Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Трамп моргает и отступает. Перемирие в «торговой войне» с Китаем может закончиться капитуляцией США

Замысел Трампа заключался в том, чтобы заманить Китай на переговоры до того, как в Штатах пройдут выборы. Си отказался быть втянутым в этот план и приезжать в Вашингтон. Но согласился встретиться на саммите G20 – в более нейтральной обстановке и после американских выборов.
Когда 2 декабря Трамп начал свою встречу с председателем КНР Си Цзиньпином, было известно, что с июля он уже успел ввести торговые тарифы на сумму 50 миллиардов долларов в отношении 25 процентов импортных товаров из Китая и затем добавил еще на 200 миллиардов. Тарифы на 200 миллиардов были установлены в отношении 10 процентов товаров, но на момент встречи в планах было с 1 января 2019 года распространить их на 25 процентов номенклатуры. Перед ноябрьскими выборами в США Трамп выступал с угрозами прибавить тарифов на дополнительные 267 миллиардов долларов, если китайцы будут по-прежнему отказываться встречаться с американцами. Но Пекин на эту наживку не клюнул.
Позицию президента США в вопросе более масштабных тарифов против Китая может ослабить расследование спецпрокурором Мюллером деловых отношений между Трампом и российскими олигархами
В преддверии встречи Трамп посылал китайцам противоречивые сигналы. С одной стороны, нахваливал Си лично, а с другой – объявлял о предстоящем в январе охвате тарифами 25 процентов товаров и о добавке 267 миллиардов, если Си с ним не встретится. Тем временем ответные меры Китая покрыли 25 процентов номенклатуры американского импорта и составили 50 миллиардов, затем дополнительные 10 процентов товаров дали еще 60 миллиардов долларов.
Однако сегодня американо-китайский торговый спор выглядит скорее как перепалка, а не как война. Первоначальные тарифы – 50 миллиардов, введенные и Соединенными Штатами, и Китаем минувшим июлем, были избирательными. В 2018 году большинство из этих мер еще не возымело сколь-нибудь ощутимых последствий на экономики обеих стран. Но в 2019-м 50 миллиардов начнут сказываться. Более того, дополнительные тарифы со стороны США на 200 миллиардов, вводимые в отношении всего 10 процентов товаров, были компенсированы эквивалентным падением стоимости юаня.
Но 200-миллиардная прибавка и расширение ассортимента с 10 до 25 процентов сыграют заметную роль в 2019 году. Наиболее вероятный ответ Китая – прибавка 60 миллиардов на 25 процентов товаров – может означать настоящую торговую войну. Он мог бы также возвести нетарифные барьеры, или замедлить темпы закупки облигаций казначейства США, или заблокировать утверждение слияния глобальных американских корпораций с их подразделениями в КНР, или поощрить проведение кампаний по бойкоту товаров из Соединенных Штатов, или позволить дальнейшую девальвацию юаня.

