Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Три проблемы Марин Ле Пен: самостоятельность французов, Фийон и племянница

Согласно последним опросам, Марин Ле Пен немного уступает Франсуа Фийону. Она сохраняет неплохие шансы на победу на президентских выборах во Франции весной 2017 года, если только разберется со строптивыми… родственниками. Три недели назад закончилась «эпопея» с отцом президента «Национального фронта». Теперь предстоит разборка с очень энергичной племянницей, которая, похоже, пошла против линии партии и ее лидера, своей родной тети…

Марин Ле Пен слегка отстает

Социологическая компания Ipsos Sopra Steria опубликовала 14 декабря результаты опроса общественного мнения, выполненного по заказу газеты Le Mond и столичного университета SciencesPo. От привычных ежемесячных опросов Ipsos этот отличался количеством респондентов. В опросе участвовало 18 013 человек, т. е. примерно в 18 раз больше, чем обычно. Президент «Национального фронта» (FN) Марин Ле Пен, лидировавшая до ноября в большинстве опросов, сейчас немного уступает бывшему премьер-министру Франции, члену правоцентристской партии «Республиканцы» Франсуа Фийону, который обещает жесткие реформы в экономике. Фийон совершил в последние месяцы впечатляющий рывок. После неожиданной для многих, но очень убедительной победы на праймериз он сумел еще больше расширить базу поддержки среди пожилых избирателей и католиков. Наверняка, вызывает у Марин Ле Пен тревогу и рост рейтинга у кандидата от центристов Эммануэля Макрона. На ее шансах, по мнению наблюдателей, также негативно отразилось и решение действующего президента Франсуа Олланда не участвовать в выборах 2017 года. Праймериз в Социалистической партии пройдут в январе будущего года.

После победы Дональда Трампа на президентских выборах в США 8 ноября президентские выборы во Франции рассматриваются большинством политологов как еще одно важное сражение между популистами и политическим мейнстримом. Франсуа Фийон согласно результатам опроса в первом туре, который должен пройти 23 апреля 2017 г., может набрать от 26 до 29% голосов избирателей. Результат Марин Ле Пен несколько скромнее — 24−25%, т. е. на 3,5% меньше, чем было в прошлом, ноябрьском опросе Ipsos. За 38-летнего Эммануэля Макрона, бывшего министра в кабинете Олланда и самого молодого кандидата на пост президента Франции, готовы проголосовать 18% французов.

Иммунитет от эффекта домино

Потеря 3,5% голосов избирателей, конечно, существенна, но далеко не смертельна. Марин Ле Пен вполне по силам вновь обойти Франсуа Фийона и победить на выборах, хотя многие специалисты относятся к ее победе скептически.

Французы любят делать все по-своему, считает британский еженедельник Spectator. Но еще больше они не любят, когда им говорят, что они могут или должны последовать чьему-то примеру. Сильнее всего потомкам упрямых галлов не нравится, когда им предлагают копировать англо-саксов, отношения с которыми у них натянутые уже не одно столетие. В начале 80-х гг. прошлого века, например, когда в Соединенных Штатах и Великобритании набирал популярность радикальный либерализм, Франция, как обычно, пошла своим путем. В Пятой республике тогда взял верх радикальный социализм.
После брекзита Марин Ле Пен купалась в лучах внимания прессы. Казалось бы, осуществилась заветная мечта любого политика, но опросы показали, что, кроме этого внимания и, вероятно, какого-то морального удовлетворения, победа на июньском референдуме британских еврофобов ничего существенного ей не принесла. Ее рейтинг продолжал колебаться в пределах 25 — 30%. Любопытно, что такие же результаты были у французской компартии полвека назад. Сравнение можно продолжить. Коммунисты в 50−60 годы прошлого века призывали закрыть границы для иностранных рабочих, называли европейскую интеграцию коварным замыслом американцев и требовали от государства взять под контроль экономику. Примерно, к тому же самому сейчас призывает и «Национальный фронт» Марин Ле Пен.

Во Франции многое наоборот. В стране, например, в отличие от Америки и Британии не сильно растет социальное неравенство, которое за проливом и за океаном сыграло видную роль в протестном голосовании британцев и американцев. Во Франции картина опять же иная — там в последние годы резко усилился исход промышленников и просто богатых людей.
Конечно, французская экономика могла бы работать значительно лучше, но серьезному росту уже не первый год мешает безработица. Безработица наряду с угрозой радикального ислама — одна из главных причин французского популизма. Однако в этом году безработица в Пятой республике начала снижаться.

