Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

TNI: могут ли Турция и Украина дать отпор России в Черном море?

Во время недавнего эпизода с наращиванием российских сил на территории оккупированного Крыма и у восточной границы Украины Москва объявила о том, что она перекрывает некоторые участки Черного моря и Керченского пролива для военных кораблей и других судов с 24 апреля по 31 октября. Москва пошла на этот шаг в момент чрезвычайно сильной политической и военной напряженности, которой не было со времен аннексии Крыма в 2014 году и которая представляет собой очередную ничем не спровоцированную эскалацию в продолжающейся кампании Москвы по ослаблению и дестабилизации соседней Украины.
Керченский пролив имеет очень большое значение для Украины, потому что он соединяет Азовское и Черное моря, то есть обеспечивает свободный выход украинских кораблей из украинских портов, таких как Мариуполь, во внешний мир. Россия хорошо понимает значение Черного моря.
За последние два десятилетия Россия консолидировала свое присутствие в Черном море, аннексировав грузинскую Абхазию в 2008 году и украинский Крым в 2014 году. Черноморский флот отвечает за доставку снабжения российским силам в Сирии, которые в основном находятся в порту Тартус и на авиабазе Хмеймим, а также за патрулирование восточной части Средиземного моря. Военно-морская доктрина Кремля, принятая в 2015 году, четко характеризует Черное море как основу для проецирования силы.
В прошлом Черное море было практически поровну поделено между прибрежными государствами, но аннексия Крыма сместила баланс военных сил в этом море в пользу России. Москва не только вышла из существующих соглашений с Украиной, которые ограничивали присутствие ее Черноморского флота Севастополем, но и разместила там новые военные корабли и субмарины, а также развернула по всему полуострову плотную сеть таких передовых систем вооружения, как С-400, С-300, «Панцирь-С1» и береговые ракетные комплексы «Бастион-П». Она также существенно расширила свою эксклюзивную экономическую зону и черноморскую береговую линию.
Украина наблюдала за этим наращиванием военных сил с тревогой. Не меньшую тревогу испытывала и Турция — страна, входящая в состав НАТО и расположенная всего в 600 километрах к югу.
Турция все сильнее ощущает, что она стоит на пути у России с ее региональными амбициями. Турция и Россия не являются союзниками, их скорее можно назвать «заклятыми друзьями». Они поддерживают противоборствующие стороны в Боснии, в Ливии и в Сирии. Несмотря на крепкие коммерческие, энергетические, дипломатические и военные связи, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предупредил еще в 2016 году, что Черное море постепенно превращается в «российское озеро», и призвал к усилению присутствия НАТО в регионе.
Исторически в 18-20 веках Османская империя сражалась с царской Россией 12 раз, и она проиграла практически во всех тех войнах. В период холодной войны Турция прикрывала южный фланг НАТО, граничила с Советским Союзом на Южном Кавказе, и, по мнению экспертов того времени, на долю Турции должно было прийтись значительное число советских ядерных ударов в случае начала войны.
В своих попытках посеять разногласия между двумя крупнейшими регулярными армиями в альянсе НАТО Москва вбила клин еще глубже после того, как Анкара рассердилась в связи с решением Вашингтона предоставить оружие ее заклятому врагу, курдским Отрядам народной самообороны в Сирии, тесно связанным с террористической организацией «Рабочая партия Курдистана». Затем, поскольку Соединенные Штаты медлили с продажей Турции столь необходимых ей ракетных комплексов «Патриот», Москва вмешалась и предложила Анкаре не свои менее передовые комплексы С-400, в которых Турция отчаянно нуждалась, чтобы защитить свою юго-восточную границу.