Экономика против Америки

Перед саммитом G20 США и Китай однозначно находились на грани настоящей торговой войны, но не проведя встречу на высшем уровне, они не решались на последний шаг. И непохоже, что теперь на это пойдут. Встреча Трамп – Си на саммите G20 представляет собой ту разновидность торгово-политического рубикона, который ни одна из сторон пока не перешла. Если сообщения, поступавшие с G20, верны, то и Трамп, и Си на данный момент решили не пересекать ту реку, за которую невозможно вернуться и за которой действительно война, а вовсе не торговля.
Вопрос в том, почему и зачем возникло очевидное «перемирие». Почему после месяцев угроз и предупреждений, адресованных Китаю, Трамп решил отступить? Ведь отступление – это именно то, что собой представляют соглашения с Китаем: Трамп ретируется, идет на уступки, в то время как китайцы лишь повторяют те предложения, которые они делали на протяжении последних шести месяцев.
Причина, по которой Трамп отступил, – те существенные изменения в состоянии экономики, которые произошли с весны. Когда Трамп развязал свою «торговую войну» в марте 2018 года, экономика США ускорялась благодаря налоговым сокращениям для инвесторов и корпораций на триллионы долларов. В то же время глобальная экономика все еще росла, прибыли в США увеличивались на 20–25 процентов, фондовый рынок был на подъеме. Федеральная резервная система проходила начальный этап запланированного повышения процентной ставки. Но ближе к концу 2018-го все изменилось.
Появились признаки того, что глобальная экономика замедляется. В Японии очередная рецессия. Экономики Германии и других европейских стран сокращаются и слабнут на фоне Брексита и банковских проблем в Италии. И фондовые рынки – американский и глобальные – в последние месяцы начали заметно сокращаться. Стали появляться признаки того, что в 2019 году в США начнется замедление экономики, особенно в строительной отрасли и автомобилестроении. В рецессию скатываются и развивающиеся рыночные экономики.
Перед лицом нарастающих экономических проблем, а также в результате мощного политического давления внутри страны Трамп страстно желал встречи с Си на саммите G20, несмотря на обостряющиеся противоречия между различными группировками внутри американской команды по торговым переговорам.
Эти группировки и противоречия между ними сосредоточены на трех проблемах. Во-первых, доступ на китайские рынки американских банкиров и транснациональных корпораций. Особенно речь идет о том, чтобы добиться от Пекина разрешения на обладание 51 процента и более в собственности китайских подразделений американских корпораций. Во-вторых, США требуют наращивания закупок американского экспорта, особенно продукции сельскохозяйственного и топливно-энергетического секторов. В-третьих, и это самое важное, Китай должен согласиться на замедление разработки технологий следующего поколения, таких как кибербезопасность, искусственный интеллект и беспроводная связь 5G. Все это в США преподносится под кодовым наименованием «Интеллектуальная собственность».
«Сторонники твердой линии» в отношении Китая – директор офиса по торговым переговорам (торговый представитель США) Роберт Лайтхайзер, специальный советник по вопросам торговли Питер Наварро, а также давний антикитайский «ястреб» и советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон тесно связаны с Пентагоном, военно-промышленными корпорациями и разведслужбами и предпочитают торговую войну с Китаем для достижения целей США в сфере технологий. Все они в апреле текущего года вступили в межфракционную борьбу с двумя другими группировками – банкирами и транснациональными корпорациями. Приоритетные цели двух последних – открытие рынков, обретение в Китае прав собственности большинства для американского бизнеса, особенно банков и экспортеров сельскохозяйственного и производственного секторов, которые представляют политическую базу Трампа. Они хотят вернуть и расширить закупки Китаем американской экспортной продукции.
Совершенно очевидно, что начиная с лета этого года группировка Лайтхайзер – Наварро – Болтон имеет беспрепятственный доступ к уху Трампа. Ей удалось добиться того, что проблема «передачи технологий» вышла на самую верхнюю позицию в списке приоритетов на переговорах. Однако при нынешнем ослаблении американских фондовых рынков появляются указания на то, что грядет экономический спад. Поэтому в силу все большей озабоченности предпринимательского сообщества по поводу разрастания в 2019 году настоящей торговой войны между США и Китаем Трамп смягчил позицию в торговых переговорах, очевидно, сдвигаясь ближе к позиции второй группировки. Это четко проявилось в ходе встречи Трампа и Си на саммите G20.
Иначе говоря, оказавшись перед лицом настоящей торговой войны в 2019 году и замедления американской и глобальной экономик, а также вероятной «крутой» коррекции на американских фондовых и финансовых рынках, Трамп встретился с Си на саммите G20 и, как говорится, моргнул.