Французская пресса регулярно описывает мрачные перспективы, которые ждут британскую экономику после выхода королевства из ЕС. Это тоже играет против Марин Ле Пен, потому что заставляет французов задумываться над тем, что будет ждать уже их, а не соседей в случае «фрекзита». Речь идет об идее президента FN провести во Франции референдум о членстве в Евросоюзе по примеру британского.

Победа Дональда Трампа на выборах в США стала для Франции настоящим потрясением. Впрочем, политические последствия этого события пока не совсем ясны. Оно было настолько неожиданным, что многие французы до сих пор не могут в него поверить. В сентябре Николя Саркози пару недель пытался воспользоваться методами американского миллиардера и позиционировал себя «французским Трампом». Результат хорошо известен — унизительный разгром на праймериз консерваторов.

Больше всего выгод победа Трампа, похоже, принесла Франсуа Фийону, самому радикальному рыночному реформатору во Франции и одному из двух наиболее еврофильски настроенных политиков правого центра (второй — Ален Жюппе).
Французы, считает Spectator, и сейчас не изменили привычке делать все по-своему. Выборов в США и Великобритании, на которых англо-саксонские союзники отдали предпочтение популистским политикам, похоже, будет недостаточно для того, чтобы заставить и их поступить точно так же. Возможно, Марин Ле Пен было бы выгоднее, если бы британский референдум выиграли противники брекзита, а в Америке победила Хиллари Клинтон. Тогда шансы лидера французских популистов на победу весной 2017 года, возможно, были бы выше, чем сейчас. Франция не любит кого-то копировать. Эффект домино на Пятую республику не распространяется.

Как кошка с собакой

Конечно, у теории крайней самостоятельности французов хватает противников. Но даже если она верна, это не означает, что Марин Ле Пен следует выбрасывать белый флаг. Исход президентских выборов во многом в ее руках. Ее шансы по-прежнему оцениваются не ниже, чем у Франсуа Фийона. Правда, для победы президенту NF необходимо выполнить одно важное условие — навести порядок у себя «дома», причем, не только в «Национальном фронте», но и в своей… семье.

С 88-летним отцом отношения у Марин резко испортились после 2011 года, когда она возглавила его детище — FN, а он по причине преклонного возраста стал почетным президентом партии. Возглавив ультраправую партию, Марин Ле Пен взялась за ее «раздемонизацию». Для того, чтобы окончательно избавиться от наследия отца, она разработала и представила французам новый, более мейнстримовский имидж «Национального фронта», сохранив «базовые ценности» — борьбу с мигрантами и против европейской интеграции.

Специалист по истории FN Нонна Майер из Sciences Po поясняет, что Ле Пен стремится «придать партии более спокойный и современный фасад, сделать ее такой же, как остальные партии; представить защитницей демократии от ислама». Возможно, поэтому в избирательных материалах президента FN непросто найти ее фамилию и название партии. Марин взяла на вооружение синий цвет, традиционный цвет французских социалистов. Сейчас, как следует из опросов, «фронтовиков» поддерживает больше рабочих, чем какую-либо другую партию во Франции.

Всему этому мешал и продолжает мешать не собирающийся менять ультраправые политические взгляды Жан-Мари Ле Пен. Он не скрывает, что ему не нравятся попытки дочери привлечь на свою сторону центристов и придать ультраправой партии лоск респектабельности. Марин же выводят из себя расистские и антисемитские высказывания отца, которыми он грешит до сих пор.

Об отношениях между отцом и дочерью красноречиво говорит история двухлетней давности, когда Марин Ле Пен покинула родительский дом. Последней каплей, переполнившей чашу ее терпения, стали… домашние животные, а именно один из отцовских доберманов, который загрыз ее кошку. Сейчас президент NF живет в фешенебельном парижском районе Ла Сель-Сен-Клу. До покупки дома в Сен-Клу Марин жила, пишет Le Figaro, в переделанной под жилье старой конюшне в саду дома отца в столичном предместье Монтрету. Сам Ле Пен живет в другом доме, тоже, кстати, в Сен-Клу, но доберманов держит в Монтрету, где они свободно бегают по большому саду.