Хотя Турция и Россия способны сотрудничать, любви между ними нет. Доверие между Москвой и Анкарой настолько хрупкое, что, когда президент Эрдоган мягко поддержал Украину на фоне наращивания российских сил вдоль украинских границ, Россия немедленно приняла решение о приостановке воздушных перелетов в Турцию до 1 июня, сославшись на быстрый рост заболеваемости covid-19 в Турции. Однако все три стороны поняли этот сигнал. В знак благодарности Анкаре президент Украины Владимир Зеленский призвал своих сограждан провести летний отпуск в Турции, чтобы компенсировать нехватку туристов из России.
Согласно расхожему мнению, Украине и Турции необходимо укреплять сотрудничество, чтобы сдерживать амбиции России в Черном море. В геополитическом смысле Россия и Турция сблизились после того, как в 2014 году Россия незаконным образом аннексировала Крым. Турция осудила эту аннексию и публично выразила свою поддержку территориальной целостности Украины, однако она не стала вводить санкции против России. Анкара видит в Украине крайне важный буфер, отделяющий ее от России, и она активно выступала за то, чтобы принять Украину в НАТО. Видя раскол в рядах Евросоюза в вопросе будущего Украины и постоянные перемены в настроении Соединенных Штатов в период работы администрации Трампа, Турция усилила сотрудничество с Украиной, Грузией и Азербайджаном, полагая, что эти страны помогут ей сбалансировать военное присутствие России в регионе. Турции очень хотелось бы видеть рост военного присутствия НАТО в Черном море, однако подписанная в 1936 году Конвенция Монтрё о статусе проливов, обуславливающая свободный проход через Босфор, требует, чтобы Анкара ограничила объем, тоннаж и продолжительность пребывания всех судов, принадлежащих странам, не входящим в список прибрежных черноморских государств. Для Турции такое положение вещей очень неудобно, поскольку по закону она обязана ограничивать доступ кораблей НАТО к Черному морю. Между тем эта конвенция играет на руку Москве, что объясняет, почему президент России Владимир Путин настаивает на ее сохранении, несмотря на желание Турции выйти из нее.
Кроме того, столкнувшись с ростом враждебности со стороны западных столиц, Анкара рассматривает Украину как партнера в области развития военных технологий. Турция работает с украинскими компаниями, чтобы создать дизельные двигатели для своих истребителей пятого поколения и основных боевых танков Altay. Украина также производит двигатели для турецких дронов Bayraktar — тех самых дронов, которые помогли склонить чашу весов в пользу Турции в Сирии, Ливии и Нагорном Карабахе. В 2019 году Украина купила у Турции 12 военных дронов Bayraktar TB2, и уже известно о ее планах приобрести еще пять таких беспилотников. В 2020 году Турция и украинская государственная конструкторская компания «Ивченко-Прогресс» подписали контракт на поставку турбореактивных двигателей АИ-35, которые, как ожидается, будут установлены на новые турецкие крылатые ракеты Gezgin. Недавно Украина согласилась купить четыре турецких корвета типа «Ада» проекта MILGEM, известных своей маневренностью. Такое сотрудничество — в рамках которого Турция использует надежные украинские двигатели, а Украина — передовые турецкие технологии, — позволяет Анкаре экспортировать свою собственную военную технику, не волнуясь о получении экспортных лицензий, которые она больше не может получить от Соединенных Штатов и Европы. Что касается Киева, то теперь, когда он отрезан от российского рынка, Турция обеспечивает ему доступ к передовым технологическим ноу-хау и является новым партнером для сотрудничества.
Крымские татары — это еще один фактор, который связывает Украину и Турцию. Крымское ханство существовало в качестве автономного образования в составе Османской империи в течение шести столетий до того, как в 1783 году Россия оккупировала полуостров. В начале 20 века миллионы крымских татар были попросту истреблены — их либо убили, либо депортировали в Среднюю Азию. Многие из крымских татар тогда бежали в Турцию. Сегодня в Турции есть многочисленное, активное и влиятельное меньшинство крымских татар, которые настойчиво выступают за большую вовлеченность Турции в дела Крыма. Татары до сих пор занимают важное место во внешнеполитической повестке Турции, и их часто используют в качестве доказательства того, что Анкара заботится о своих «тюркских собратьях». С другой стороны, Украина — хотя ее власти дискриминировали и притесняли татарское население до аннексии Крыма Россией, — теперь использует татар в качестве аргумента для дальнейшего сближения, пытаясь вызвать в турках стремление помочь их мусульманским братьям.