Итоги Буэнос-Aйреса

Анализируя содержание заявления по итогам встречи с Си на саммите G20, невозможно отрицать, что Трамп отступил. Конечно, его отступление не то событие, которое будет «раскручено» в корпоративных СМИ США. Эти соглашения станут подаваться как своего рода взаимная «пауза» в том, что представляется как неизбежная торговая война, которая начнется в январе 2019 года.
Что же было согласовано на встрече:
  • Трамп согласился не одобрять запланированного на 1 января 2019 года увеличения американских тарифов на 200 миллиардов долларов китайских импортных товаров с расширением их номенклатуры с 10 до 25 процентов;
  • Трамп согласился не воплощать свою угрозу по введению дополнительных тарифов на сумму 267 миллиардов долларов.
Это представляет собой две явные уступки со стороны Трампа и отход от прежних позиций США.
Каков же был ответ со стороны Китая? В противоположность Трампу никаких явных отступлений от ранее заявленных позиций не было:
  • Китай согласился увеличить закупки американской сельскохозяйственной продукции (на самом деле восстанавливаются прежние уровни) «немедленно» с тем, чтобы сократить дефицит баланса США во взаимной торговле. Но несколькими месяцами ранее Пекин уже публично предлагал увеличить эти закупки на 100 миллиардов долларов. Совместное коммюнике, выпущенное по итогам встречи, лишь указывает на прирост закупок в США «в соответствии с потребностями внутреннего рынка». Таким образом, 100 миллиардов долларов – это скорее восстановление прежних уровней закупок продукции американского сельскохозяйственного и производственного секторов;
  • Китай согласился еще больше открыть свои рынки для американских банков и бизнесов. Но ранее он уже объявил о согласии разрешить иностранцам владеть 51 процентом и выразил предположение, что в будущем разрешит довести долю иностранной собственности до 100 процентов. Так что это было «предложением», которое Китай сделал Соединенным Штатам минувшим летом.
А как насчет проблемы передачи технологий – той, что расколола элиту США и американскую команду по торговым переговорам? Это главное требование «сторонников твердой линии», которое в предыдущие месяцы казалось первостепенным, положили в долгий ящик, оставив его для будущих дискуссий. И США, и Китай только согласились в течение следующих 90 дней организовать обсуждение «того, что касается принудительной и вынужденной передачи технологий», и смежных вопросов. Таким образом, никаких соглашений по технологиям. Просто взаимные жесты по сохранению лиц.
В то время как Трамп отходит от позиции распространения тарифных ставок с 10 до 25 процентов и соглашается отказаться от угроз на дополнительные 267 миллиардов долларов, Си просто повторяет прежние предложения относительно дальнейших закупок сельскохозяйственной продукции и расширения доступа на китайские рынки для американских банкиров.
Если в Буэнос-Айресе целью Китая было добиться, чтобы Трамп прекратил устанавливать более высокие тарифы на более широкую номенклатуру товаров, не поступаясь ничем, кроме обязательства в будущем провести дальнейшие переговоры по проблеме технологий, то она достигнута. Вне всякого сомнения, Трамп представит дополнительные закупки сельхозпродукции и больший доступ на китайские рынки как «уступки». Но они были сделаны до того, как стороны встретились в Буэнос-Айресе.
И наоборот, если главной целью Трампа, продвигаемой его группировкой «сторонников твердой линии», было заставить Китай замедлить развитие технологий следующего поколения, затруднить передачу прав на интеллектуальную собственность, то на саммите G20 Вашингтон явно отступил.
Непохоже, что в марте 2019 года, когда закончится 90-дневный период выжидания, позиции Трампа и группировки «сторонников твердой линии» хоть как-то укрепятся. «Перемирие» в торговой войне между США и Китаем может даже вылиться в то, что Трамп отступит еще дальше, если за это время ухудшатся экономические и политические условия.
Если глобальная и американская экономики продолжат падать и замедляться, что весьма вероятно, то усилится давление со стороны двух других группировок в команде переговорщиков по торговым вопросам: той, что требует соглашения по расширению доступа на китайские рынки, и другой, настаивающей на договоренности с Пекином по увеличению закупок американских товаров.
