Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

Туркменистан: Нужно срочно искать союзников

ИГ не особо скрывает, что для него Туркменистан — главная цель в Центральной Азии, как наиболее слабое государство, лишенное к тому же политикой нейтралитета надежных военных союзников.

Уже несколько месяцев с туркменско-афганской границы поступают сообщения о боях и сражениях. Пока что они идут на афганской территории, в уездах, непосредственно прилегающих к границе. Бои охватили уже три приграничные провинции: Герат, Бадгис и Фарьяб, в которых действует несколько тысяч талибов, которые, судя по некоторым признакам, перешли на сторону Исламского государства. Однако, насколько можно судить по публикациям, опасность для Туркменистана от этих боев явно недооценивается, иногда даже складывается впечателение, что речь идет не более чем о стычках, пусть и крупных отрядов боевиков с местными правительственными силами и туркменскими отрядами самообороны.

Между тем, апрельские и майские бои самым наглядным образом показывают, что боевики в приграничных провинциях Афганистана явно затевают большое вторжение в Туркменистан, готовят для этого плацдармы и, судя по всему, намереваются устроить туркменским пограничникам и армии «котел».

Когда пишут о боях в уезде Марчак провинции Бадгис и уезде Кушки-Кухна провинции Герат в апреле-июне 2015 года, совершенно не говорят о том, что это за места и какое они имеют значение. Марчак расположен в центре «клина» афганской территории, вдающейся в территорию Туркменистана по правому берегу реки Мургаб. Бои шли настолько близко от границы, что жители уезда бросились на туркменскую территорию, переплыли Мургаб и собрались на узкой полоске между рекой и границей примерно в 15 км юго-восточнее Сёюнали. Туркменские пограничники запретили беженцам переходить границу, и в камышах на берегу реки собралось около 900 семей, то есть более двух тысяч человек. Туркменские старейшины из афганского приграничного уезда умоляли президента Туркменистана Курбанкули Бердымухаммедова оказать им хоть какую-то помощь, хотя бы выделить продовольствие, ссылаясь на туркменский обычай взаимопомощи «туркменчылык».

Далее боевики в июне 2015 года пытаются захватить уезд Кушки-Кухна, который расположен к востоку от известной станции Кушка на туркмено-афганской границе. Это тоже афганский «клин», входящий в туркменскую территорию примерно на 15 км к востоку от Кушки. Судя по сообщениям, талибы создали локальное преимущество, напали большим и хорошо вооруженным отрядом из 250 человек на местные правительственные силы и захватили часть уезда, прилегающего к границе. Пока что речь о захвате всего уезда не идет, но, видимо, боевикам этого и не надо.

Что это такое? Это «заготовка» для вполне себе классической операции на окружение туркменских войск, сконцентрированных вблизи границы. Марчак — северный плацдарм, Кушки-Кухна — южный, между ними по прямой 75 км. От Марчака на северо-запад идет автодорога, по левому берегу Мургаба, а из Кушки-Кухна можно легко выйти на железную и автомобильную дороги, ведущие с севера, вдоль русла реки Кушка к пограничной станции Кушка. Плацдармы с военной точки зрения выбраны идеально. Достаточно боевикам прорваться в район Тахта-Базар, где эти дороги сходятся вместе, чтобы все туркменские силы, расположенные в треугольнике, образуемом Мургабом и Кушкой, оказались в окружении, в «котле». Рывок получается не столь большим: 45 км с северного плацдарма и 75 км с южного.

Бои за плацдармы боевиками явно ведутся только частью сил. В сражении за Марчак принимало участие около 600 боевиков, за Кушки-Кухна — около 250 человек. Всего около 850 человек. При этом, по оценкам экспертов, на туркменской границе сосредоточено около 3 тысяч боевиков, а возможно, и побольше. Стало быть, большую часть сил боевики пока держат в резерве, чтобы ввести их в дело в нужный момент.

При таком замысле талибы могут достичь успеха, даже имея меньше сил, чем туркменская армия сосредоточила в этом районе. Им нужно сконцентрировать силы на двух главных направлениях, придать им побольше автотранспорта, затем немногочисленными отрядами связать боем окружаемую группировку на границе. Затем фланговые группировки устремляются вглубь туркменской территории к месту соединения в районе Тахта-Базара. В этих условиях прорыв с флангов будет фатальным. Даже для хорошо моторизованной армии трудно маневрировать, имея прорывы, разнесенные на 75 км по фронту. В таких условиях, как показывает опыт Великой Отечественной войны, терпели поражения куда более сильные и оснащенные армии, нежели туркменская. Скажем, во время победоносного наступления в Румынии в августе 1944 года, советские войска использовали прорыв с двух далеко разнесенных плацдармов, и всего за четыре дня боев сокрушили и обратили в бегство всю немецко-румынскую группу армий, численностью более чем в миллион человек, вдвое более многочисленную, чем войска 2-го и 3-го Украинских фронтов. После этого поражения немцы отступили в Венгрию, спасаясь от окончательного разгрома, бросив линию дотов, и свои хваленые «Тигры» и «Пантеры».

