Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Тимо Сойни: Русские хотят уважения

«Франкфуртер альгемайне»: Г-н министр, Финляндию с Россией связывает не только долгая, богатая конфликтами история, но и общая граница длиной 1300 км. Как с этим живется в сегодняшние времена?
Тимо Сойни: Конечно, у нас есть некоторый опыт. Мы очень хорошо знаем русских. Будь то царская Россия, коммунистическая или теперь эра Путина. Мы проводим политику в отношении соседа с учетом практических вопросов, например, движение транспорта на границе. Но то, что происходит в мире и на Украине, произвело эффект в балтийском пространстве, а также отразилось и на отношениях между Россией и Финляндией.
— Какие уроки Вы извлекли из Вашего опыта общения с Москвой?
— Говоришь правду, придерживаешься ее, не меняешь постоянно своего мнения. Это Россия уважает. Они уважают историю Финляндии. Они знают, что мы будем защищаться. Но они также знают, что мы придерживаемся того, что мы обещаем. Одновременно для них важно, чтобы над ними не посмеивались. Они хотят уважения. Такой подход довольно хорошо работает между Финляндией и Россией. Так мы можем четко говорить на сложные темы. Когда мы не согласны друг с другом, мы об этом так и говорим. Когда мы едины во мнении, мы можем достигать результатов.
— Как это выглядит на практике?
— Например, по вопросу Украины мы всегда говорим, что пока не будут выполнены Минские соглашения, мы не сможем отменить санкции. Не проходит ни одной встречи, на которой бы я это не сказал. Москва это уважает. Но мы также вкладываем много времени и усилий в то, чтобы понять, что происходит в России, каковы настроения.
— А что Вы скажете России после того, как международная следственная группа доказала, что пассажирский самолет MH17 в небе над восточной Украиной был сбит российской ракетой?
— Следственные мероприятия по уголовному делу еще не завершены. Это серьезный вопрос, погибло почти 300 человек. Финляндия поддерживает основательное расследование этой проблемы, но расследовать причастность — задача юстиции.
— Самое позднее, с момента аннексии Крыма многие страны региона стали беспокоиться из-за России. Как Вы оцениваете ситуацию с безопасностью для Финляндии?
— К сожалению, незаконная аннексия Крыма, которая стала нарушением норм международного права, и близкая к войне ситуация на востоке Украины оказали негативное влияние на балтийский регион. Напряженность усилилась. Были также и инциденты в воздухе, проводятся военные учения России. Но наша армия тоже проводит учения, как и НАТО. Однако очень важно проявлять сдержанность и вести диалог. Ситуацию нельзя назвать плохой. Но она хуже, чем была когда-то.
— Швеция — важный партнер в вашей внешней политике. Королевство возобновило призыв на военную службу, повысило оборонный бюджет и как раз переиздает информационную брошюру для всех граждан о необходимых действиях в случае катастрофы или войны. Что делает Финляндия, чтобы подготовиться к подобным случаям?
— Когда Советский Союз распался, многие страны сократили свои оборонные усилия. Это была ошибка. Мы этой ошибки не совершили. То есть, мы в очень хорошем положении. У нас хорошо оснащенные вооруженные силы. Отсутствует давление для увеличения наших оборонных затрат. Уже сейчас мы тратим на оборону 1,7% нашего бюджета. Когда мы в следующем десятилетии модернизируем наши военно-воздушные силы, расходы составят более 2%. Никто не хочет войны, никто не хочет напряжения. Но если ты умен, ты заботишься о своей обороне. Точно так же, как и о своей безопасности питания. Нельзя отказываться от собственного базового обеспечения, даже если это, возможно, обойдется несколько дороже.
— Министр иностранных дел Германии Маас, который встретился с Вами в пятницу в Хельсинки, высказался за последовательность в обращении с Москвой, отметив, что Россия действует все более враждебно. Это соотносится с внешнеполитической концепцией, которой придерживается Финляндия?
— У нас с этим нет проблем. В двустороннем плане ситуация с Россией хорошая. Но когда мы садимся за стол переговоров в ЕС, конечно, есть страны, у которых намного больше проблем, а по двусторонним каналам практически нет контактов с Россией. Наша концепция иная — мы поддерживаем общие европейские решения. Но мы всегда говорили, что диалог необходим.
— Маас также говорил о российских кибератаках. Финляндия чувствует угрозу в свой адрес в связи с ними?
— Да, это большая тема. Мы знаем о российском участии в кибератаках. Мы знаем, что все державы вкладывают большие средства в эту область. Россия — здесь не исключение. Они очень активны.
— В Финляндии снова и снова обсуждается вопрос о членстве в НАТО, оно наступит?
— Когда мы шли в правительство, наша концепция заключалась в том, что мы не будем добиваться членства. Мы держим эту опцию открытой для нас. Но в Финляндии сейчас нет большинства в пользу членства, и нет такой необходимости. Мы и так тесно сотрудничаем с НАТО. Это важно.