Позицию президента США по проведению «твердой линии» в вопросе о применении более масштабных тарифов против Китая могут ослабить политические события, связанные с расследованием спецпрокурором Мюллером деловых отношений между Трампом и российскими олигархами. К моменту окончания «перемирия» может углубиться и экономический спад в Японии. Весной 2019 года трудности в экономике Германии могут распространиться на всю остальную Европу, которая уже столкнулась с дополнительными проблемами в результате выхода Британии из ЕС и из-за проблем в банковском секторе Италии.
Начиная с 2008 года в США регулярно наблюдается существенное замедление роста ВВП в первом квартале. И первый квартал 2019-го скорее всего покажет то же самое. Это тем более вероятно, если Центробанк США – ФРС будет по-прежнему поднимать процентную ставку, что скорее всего продолжится на протяжении всей весны. Трампу также придется основательно сосредоточиться на том, чтобы спасти в конгрессе свою недавнюю торговую сделку между США, Мексикой и Канадой. Все перечисленное выше наверняка спровоцирует дальнейшее падение на фондовых и финансовых рынках США, что приведет к неуверенности инвесторов. Они предпримут попытки оказать давление на Трампа с тем, чтобы он отказался от идеи введения новых тарифов на импорт из Китая.
Требования банкиров и транснациональных корпораций, а также групп, заинтересованных в увеличении закупок Пекином сельскохозяйственной продукции из США, возможно, пересилят аргументы «сторонников твердой линии», требующих, чтобы Китай сделал уступки по вопросам передачи технологий и разработок следующего поколения, особенно в военной сфере.
Администрации Трампа будет легко «раскрутить» в качестве своих громадных достижений предоставление Китаем большего доступа к рынкам и расширение закупок сельхозпродукции. Но при этом США продолжат говорить о технологиях, будут отрезать китайский бизнес от возможностей в сфере слияния и приобретения компаний, а также по созданию совместных предприятий в США и в союзных со Штатами странах.
Если это произойдет, то «торговая война» между США и Китаем окажется такой же фальшивкой, как и угрозы Трампа в клочья порвать Договор о свободной торговле в Северной Америке. Или коренным образом переписать договор о свободной торговле с Южной Кореей. Или ввести 25-процентные тарифы на автомобили германского производства и на импорт из стран Европы. Или применить жесткие тарифы на сталь (по которым затем ввели более трех тысяч исключений). Хотя Трамп и использует «крутые» выражения, все равно торговые сделки США на поверку оказываются «мягкими».
Моргнув на встрече с Си на саммите G20, Трамп, сам того не желая, послал сигнал о том, что потенциальная «торговая война» с Китаем скорее всего уже достигла своего апогея и теперь будет понемногу сходить на нет. А если в 2019 году материализуются более серьезные экономические и политические обстоятельства, перечисленные выше, то «сдутие» торговой войны и медленное отступление могут превратиться в ее «схлопывание» и беспорядочное бегство США.
Неуемное хвастовство Трампа о своей проницательности и великих навыках переговорщика будут толковаться как преувеличение и напыщенность эгоиста. А грядущие в 2019 году экономические и политические события могут показать, что развязанная минувшей весной торговая атака Трампа оказалась не чем иным, как очередной фальшивкой.

Справка «ВПК»

Джэк Рэсмус (Jack Rasmus) – доктор наук (политическая экономия). Преподает политологию и экономику в католическом университете St. Mary’s College in California (в Мораге, Калифорния, пригородном населенном пункте в 20 милях к востоку от Сан-Франциско).
 
Copyright © Dr. Jack Rasmus, Global Research, 2018
Публикуется с разрешения издателя (https://www.globalresearch.ca/a-us-china-trade-war-armistice-trump-blink...)
 
Джэк Рэсмус,
доктор экономических наук (США)
Перевод Сергея Духанова,
специально для «ВПК»

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

Загрузка...
1074
Похожие новости
19 марта 2019, 16:00
19 марта 2019, 16:00
18 марта 2019, 09:00
19 марта 2019, 16:00
19 марта 2019, 20:45
19 марта 2019, 13:15
Новости партнеров
 
 
Новости СМИ
 
Популярные новости
14 марта 2019, 21:15
13 марта 2019, 14:00
14 марта 2019, 15:15
14 марта 2019, 18:00
14 марта 2019, 12:30
13 марта 2019, 16:45
13 марта 2019, 03:15