Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

«Цэ фиаско, браття»

На официальный Киев день за днем сыплются оплеухи оттуда, откуда он их совсем не ждал – с Запада. Украинские власти сами не заметили, как перешли черту, отделявшую европейских соседей от разочарования и раздражения.
«Незалежные» СМИ практически проигнорировали прошедшее 16 октября в Люксембурге заседание Совета ЕС на уровне глав министерств иностранных дел (информация о нем прошла на Украине «одной строкой» всего в нескольких изданиях, специализирующихся на освещении международных проблем). И – не просто так. На мероприятии была обнародована программа действий западных соседей, которая может иметь для Киева самые печальные последствия. Правда, «момент истины» пока перенесен на декабрь текущего года, однако принципиально это ничего уже не меняет.
Глава МИД Венгрии Петер Сийярто выдвинул в Люксембурге в адрес Киева ультиматум: или украинские власти меняют закон об образовании, нарушающий права «неукраиноязычных» детей, или Будапешт заблокирует любые международные инициативы Киева и на Совете Ассоциации Украина – ЕС (запланирован на декабрь) инициирует рассмотрение вопроса о нарушении Киевом условий Соглашения. А это автоматически будет означать начало процедуры расторжения договора.
С прагматической точки зрения пресловутая Ассоциация с ЕС дает Украине, мягко говоря, немного. И экономически от ее денонсации Киев особо ничего не потеряет. А вот с политической точки зрения такой ход событий станет грандиозным фиаско.
Ведь именно Ассоциация служит ключевым инструментом пропагандистского оболванивания населения, при помощи которого Петр Порошенко и компания обосновывают необходимость устроенного в 2014 году государственного переворота, последовавшей за ним гражданской войны и массовых репрессий на Юго-Востоке.
Заявление Сийярто было вполне ожидаемым. Ведь власть и политики Венгрии уже несколько недель подвергают жесточайшей критике «законодательное детище» команды Порошенко - новый украинский закон об образовании, предусматривающий запрет обучения на любом другом языке, кроме украинского, школьников старше 10 лет и студентов высших учебных заведений.
Как известно, на территории Закарпатской области, входящей сейчас в состав Украины, более 12% населения составляют этнические мадьяры, компактно проживающие вдоль венгерской границы и составляющие в нескольких районах до трех четвертей от общего числа жителей.
В советские времена с ними обходились весьма бережно и старались по возможности не ограничивать их национально-культурные права. В этом, собственно, нет ничего удивительного. Ведь территория Закарпатья в принципе и уж, тем более, его районы, находящиеся на венгерской границе, практически никогда не имели ничего общего не только с современной Украиной (и УССР), но и с более древними государственными объединениями восточных славян (если не считать кратковременного ухода части Закарпатья под контроль галицко-волынских князей в результате династических браков с венгерской монаршей семьей).
С момента прихода в Европу мадьяр территория за карпатскими перевалами большую часть времени принадлежала именно Венгрии (как независимому государству или части Австро-Венгерской империи).
В советские времена историко-культурные противоречия на Закарпатье сглаживались принадлежностью соседних стран к соцлагерю и уважением советских властей к интересам местных национальных групп. С учетом того, что на фоне развала СССР на Закарпатье резко обострились сепаратистские тенденции, первые президенты «незалежной» Леонид Кравчук и Леонид Кучма предпочли не играть с огнем: компактно проживающим венгерским и румынским общинам дали, хоть и не оформленную юридически, но де-факто достаточно широкую национально-культурную автономию. Русинскому же населению (формально считающемуся украинским и составляющим около 80% от жителей региона) стали стараться назначать местную власть, которая бы его максимально устраивала. Кроме того, Киев откровенно закрывал глаза на «мелкие грешки» закарпатцев – в частности, на широкую распространенность в регионе контрабандных схем, позволяющих местному населению, несмотря на отсутствие промышленности, заводить в область немалые средства и поддерживать достаточно высокий уровень жизни.
Украинских националистов здесь традиционно терпеть не могли. На выборах президента 2010 года Закарпатье стало единственным регионом Западной Украины, в котором Виктор Янукович набрал почти половину голосов. А на парламентских выборах 2012-го в области и вовсе лидировала Партия регионов. И это было связано не столько с «русофильством» местного населения, сколько с его инакостью от Галичины и категорическим неприятием националистической риторики, которую использовали время от времени Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко. В 2014-ом закарпатцы проголосовали за Петра Порошенко в расчете на то, что он сможет привести украинское общество к консенсусу. И – жестоко обманулись в своих ожиданиях. Сегодня, когда на «либеральном фланге» действующего президента начал теснить тактический союз «Тимошенко – Садового – Саакашвили», Порошенко (как в 1998–1999 годах Леонид Кучма) сделал резкий разворот в сторону заигрывания с аудиторией, обработанной радикально-националистической пропагандой, пытаясь перехватить у потенциальных «путчистов» инициативу хотя бы на этом фронте политической борьбы.
«Стреляя» новым законом об образовании по русскоязычному населению Юго-Востока, Порошенко попал рикошетом в этнические группы, тесно связанные с Европейский союзом, и нарушил хрупкое согласие, складывавшееся на Закарпатье более 70 лет.
