Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

ЦАР: французы - на выход

Когда речь заходит о колониальных империях, обычно, в первую очередь, принято вспоминать британцев, над владениями которых во второй половине XIX века «никогда не заходило солнце». Еще говорят про испанцев, в колониальной экспансии обогнавших Лондон. И хотя гонку в итоге они проиграли, вся Южная и Центральная Америка по сей день официально изъясняются на том или ином диалекте испанского. А вот про французов вспоминают нечасто, хотя по размеру заморских владений они весьма немногим уступали. И когда американцы в 1964-м пришли воевать во Вьетнам, он еще по инерции часто именовался Французским Индокитаем.
Причиной тому является поражение Франции в эпоху Наполеоновских войн (1799-1815 годы), в результате которого ей пришлось отдать львиную долю завоеванных территорий. После чего Париж стал быстро сходить с первых ролей международной геополитики. Бытует мнение, что увидевший на подписании Акта капитуляции Германии делегацию французов начальник Верховного командования Вермахта генерал-фельдмаршал Кейтель иронично спросил: и эти тоже нас победили? Хотя споры о достоверности факта длятся по сей день, нельзя отрицать, что в целом уже тогда сложившуюся коллизию он отражает верно.
И совсем почти ничего не стало слышно про Францию позднее. В начале нулевых Париж фактически лишь пассивно следовал в фарватере международной политики Вашингтона и Лондона, время от времени пытаясь более-менее публично конкурировать с Берлином. Хотя при этом французская активность в бывших колониях никуда не делась. Уйдя из них официально при Де Голле, Франция в действительности лишь сменила форму контроля, с публичной на элитарную.
Представители местных элит, а их в странах с фактически родоплеменными отношениями всегда имелось много, «цивилизовывались» через обучение в институтах, готовивших и французскую элиту. По сей день большинство офицерского состава (прежде всего высший генералитет) и верхние эшелоны гражданской администрации центральноафриканских стран имеют фундаментальное французское образование.
Тем самым Париж получал достаточное число агентов влияния, обеспечивавших преференции именно французскому бизнесу перед всеми остальными конкурентами. А если где-то случались сбои, немедленно привлекался Иностранный легион. Например в операции «Манта» во время чадско-ливийского конфликта (1983-1984 годы).
В результате, сложилось нечто схожее с Британским Содружеством Наций, только без официально присвоенного названия, что суть дела меняло не сильно. Берег Слоновой Кости (ныне Кот-дИвуар), Камерун, Сенегал, Габон, отчасти Того, Чад, Нигер и Центрально-Африканская Республика (ЦАР), Бенин, Заир, Буркина-Фасо, Гвинея, Мали и Мавритания по-прежнему оставались зоной интересов Парижа, часто неофициально именуемых Франсафрикой.
Важной, в ряде случаев даже ключевой, причиной французского интереса к ним являлись не столько имеющиеся там залежи полезных ископаемых, сколько их стратегическое положение, обеспечивающее возможность, при необходимости, легко дотянуться до любой точки Черного континента. ЦАР в этой системе занимает одно из ключевых мест, так что когда сегодня журналисты сводят причину нынешних событий только к месторождению алмазов – это, мягко скажем, не совсем верно.
Утрата доминирующего влияния в ЦАР автоматически неминуемо приведет к быстрому геополитическому выдавливанию Парижа из Конго (крупнейшие в мире запасы кобальта, германия, тантала, крупнейшие в Африке месторождения урана, вольфрама, меди, цинка, олова, запасы бериллия, лития, ниобия), Кении (крупнейшие месторождения флюорита, природной соды и золота) и Танзании (фосфаты, природный газ).
Что еще важно – почти вся Центральная Африка весьма слабо исследована «горными инженерами». По предварительным оценкам, есть основания полагать наличие там гигантских еще не открытых, а значит очень богатых, месторождений свинца, цинка, олова, вольфрама, бокситов, платиновой группы, никеля и еще длинного перечня всякого очень нужного современной промышленности.
