны делать как раз сейчас. Вместо этого они занимаются только той работой, которая ориентирована на сторонников. Проблемой здесь, добавляет он, является то, что страна, включая колеблющиеся штаты, которые будут определять исход выборов, с каждым годом становится все более разнородной, из-за чего Трампу придется расширять свою коалицию. «Если проводить стратегию, ориентированную только на сторонников, то расширить коалицию до каких-либо штатов невозможно, — говорит Мессина. — И я считаю, что с этими выборами именно так и произойдет».
Разумеется, есть значительная часть страны, правительство и его центры власти, которых не привлекает политика Трампа. И, наверное, из-за этого президент приходит в бешенство. В середине интервью речь зашла о специальном прокуроре Роберте Мюллере, который почти два года подвергался нападкам со стороны Трампа и его союзников, готовя свой изобличительный 448-страничный доклад, в котором перечисляются действия России с целью помочь Трампу победить на выборах в 2016 году.
Некоторые люди из ближайшего окружения Трампа дали дискредитирующие показания. Бывший председатель его предвыборного штаба, советник Белого дома, заместитель председателя предвыборного штаба, заместитель советника по национальной безопасности, глава администрации, директор по коммуникациям и другие, рискуя тюремным заключением, давали под присягой показания о действиях Трампа, целью которых, по словам Мюллера, было оказание «влияния» на ход расследования и осуществление «контроля» над ним. Несмотря на то, что Мюллер не стал говорить, являлись ли эти действия препятствованием правосудию, демократы и, по крайней мере, один республиканец утверждают, что являлись. Настойчивые вопросы журналистов «Тайм» о показаниях его помощников вызывают у Трампа негодование. «Уму непостижимо, — возмущается он. Несмотря на все то, что я сделал, на все мои огромные успехи, этот журнал „Тайм" пишет обо мне то же, что и они. Позор, разве нет?».
В этот момент становится понятно, почему кампания по переизбранию Трампа строится на постоянном возмущении. Люди из ближайшего окружения Трампа знают, что в рамках обычной кампания невозможно держать «в рамках» человека, который не признает политические и этические нормы, и невозможно не обращать внимания на то, что негативно сказывается на его авторитете. Его возмущение (по поводу СМИ, доклада Мюллера, свои противников) неподдельно, и этот гнев, независимо от его главного источника, обладает политической силой. «Ни к кому не относятся так несправедливо, как к Дональду Трампу», — заявляет президент.
А это, в свою очередь, означает, что у команды Трампа, наверное, может нет особого выбора выбора в том, какую кампанию ей проводить. «Уникальной проблемой для штаба Трампа всегда будет то, что Трампа штаб никак не ограничивает, — говорит Робби Мук (Robby Mook), который возглавлял штаб Хиллари Клинтон во время президентской кампании 2016 года. — Он будет выходить за рамки и делать то, что он делает каждый день. Поэтому его штабу придется решать, стратегически и тактически, как с этим справиться». Система, созданная Кушнером и Парскейлом, предназначена для того, чтобы использовать силу риторики Трампа, которая основана на обиде и недовольстве и которая находит отклик в сердцах десятков миллионов избирателей. «Он не изменится, — сказал Кушнер в интервью журналу „Тайм". — Президент такой, какой он есть, и не притворяется, изображая из себя кого-то другого».
Но они признают и то, что им надо расширить свою деятельность. Члены предвыборного штаба ведут работу в афроамериканских анклавах во Флориде и Северной Каролине и обсуждают с избирателями важный закон о реформе пенитенциарной системы, подписанный Трампом в декабре 2018 года. Он также пытаются выяснить, что думают избиратели-латиноамериканцы в Нью-Мексико и Неваде о введенных Трампом пошлинах на китайские товары. «Главное, что вызывает у избирателей-латиноамериканцев симпатии к Трампу и за что они его поддерживают, это его борьба с Китаем», — говорит высокопоставленный представитель штаба, добавив, что штаб пытается выяснить, почему этот вопрос вызывает у них такой интерес и активную реакцию».
Но если играть на чувстве возмущения слишком долго, слух избирателей может притупиться, и они не будут воспринимать что-то более важное. В частном порядке некоторые советники Трампа говорят, что им нужно активнее распространять информацию о деловом опыте президента, особенно в области экономики. Но сможет ли эта информация дойти до них, преодолев то огорчение, которое вызвали у многих избирателей веденные Трампом пошлины? А пока большая часть бюджета кампании по-прежнему тратится на обсуждение острых вопросов, таких как иммиграция. «Они пытаются сказать, что проводят нормальную кампанию и ведут работу с населением, — говорит Мессина, который теперь работает в консалтинговой компании, занимаясь отслеживанием покупок рекламного пространства для размещения агитационных материалов. — Но все это — показуха».
На данный момент опросы показывают, что в некоторых ключевых штатах Трамп отстает от главных кандидатов от Демократической партии. По словам бывшего советника, который общается с Трампом, Трампу сообщают данные опросов не реже двух раз в месяц, а в последние несколько недель он просит предоставлять более подробные данные с разбивкой по кандидатам. «Он понимает, что в данный момент в индивидуальной гонке в масштабах страны он не опережает ни одного из основных кандидатов», — говорит советник. После того, как в прессу просочились данные закрытых опросов, согласно которым его опережает Бадйен, он уволил некоторых из своих социологов, проводивших опросы.
Похоже, что сам Трамп не знает, действительно ли он сможет добиться успеха, несмотря ни на что. Все еще испытывая раздражение по поводу расследования Мюллера, Трамп по-прежнему возвращаться к этой теме и делает противоречивые заявления о его последствиях. «Если говорить об экономике, я должен быть на 15 или 20 пунктов выше, — говорит он. — Но при том, чего я добился с тех пор, как занял пост, и чего никто никогда не добивался, я стал объектом притянутой за уши охоты на ведьм». Через несколько минут, он утверждает обратное. Расследование Мюллера «оказалось полезным», говорит он, потому что «оно очень активизировало наших сторонников, чего я никогда раньше не наблюдал».
Вне всяких сомнений, у Трампа есть значительные преимущества, поскольку он думает о переизбрании, и для этого у него больше времени и денег, и у него самая большая в мире общественная трибуна. В его положении большинство действующих президентов еще четыре года обращались бы к народу, обещая объединить страну. А Трамп отказался от такого подхода, что делает его «исторически необычным» действующим президентом, говорит бывший директор Президентской библиотеки и Музея Ричарда Никсона Тимоти Нафтали (Timothy Naftali). — Он в принципе хочет снова одержать верх над Палатой представителей в политическом плане». Независимо от того, выиграет ли Трамп в этой игре или нет, его кампания станет проверкой и позволит определить, насколько действенна сила возмущения.
Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
209
Похожие новости
17 июля 2019, 14:45
15 июля 2019, 19:30
17 июля 2019, 17:30
16 июля 2019, 11:45
17 июля 2019, 14:45
15 июля 2019, 22:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
10 июля 2019, 17:45
11 июля 2019, 18:15
16 июля 2019, 17:15
12 июля 2019, 23:45
14 июля 2019, 10:45
14 июля 2019, 16:30
10 июля 2019, 18:00