Украинский язык для закарпатских венгров, по сути дела, - иностранный. Многие не владеют им в принципе (вернее, владеют на уровня «моя твоя не понимай»). А говорить им «чемодан, вокзал, Будапешт» - это верх глупости, так как живут они на своей земле, на которой как раз украинцы и являются пришельцами.
Украинские власть имущие выставляют себя клоунами, оправдывая свои действия тем, что принуждение к обучению на чужом для венгров украинском языке защитит якобы права местных детей, так как создаст больше возможностей для поступления в ВУЗы. Это – наглая ложь. Во-первых, школьный материал на неродном языке по определению усваивается плохо. Во-вторых, у юных венгров до этой осени был замечательный выбор – получать высшее образование на венгерском языке прямо в Закарпатье (по новому закону их такой возможности тоже лишат) либо, как гражданам Венгрии, поступать в университеты Будапешта, что уж точно попрестижнее учебы в Ужгороде или Львове. Если же они начнут учиться в школе на украинском языке, их конкурентоспособность на экзаменах в Венгрии резко упадет.
Еще одна ложь Киева – это то, что новый украинский закон якобы соответствует европейским стандартам. За примерами далеко ходить не нужно. В той же испанской Каталонии дети уже давно учатся на каталанском языке, после чего благополучно получают высшее образование в Барселоне. Кто хочет поступать в Мадрид – изучает испанский в частном порядке дополнительно.
То, что негативная оценка украинских языковых законодательных новаций – это не частное дело Венгрии, убедительно продемонстрировала 12 октября Парламентская Ассамблея Совета Европы. 82 голосами против 11 ПАСЕ утвердила решение, в котором новый украинский закон в жесткой форме осуждается. От украинских властей безапелляционно потребовали изменить текст закона после решения по нему Венецианской комиссии (в том, что последняя также раскритикует киевские языковые идеи – ни у кого нет сомнений).
Будапешт тем временем явно демонстрирует Киеву свое презрение.
Министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто посетил в начале октября Закарпатье и провел там встречу с лидерами местных венгерских организаций, однако пообщаться там же с главой украинского МИДа Павлом Климкиным не захотел.
Унижение Украины было просто беспрецедентным. Такого, чтобы глава иностранного дипломатического ведомства отказался принять своего коллегу на его же территории – мировая история международных отношений, кажется, не знает...
Позже Сийярто снизошел-таки до встречи с Климкиным, но уже в Венгрии. И это больше напоминало не переговоры, а избиение. Никаких дипломатических расшаркиваний. Прямо в присутствии украинского коллеги Сийярто заявил, что Будапешт продолжит блокировать евроинтеграционные устремления Киева.
Правая партия «Йоббик» и вовсе провела под дипломатическим представительством Украины акцию «За самоопределение Закарпатья». Правящая партия «Фидес» Виктора Орбана не стала этому препятствовать. В венгерском обществе сегодня преобладают правоконсервативные настроения. И на грядущих выборах «Фидес» будет конкурировать с «Йоббиком» как раз за голоса тех избирателей, которые не прочь были бы видеть Закарпатье частью «Великой Венгрии».
Пока Киев поддержали в Европе только прибалтийские республики. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс заявил, что Будапешт «сует нос не в свое дело» и обозвал Венгрию «страной третьего мира». Правда, на фоне того, что западноевропейские депутаты поддержали Будапешт, а Венгрии предстоит еще не раз голосовать за предоставление прибалтийским республикам еэсовских дотаций, на которые те живут, поведение литовского дипломата было, мягко говоря, неосторожным. А еще – смешным, так как уж точно не Литве называть Венгрию «страной третьего мира»...
Подводя промежуточные итоги «холодной войны» между Украиной и Венгрией, нужно констатировать, что Киев проигрывает практически всухую.
У украинских властей в принципе отсутствуют механизмы международного давления на Будапешт. У Венгрии же есть голос в ЕС и НАТО, а также – трибуна еще в ряде международных организаций. Кроме того, большая часть венгерских избирателей с пониманием отнесутся к позиции своих властей, если те свернут сотрудничество с Киевом и начнут сближаться с Москвой.
Союзником Будапешта в данном случае выступают и сами венгры Закарпатья. Более того, если вдруг вопрос самоопределения из плоскости политической полемики переместится в плоскость реальных действий, неизвестно, как поведет себя славянское население региона. У многих его представителей в третьем-четвертом поколении есть родственники-венгры, и практически все они – потомки австро-венгерских подданных. Будапешт Ужгороду ментально ближе, чем Львов с его мусором и Киев с его майданами, да и зарплата в Венгрии – примерно в десять раз выше.
Киев пока рассчитывает в случае обострения конфликта на моральную поддержку Брюсселя, оглядываясь на каталонский опыт. Вот только при этом Порошенко и компания не учитывают одну простую вещь – в схватке Мадрида с Барселоной бюрократия ЕС поддержала официального члена Союза. В случае же обострения венгерско-украинского противостояния, членом ЕС будет только Будапешт...
В результате своих непродуманных действий в языковой сфере лидеры киевского режима напоминают теперь героя популярного Интернет-мема «Это фиаско, братан». Только с украинским акцентом.


Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2204
Похожие новости
23 ноября 2017, 15:45
21 ноября 2017, 10:45
22 ноября 2017, 18:45
22 ноября 2017, 05:30
21 ноября 2017, 00:15
23 ноября 2017, 13:15
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
22 ноября 2017, 00:00
19 ноября 2017, 08:15
20 ноября 2017, 13:45
17 ноября 2017, 08:30
20 ноября 2017, 10:45
19 ноября 2017, 16:30
19 ноября 2017, 16:30