В укреплении коммерческого и военного сотрудничества с Россией нельзя обвинить одну лишь Турцию. В конце концов, Германия, которая является членом НАТО, решительно настроена завершить строительство газопровода «Северный поток-2» (по которому газ будет доставляться прямиком из России в Германию), несмотря на возражения Вашингтона. Кроме того, Германия до сих пор остается ведущим торговым партнером России. В отличие от Турции, которая решительно поддерживает идею принятия Украины в НАТО, Германия открыто выступает против членства Киева в этом альянсе, опасаясь, что это может разозлить Москву. Между тем президент Франции Эммануэль Макрон призвал к диалогу с Россией и к отказу от введения новых санкций, несмотря на рост враждебной активности России в Европе.
Администрация Трампа действительно относилась к Украине как к помехе и политическому футбольному мячу. Такой подход, очевидно, придал смелости Владимиру Путину, который продолжает вести свою агрессивную внешнюю политику и не демонстрирует никакого желания отступать, как минимум в отношении Черного моря. Москва продолжает саботировать все поддерживаемые Западом возможности прийти к согласованному решению, делая ставку на то, что рано или поздно интерес международного сообщества к поискам способа мирного урегулирования этого конфликта иссякнет.
Но Москва не остановится на Украине. Она до сих пор не успокоилась по поводу Балкан и по поводу Кавказа. Именно поэтому возрождение военных связей с Украиной принесет пользу американским интересам, поскольку это позволит препятствовать территориальному экспансионизму России, расстроить ее планы в Черном море, защитить союзников НАТО на Балканах и укрепить проамериканскую систему сдерживания в регионе, который превратился в плацдарм для проецирования российской военной мощи на Ближнем Востоке.
Однако Украина вряд ли сумеет достичь этих целей без поддержки Турции. Как недавно сказал бывший посол США в Сирии Джеймс Джеффри (James Jeffrey), «мы действительно не сможем закрепить свои позиции на Ближнем Востоке, на Кавказе и в Черном море без Турции. Кроме того, Турция — это естественный оппонент России и Ирана».
Последнее время Турция и Соединенные Штаты занимали противоположные стороны по целому ряду региональных вопросов. Но, если президент США Джо Байден всерьез намерен сдержать Россию и Иран, ему потребуется, чтобы Турция и дальше расширяла свое геополитическое и военное влияние. Поэтому вместо того, чтобы постоянно занимать позицию карателя в отношении второго по значению члена альянса НАТО, президенту Байдену необходимо лучше разобраться во вполне обоснованных тревогах Анкары по поводу безопасности.
Потеря Ирана в 1979 году стоила Соединенным Штатам их стратегического присутствия на Ближнем Востоке — и от этой утраты они до сих так и не оправились. Потеря члена НАТО, который граничит с Черным морем, Эгейским морем, Средиземным морем, Балканами, Кавказом, Ираном, Ираком и Сирией, обернется тем, что Россия получит все эти стратегически важные регионы на серебряном блюде. Это такая роскошь, которую Вашингтон не может себе позволить.
Харун Карчик — журналист и политический аналитик, живущий в Сараево и освещающий тему иностранного влияния на Балканах.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

563
Похожие новости
19 сентября 2021, 11:15
18 сентября 2021, 05:00
19 сентября 2021, 05:45
19 сентября 2021, 01:45
18 сентября 2021, 01:15
19 сентября 2021, 19:00
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
18 сентября 2021, 14:30
15 сентября 2021, 20:00
14 сентября 2021, 17:15
18 сентября 2021, 01:15
13 сентября 2021, 20:30
17 сентября 2021, 11:45
16 сентября 2021, 01:45