Обострение конкуренции между Европой и США возродили планы по восстановлению французского международного лидерства. Внешне, в первую очередь, в спорном с Россией вопросе «вокруг Украины», но в реальности – везде, где французы присутствовали и стали ощущать нарастающее давление. Сегодня, прежде всего, китайского. Тем более что глобальные перемены в большом мире все чаще вели к сбоям в «британской схеме» колониального управления, основанной на постоянном стравливании местных группировок между собой с позиционированием себя в качестве единственного верховного миротворца и, если так можно выразиться, миродержца.
Так, в частности, «перестало получаться манипулировать» в ЦАР. О реальных местных причинах конфликта следует писать отдельное большое исследование. Кроме муссируемого прессой противостояния 15% исламского населения с 85% христианского, там в действительности еще продолжается извечный конфликт между племенными группами, а также между «местными» и «пришлыми». На данный момент страна больше похожа феодальную «потемкинскую деревню» изображающую демократию.
Французы в этой паутине окончательно запутались весной 2013 года, когда один из местных «полевых командиров» – Мишель Джотодия – сверг президента Фрасуа Бозизе, захватил верховную власть в стране, объявил, как водится, пожизненным президентом себя и приступил к тотальному переделу собственности. Началось массовое кровопролитие.
Гражданская война в Африке традиционно сопровождается особой жестокостью и бесчеловечностью. 5 декабря Совет безопасности ООН одобрил французскую военную интервенцию в ЦАР под видом «миротворческой миссии». Уже на следующий день ВВС США помогли французам перебросить туда экспедиционные силы численностью в 1 600 штыков.
За пять лет французская армия толком не добилась ничего, став объектом ненависти практически всех местных политических сил и вооруженных группировок. Впрочем, к восстановлению реального мира она там не стремилась. Военные заняли ключевые месторождения и главные узлы транспортных коммуникаций, оставив все прочее на произвол судьбы и поддерживая видимость демократических процессов в виде выборов, на которых попеременно, но очень краткосрочно, одерживали верх разные местные лидеры, которых вскоре сменяли другие на внеочередном «народном волеизъявлении», нередко сопровождающемся активной стрельбой.
Строго говоря, идея провести в президенты местного политика, слабо связанного как с альянсом мусульманских группировок «Селека», так и христианских боевиков «Антибалака», в значительной степени была французской. Не имея собственной значимой военной силы, он автоматически оказывался критично зависим от «миротворцев из Парижа», но получилось сильно не по плану.
Избранный президентом «компромиссный» Фостен-Арканж Туадера поставил своей целью не изображать процесс восстановления мира в ЦАР, а действительно добиться результата, но это потребовало как-то избавить страну от французской зависимости.
Очевидно, ни США, ни Британия, ни Китай для этой задачи не подходили, тогда как Россия успела хорошо зарекомендовать себя в Сирии, занимаясь, по сути, очень схожей проблемой.
Туадера в Москву прилетал дважды. Первый раз 7 октября 2017 года, второй – в июне 2018. Итогом стал ряд соглашений экономического и военного характера. Россия получила две лицензии на разведку и разработку месторождения алмазов, золота и ряда других полезных ископаемых, а главное – геологоразведку на территории общей площадью в 4 тыс. кв. километров. Взамен мы обязались организовать личную охрану президента ЦАР и подготовить ему вооруженные силы страны. Включая обмундирование, оснащение и вооружение.
К настоящему моменту в Республику прибыло около 200 «гражданских специалистов» из состава российских ЧВК, хотя их принадлежность и не афишируется. Развернуто представительство МО РФ и создан аппарат миссии по обеспечению примирения сторон. Цикл базовой подготовки прошли два пехотных батальона правительственных войск. До нормальной европейской пехоты им еще далеко, но в текущих местных условиях они уже представляют достаточную силу для решения отдельных задач, где не получается «договориться миром».