Аналогичный по замыслу Мургабский «котел», если он у боевиков получится, вне всякого сомнения, сокрушит всю туркменскую армию и поставит Туркменистан на грань военного поражения. Нынешняя туркменская армия не идет ни в какое сравнение с немецкой армией времен большой войны со всех точек зрения: по численности, по вооружению и по боеспособности с боевым духом. К тому же, имеет место такой факт, как страх, охвативший туркменское руководство перед лицом талибов. На это указывает странное укрепление пограничного перехода в Атамурате, на границе с Узбекистаном. В середине мая 2015 года там неожиданно появились укрепления, сложенные из мешков с песком, многочисленные автоматчики, в Атамурат перебрасывают спешно мобилизованных резервистов, над столицей Лебапского велаята пролетали боевые самолеты. Причина состоит в том, что по сообщениям СМИ, в Узбекистане, в том числе в пограничной с Туркменистаном Бухарской области, были замечены черные флаги Исламского государства и листовки. Этого оказалось достаточно, чтобы туркменское командование спешно взялось за укрепление границы, хотя, в общем, нет никаких сведений о том, что на территории Узбекистана есть хоть один боевик Исламского государства или какой-то другой террористической организации, а прорыв боевиков с юга, с форсированием Каракумского канала, крайне маловероятен. Это и есть выражение страха, прекрасно подчеркиваемое русской пословицей: «Пуганая ворона и куста боится». Если туркменское командование так напугали черные флаги, то что будет, если состоится прорыв боевиков и Мургабский «котел»?

Интересно заметить, что раньше талибы вовсе не отличались склонностью к проведению подобных войсковых операций, явно имеющих признаки влияния западной военной школы. Но теперь вот наличие в рядах боевиков военных советников, хорошо знакомых с тактикой «котлов» и планирующих операцию, как по учебнику, говорит о том, что боевики на туркменской границе не простые афганские боевики, как принято считать. Это вооруженная сила, имеющая лучшую организацию и командование, чем раньше. На это также указывают другие тактические приемы, ранее совершенно не характерные для талибов, такие как глушение радиосвязи, применение снайперов и малых разведгрупп для глубокой разведки. Эти разведгруппы похищают туркменских военных, а потом допрашивают их с применением психотропных препаратов. Понятно, что такие изменения в тактике боевых действий талибов не могли произойти сами собой.

Это могло произойти только оттого, что эта часть талибов перешла в подчинение Исламского государства. Про эту изрядно нашумевшую в последнее время террористическую организацию в Сирии и Ираке теперь хорошо известно, что его поддерживают американцы, британцы и израильтяне. Иракские войска зафиксировали доставку боевикам ИГ оружия на самолетах с опознавательными знаками США и Великобритании, и даже сбили несколько таких бортов. На отбитых у игиловцев складах лежало оружие европейского, американского и израильского производства. КНБ Ирака поймало даже нескольких военных советников Исламского государства, оказавшихся американцами и израильтянами.

Устроив Мургабский «котел», боевики смогут наступать дальше на Марыйский и Тедженский оазисы, могут достичь рывком через пустыню крупных газовых промыслов в районе Серахса (от Марчака до Серахса — 180 км по прямой). Поджогом газовых промыслов и взрывом магистрального газопровода Туркменистан — Китай, боевики не только подорвут экономические основы Туркменистана, но и нанесут серьезный удар по Китаю, что прямо выгодно для США. Китай в последние годы ведет политику наступления на экономическое влияние США по всему миру, предлагает переход с долларовых расчетов на прямые расчеты в национальных валютах. Да и расширение числа постоянных членов ШОС, запланированное на июль 2015 года, которое приведет к формированию одного из крупнейших в мире военно-экономических объединений, не может американцев не беспокоить. Готовящийся удар боевиков по Туркменистану призван эти планы сорвать. ИГ не особо скрывает, что для него Туркменистан — главная цель в Центральной Азии, как наиболее слабое государство, лишенное к тому же политикой нейтралитета надежных военных союзников.

Для Туркменистана, похоже, теперь нет альтернативы — нужно обращаться за помощью к соседним странам, срочно искать союзников, способных поддержать в момент нападения боевиков. Теперь нейтралитет и готовность договориться с любыми головорезами, как некогда практиковал ныне покойный Туркменбаши, страну не защитит.

Источник информации: http://gundogar.org/?02340516031000000000000011000000

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

2511
Похожие новости
17 августа 2017, 06:30
18 августа 2017, 10:00
17 августа 2017, 09:01
17 августа 2017, 09:01
18 августа 2017, 20:00
16 августа 2017, 18:00
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
16 августа 2017, 05:30
13 августа 2017, 15:00
14 августа 2017, 13:30
18 августа 2017, 07:32
12 августа 2017, 18:30
17 августа 2017, 09:01
15 августа 2017, 17:00