— Несмотря на предупреждения со стороны Украины и напряженные отношения с Россией, Финляндия также дала разрешение на строительство «Северного потока — 2». Почему?
— Мы знаем, что проект «Северный поток — 2» имеет политическую плоскость, что речь здесь идет не только о трубопроводе — принимая во внимание и Украину. Мы знаем об опасениях. Но для Финляндии это вопрос экономический. Мы должны действовать в наших правовых рамках и в соответствии с нашими законами. Мы были готовы выслушать мнение ЕС по этому вопросу. Но он ничего не сказал.
— Америка также предостерегает от строительства «Северного потока — 2», кроме того есть торговый спор, выход из сделки по Ирану и президент Дональд Трамп в целом. Как изменился финский взгляд на Вашингтон с его приходом к власти?
— Я очень внимательно следил за восхождением Трампа. Он изменил игру, он не играет по правилам истеблишмента. Это интересно. Он находится в постоянной предвыборной борьбе, об этом говорит каждый его твит, каждое высказывание. Во внешней политике он, определенно, преследует другой курс. Но всем должно быть ясно, что трансатлантическое сотрудничество необходимо и неизбежно.
— Маас недавно ездил в Вашингтон для обсуждения конфликтов, но достиг он не особо многого. Не грозит ли нам трансатлантическое отчуждение?
— Если бы это было так, меня бы это обеспокоило. Но я оптимист. Мы должны всеми силами работать над тем, чтобы укрепить наши трансатлантические связи. Все другое было бы плохо для Европы, плохо для Америки. Мы должны следить за тем, чтобы по недосмотру не причинить ущерб. Или из-за того, что недостаточно хорошо об этом подумали.
— Но не может ли дискуссия о соглашении по Ирану причинить такой ущерб?
— Да, такое может произойти. Мы не знаем, является ли это только грубой тактикой Америки, чтобы заключить новое соглашение. Но соглашение одобрил ряд стран в мире, не только Америка и Иран. Переговоры продолжались почти десять лет. И какой сигнал тем самым посылается Ким Чен Ыну…
— …с которым Трамп сейчас, по всей видимости, не хочет встречаться..
— .. когда сначала едины во мнении, а потом снова нет.
— Вы сами стали в свое время известным и успешным, будучи лидером «Истинных финнов» и активным евроскептиком. Вы критиковали политику спасения евро, Вы выступали за выход Греции из еврозоны. Вы обеспокоены новым правительством в Италии?
— Да, если оно не будет проводить ответственную политику. Конечно, итальянцы выбирают так, как они выбирают, и это нельзя критиковать. Но тогда нужно и жить с последствиями результатов выборов. Важно, чтобы страны, которые понимают, что деньги не растут на деревьях, следовали общему курсу.
— Я предполагаю, что Вы рассматриваете инициативу Франции по реформе ЕС скорее критично?
— Франция и Германия не могут диктовать правила игры в ЕС. Это неблагоразумно. Я бы советовал вести об этом разговор всем вместе. Если люди чувствуют, что мы не оказываем влияния на другие страны, реакция на европейских выборах будет соответствующей. Я считаю, мы увидим интересные результаты.
— Ваш взгляд на ЕС изменился, когда вы вступили в вашу должность?
— Если речь идет о безопасности и глобальном развитии, Европе нужно тесное сотрудничество. В этом смысле мое мышление изменилось. Но если, например, речь идет об обобществлении долгов, я и через миллион лет не буду за такой вид солидарности. Я не хочу платить на ошибки и долги других политиков в других европейских странах. Я плачу за наши собственные ошибки. В этом плане моя позиция не изменилась.
Тимо Сойни на протяжении многих лет входит в число известнейших политиков Финляндии. Его восхождение пришлось на членство в партии «Финны», ранее известной как «Истинные финны», как и сама партия достигла успехов с его приходом. Из небольшой партии он создал политический фактор власти в стране, она выступала с популистскими лозунгами, критикой миграции, Сойни получил известность как ярый критик политики спасения ЕС в ходе европейского долгового кризиса.

Поначалу он не хотел брать ответственность в правительстве, но его партия в 2015 году все же вошла в гражданско-консервативную коалицию, и Сойни занял пост министра иностранных дел. В прошлом году председателем партии был избран Юсси Халла-ахо, который ранее был осужден за разжигание межнациональной розни. Партия финнов получила тем самым крен в правую сторону. Премьер-министр был возмущен, коалиция была на грани распада, в результате Сойни вместе с несколькими другими депутатами вышел из партии и основал новую партию «Синее будущее».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

489
Похожие новости
14 августа 2018, 04:15
14 августа 2018, 12:30
13 августа 2018, 20:00
14 августа 2018, 07:00
14 августа 2018, 07:00
14 августа 2018, 12:30
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
08 августа 2018, 13:15
10 августа 2018, 12:00
10 августа 2018, 01:00
09 августа 2018, 21:45
12 августа 2018, 02:30
07 августа 2018, 15:15
10 августа 2018, 14:15