Напряжение достигло апогея весной 2015 года, когда Жан-Мари Ле Пен в очередной раз заявил, что газовые камеры нацистов в годы Второй мировой войны — «мелкая деталь» истории, и вновь подтвердил, что не считает маршала Виши, сотрудничавшего с немцами, предателем. Марин исключила отца из партии 4 мая и попросила покинуть пост почетного президента. Гневу Жана-Мари Ле Пена, основавшего «Национальный фронт» в 1972 году и почти четыре десятилетия бывшего его бессменным лидером, не было пределов. В интервью радиостанции Europe 1 он назвал Марин скандалисткой и предательницей и заявил, что отрекается от нее. Ле Пен старший пригрозил дочери тотальной войной и пожелал поражения на выборах 2017 года. «Мне стыдно, что президент „Национального фронта“ носит мою фамилию, — сказал он. — Надеюсь, она как можно быстрее сменит ее». Для этого Жан-Мари, пять раз участвовавший в президентских выборах и набравший в первом туре в 2012 г. 16,86% голосов, посоветовал дочери, которая уже дважды была замужем, еще раз попытать счастья в браке.

Ссора из-за абортов

Естественно, Жан-Мари Ле Пен обратился в суд и потребовал восстановить его в правах «фронтовика». В середине ноября парижский суд принял половинчатое решение. Судьи признали решение исполкома NF об исключении Ле Пена старшего из рядов партии правомерным, но постановили восстановить его в должности почетного президента.

«Нигде в уставе партии не написано, что почетный президент должен быть ее членом», — говорится в несколько странном вердикте.

Не успели высохнуть чернила на судебном решении, как французская пресса начала писать о новой внутрипартийной разборке «фронтовиков». Причем, тоже семейной. На этот раз против президента партии выступила ее родная племянница, восходящая звезда французской политики, 27-летняя Марион Марешаль — Ле Пен. Очередная междоусобица угрожает расколоть FN накануне выборов и еще больше ослабить шансы Марин на победу.

Ссора вспыхнула на прошлой неделе, когда Марион Марешаль выступила против партийной линии. Любимица деда, Ле Пена старшего, полностью разделяющая его ультраправые взгляды, она потребовала отменить полную финансовую компенсацию за аборты. Франция, напомним, легализовала аборты в 1975 году, а с 82-го министерство здравоохранения оплачивает полную стоимость операции. Марин Ле Пен ранее тоже выступала против полной компенсации, но затем сменила гнев на милость и сейчас считает, что закон об абортах менять не следует.

Взгляды Марион Марешаль — Ле Пен, ставшей четыре года назад самым молодым в современной истории Франции депутатом парламента, далеко не первый раз не совпадают со взглядами тетки и партии. В ноябре, к примеру, она публично выступала против 35-часовой рабочей недели, заступилась за любимого деда, который, по ее мнению, даже не являясь членом FN, мог бы существенно помочь партии на выборах, и упрекнула родственницу даже за выбор голубой розы как логотипа избирательной кампании. В отличие от Марин она не видит в ней соединение социалистического и националистического символов.

К ноябрьским высказываниям в руководстве партии отнеслись без особого раздражения, списав их, очевидно, на горячность молодого и независимого политика. Вопрос с абортами — совсем другое дело, потому что он намного важнее.

На первом этапе ссора разгорелась между Марион и вице-президентом «Национального фронта» Флорианом Филиппо. Филиппо поддерживает партийную линию и считает, что закон об абортах менять не стоит. На высказывания Марешаль — Ле Пен он отреагировал быстро. На просьбу прокомментировать позицию Марион по абортам Филиппо назвал ее «та женщина» и заявил, что она одинока в своих взглядах и расходится в них с президентом партии. Марион Марешаль — Ле Пен не осталась в долгу. В интервью воскресной газете JDD она сказала, что Флориану Филиппо не хватает вежливости и покритиковала тетку за то, что та изменила свою позицию по отношению к абортам. «Я бы хотела побольше уважения от Флориана Филиппо, — сказала она журналисту. — Он проявил минимум уважения и доброй воли. Ничто не может оправдать такую агрессию».

Попав под перекрестный огонь, Марин Ле Пен, конечно, не могла остаться в стороне от перебранки между племянницей и своим заместителем. Она заверила однопартийцев, что изменения закона об абортах в ее избирательную программу не входят. Являясь президентом «Фронта», заявила Марин, она имеет право защищать любую позицию. В 2012 году она действительно была против полной компенсации за аборты, чтобы не раздражать ультраправое крыло партии, которое распалось и сейчас не существует. Если Марин стала на сторону Филиппо, то Ле Пен старший, естественно, поддержал внучку. «Аборты разрешены законом, — написал он в Twitter, — но поощрение абортов — преступление в стране с таким серьезным дефицитом демократии, как у нас».