В результате, уже удалось ликвидировать 6 из 17 наиболее одиозных местных вооруженных группировок и значительно продвинуться в решении главной задачи – достижения реального примирения в стране. Уже в который раз русские доказывают умение не только хорошо воевать, но и находить возможность договариваться с самыми разными и трудными контрагентами.
Однако процесс не обходится без сложностей. Почему депутаты парламента ЦАР 98 из 140 голосов отстранили от должности спикера Карима Мекасу, представляющего в правительстве мусульман, – вопрос, требующий отдельного рассмотрения. Сейчас следует отметить лишь, что один из крупнейших полевых командиров «Селека» Абдулай Иссен по этому поводу 27 октября объявил ультиматум, тут же раздутый западной прессой и с подачи ряда либеральных, в том числе, российских СМИ, поданный как требование немедленного вывода всех российских частей из ЦАР.
Такую подачу немедленно подхватили французские официальные лица. Глава минобороны Пятой Республики Флоран Парли уже выразила свою озабоченность укреплением российского присутствия в Центральноафриканской Республике, так как оно «не содействует там стабилизации». Ну, и дальше про Африку для африканцев и озабоченность Парижа интересами безопасности ЦАР.
Нет, понять переживания французов, безусловно, можно. Если все так пойдет и дальше, то есть все шансы, что в ЦАР у русских выйдет как в Сирии. Только в отличие от американцев, у Парижа нет прочных военных позиций за Евфратом и поддержки курдов, а значит, реально встает перспектива, когда их совершенно серьезно могут «попросить на выход». Со всеми вытекающими, в том числе, относительно не только местных богатств, но и «перспектив в Конго, Кении и Танзании».
Тут нельзя исключать, что возмутился командир местной банды не совсем по собственной инициативе. Как выяснилось спустя буквально двое суток, говорил он не совсем про то, требовал другого и оказался без поддержки других командиров «Селека». Самое интересное, что русских в своем ультиматуме он не упоминал вовсе. То есть совсем. Его требования сводились к выводу правительственных подразделений с контролируемых боевиками территорий. Иначе через 48 часов «Селека» начнет войну. Ультиматум истек. Ничего не случилось. Вообще.
В остальном – «старые песни о главном». Когда мы пришли на помощь Асаду в Сирии, «российские борцы с режимом и защитники народа» тоже в один голос обещали «второй Афганистан» и сокрушительное поражение России. Особо акцентируя внимание на тот факт, что, либо мы сами там «умоемся кровью», либо, что куда более вероятно, нас вскоре оттуда официально выпроводят. Теперь «спящие» точно то же попытались повторить про ЦАР. Как легко можно увидеть, с еще более провальным результатом.
Что до французов, то тут, безусловно, можно уже прямо констатировать начало процесса вытеснения их геополитического влияния из Центральной Африки. Пока не очень значительного, но уже явно методического.
Еще следует отметить, что помимо сырья и торговли, одним из важных побудительных мотивов российской экспансии «за Сахару» является тот факт, что после разгрома в Сирии, «черные бармалеи» сейчас активно формируют себе базу для продолжения войны в бедных странах Северной Африки. В частности, в Судане, Чаде и Нигере. А это как раз на северной границе ЦАР. Сами они добром не успокоятся. Значит, России потребуется надежная тыловая база.
Ну, а девушки алмазы? А вот алмазы только потом…
Александр Запольскис
Источник

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

785
Похожие новости
12 ноября 2018, 20:45
09 ноября 2018, 10:15
12 ноября 2018, 20:45
13 ноября 2018, 13:16
13 ноября 2018, 13:15
13 ноября 2018, 13:15
Загрузка...
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
09 ноября 2018, 02:30
08 ноября 2018, 23:45
08 ноября 2018, 01:45
11 ноября 2018, 01:15
09 ноября 2018, 10:15
12 ноября 2018, 13:00
10 ноября 2018, 19:15