Главное — сохранить единство партии

«Миллионы французских патриотов не простят нас за эти мелкие ссоры, если они развалят партию», — подчеркнула Марин Ле Пен в интервью телеканалу BFMTV, говоря о внутрипартийных и внутрисемейных разборках.

Вмешательство Ле Пен едва ли будет последним в идеологическо-стратегическом конфликте, который угрожает единству «Национального фронта». Победа Франсуа Фийона не только дала Марин Ле Пен опасного соперника и показала рост интереса во Франции к консервативным идеям, но и подтолкнула Марион Марешаль — Ле Пен и ее сторонников к более энергичным действиям. После теракта в Ницце она немедленно собрала своих сторонников и заклеймила «исламизм», хотя тогда еще не было известно о связях преступника с радикалами.

«Вы с нами против исламизма, или вы против нас за исламизм, — заявила Марион. — Те, кто выбирает статус кво, становятся сообщниками наших врагов и потворствуют им».

Многие в «Национальном фронте» сейчас уверены, что решительное выяснение отношений между сторонниками Марешаль — Ле Пен и Филиппо, т. е. между сторонниками правого и левого крыльев партии — вопрос времени. «После 2017 года мы больше не сможем мириться с такими разногласиями внутри партии, — сообщил POLITICO пожелавший остаться анонимным „фронтовик“. — Обязательно состоится голосование. Посмотрим, кто его выиграет».

Этой же точки зрения придерживается Гийом Лароз, студент юридического факультета, недавно покинувший FN после получения оскорблений в соцсетях по поводу своей нетрадиционной сексуальной ориентации. Он считает, что 80% рядовых членов партии поддерживают Марион Марешаль — Ле Пен и хотят, чтобы «Фронт» занял более консервативную позицию. Попытки быть ни левыми, ни правыми, а просто «Национальным фронтом» отнимают слишком много сил и могут привести к расколу партии.

Кроме растущей независимости Марешаль — Ле Пен, ссора высветила и радикально расходящиеся взгляды на проблемы внутри FN по стратегическому вопросу: что делать с Франсуа Фийоном, который согласно последнему опросу Ipsos обойдет Марин Ле Пен и во втором туре, намеченном в случае необходимости на 7 мая 2017 г.

«Существует два совершенно разных подхода к проблеме Фийона, — заявил журналу POLITICO французский политолог и специалист по „Фронту“ Джоэль Гомбин. — Марион Марешаль — Ле Пен считает его стратегической угрозой для „Фронта“, потому что он охотится на территории „фронтовиков“. Флориан Филиппо придерживается противоположной точки зрения. Он считает взлет Фийона отличной возможностью подчеркнуть разницу между глобалистами и патриотами, как он их называет… Марион, несомненно, увидела шанс более энергично донести свое видение проблемы до однопартийцев и воспользовалась им».

Для FN ошеломительная победа Франсуа Фийона на праймериз создала нелегкую дилемму. Он — твердый консерватор, делающий упор на католические ценности. Не так уж и редко, особенно, в экономических вопросах Фийон имеет даже более правые взгляды, чем сама Ле Пен. Дилемма состоит в том, с какой стороны нападать на Франсуа Фийона: слева или справа? Евроспектик Филиппо выбрал атаку слева и обвинил кандидата от «республиканцев» в том, что тот — бездушный капиталист, засланный Еврокомиссей разрушить французское государство социального благоденствия.

Марион Марешаль — Ле Пен со своими сторонниками решила зайти с другого фланга. Разногласия в подходах могли бы остаться внутри руководства партии, если бы Марион не решила сделать их достоянием общественности и не затеяла полемику об абортах.

Что касается Марин Ле Пен, то она, хотя и стала на сторону Филиппо, но четко дала понять, что намерена нападать на соперника не только слева, но и справа. Об этом, например, говорит ее недавнее громкое политическое заявление по очень важному вопросу, волнующему десятки миллионов французов: дети мигрантов без документов в случае победы кандидата «Фронта» больше не будут получать социальные льготы и бесплатное обучение во французских школах.

Сергей Мануков, специально для EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

646
Похожие новости
13 августа 2017, 15:00
13 августа 2017, 13:00
12 августа 2017, 14:30
13 августа 2017, 13:00
12 августа 2017, 14:31
13 августа 2017, 13:01
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 августа 2017, 08:45
13 августа 2017, 13:00
11 августа 2017, 13:15
09 августа 2017, 16:15
14 августа 2017, 23:45
15 августа 2017, 14:15
10 августа 2017, 11:45