Главная
Новости Политика Геополитика Мир Россия ИноСМИ Видео

У Додона есть шанс решить неразрешимую проблему

Складываются уникальные возможности для создания союза Молдавии и ПМР.

В парламенте Молдовы идет обсуждение федерализации страны, нацеленной на восстановление ее территориальной целостности.  В его рамках парламентская фракция Партии социалистов (ПСРМ) выразила поддержку президенту страны Игорю Додону за «шаги по объединению страны и решению приднестровского конфликта».

ПСРМ разработала и представила общественности проект реинтеграции Республики Молдавия на основе федерализации. Поддержка этого проекта была отмечена в резолюциях двух последних съездов партии.

«Федерализация Молдавии является единственным решением приднестровского конфликта», – отметил Додон.

Однако его оппоненты из Демократической партии утверждают, что федерализация страны приведет к ее окончательному расчленению, что Молдавия должна оставаться унитарным государством, и решение приднестровского конфликта возможно только путем диалога в формате «5+2», где Тирасполь и Кишинёв – противоборствующие стороны, Россия, Украина и ОБСЕ – посредники, США и ЕС – наблюдатели.

Распад Советского Союза спровоцировал несколько вооруженных конфликтов, итогами которых стало возникновение новых государств, силой оружия отделившихся от бывших союзных республик. Чего-то другого, собственно говоря, было ожидать трудно – большевики кроили границы квазигосударств «на глазок», руководствуюсь не конкретными территориями расселения этносов, а соображениями революционной целесообразности.

В частности, бытует мнение, что Донбасс был «прирезан» к УССР, чтобы разбавить крестьянское, а, следовательно, «мелкобуржуазное» население Малороссии пролетариатом шахтерских агломераций, расположенных, в свою очередь, на землях Войска Донского. Подобные мотивы можно усмотреть и в ряде других случаев.

Некоторые национальные меньшинства новых государств оказались не готовыми согласиться с абсолютным доминированием «титульной» нации и «титульной» культуры и не пожелали быть людьми второго сорта, обязанными обукраиниться, огрузиниться, обазербайджаниться…

Попытки силой научить сепаратистов «любить» свои новые «родины» закончились затяжными кровопролитными конфликтами и фактическим отделением созданных ими государственных образований. В результате сложилась по-настоящему патовая ситуация, когда власти бывших советских республик категорически отказываются признать новые государства, а те не желают даже рассматривать возможность возвращения под их власть. Не скрывая, что их цель интеграция с Россией, или, как в случае с НКР – с Арменией.

Между «унитаристами» и «сепаратистами» лежит большая кровь и преступления гражданской войны, взаимное недоверие, а часто – ненависть. Причем власти не могут пойти против общественного мнения и начать переговоры о реинтеграции, или наоборот, о признании отделившихся территорий, справедливо опасаясь быть просто сметенными своими народами.

Люди ни на каких условиях не желают возвращаться туда, где их объявляли «унтерменшами». А Хорватский опыт «реинтеграции» Сербской Краины, на который любят ссылаться «унитаристы», не слишком универсален, хотя бы потому, что предполагает тотальную этническую чистку «сепаратистов». С чем категорически не согласна Россия, сохраняющая доминирующую позицию на постсоветском пространстве.

Реализованное стремление взять силовой реванш, как правило, только ухудшает ситуацию для бывших «метрополий» – так, Грузия в результате «Чистого поля» получила признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии и базы ВС РФ на их территориях. Попытки политическим путем установить полную власть над мятежными регионами, то есть попытаться «вымутить» с помощью уловок и манипуляций то, чего не смогли добиться силой оружия, тоже обречены на провал. 

Возможно, что единственный и уникальный шанс восстановить свою территориальную целостность, не проливая кровь и не совершая преступлений против человечества, появился сегодня у Молдавии.

В пользу этого говорит, прежде всего, готовность президента страны Игоря Додона идти на реальные компромиссы, учитывая интересы ПМР. Сам факт, что свой первый в качестве президента страны де-юре внутримолдавский и де-факто зарубежный визит он совершил в Приднестровье, говорит о многом.

В пользу возможности компромисса также говорит тот факт, что война закончилась больше двадцати лет назад, и раны, нанесенные тогдашним кровопролитием, успели затянуться.

Примечательно, что подобная ситуация начала складываться в 2000-х годах в Южной Осетии, когда разорванные было связи с Грузией начали восстанавливаться – грузины стали приезжать в Цхинвал, осетины ездили в Гори и в Тифлис, возникали совместные бизнес-проекты, восстанавливались порушенные родственные отношения (война прошла через многие семьи). И если бы грузинское руководство начало выплачивать пенсии и пособия жителям республики, укреплять экономические связи и инвестировать деньги в ее хозяйственное и социальное развитие, причем не выдвигая политических условий, реинтеграция в той или иной форме могла бы состояться. Об этом мне прямо говорили сами жители Республики Южная Осетия, в том числе и те, кто с оружием в руках противостоял агрессору в 2008 году. Но такой путь требовал больших затрат, длительного времени и не сулил быстрых лавров, потому режим Саакашвили и попытался решить вопрос силой.

Благоприятным для планов Додона является и то обстоятельство, что национальный аспект не играл в приднестровском конфликте большого значения. Приднестровцы сражались не против молдаван, которых было немало и в их рядах, а против намерения превратить их в «румын», навязать им чуждые стандарты и традиции. Впрочем, стандарты эти оказались чуждыми и жителям остальной Молдовы, что подтверждает тот факт, что румынами они так и не стали, а в президенты выбрали Додона.

Иными словами, онтологических разногласий между ПМР и той частью Молдавии, что идет за новым президентом, нет. Возможным реинтеграцию делает и отсутствие у ПМР границы с Россией (в противном случае курс на вхождение в ее состав не имел бы альтернативы), и то, что связь с ней происходит через территорию враждебной Украины. То есть определенный интерес к восстановлению тесных контактов с Молдавией есть и в ПМР.

Очевидно, что за основу реинтеграционных усилий будет взят «план Козака», разработанный еще в начале 2000-х годов, но так и не претворенный в жизнь. Напомним, он предполагал федерализацию Молдовы, где в рамках единого государства приднестровцы смогут заблокировать любое решение Кишинева и сохранят возможность выхода из состава страны.

Сегодня могут потребоваться и иные гарантии – например, сохранение в том или ином виде автономного силового блока ПМР, по крайней мере, в течение некоторого периода, закрепление в Конституции союза с Россией, обязательное сохранение российской военной базы как определенного гаранта. По сути дела, речь может идти о переформатировании обоих государств и создании на их основе союза – федеративного или даже конфедеративного характера.

Все эти вопросы обсуждаемы – обе стороны уже заявили о своей готовности к компромиссам. Игорь Додон отметил, что готов к длительной работе, однако, важно, что «граждане по обе стороны Днестра должны увидеть конкретные результаты в течение 2017-го года». Причем такие, которые благотворно скажутся на их жизни.

Однако, несмотря на все вышесказанное, обстановка для реинтеграции не слишком благостная. И главная проблема на пути восстановления территориальной целостности являются именно «румыны», или сторонники евроинтеграции, готовые «уйти в Европу» даже и без «ватного» Приднестровья.

Именно с ними Додону и предстоит сражаться. За него – очевидная поддержка большинства населения, симпатии Приднестровья и возможная помощь России. Против него – парламентское большинство, и, возможно, не слишком лояльная армия, командование которой прошло через различные натовские программы подготовки.

К этому можно добавить, что полномочия президента серьезно ограничены Конституцией страны. То есть для реализации своих планов Игорю Додону нужно провести досрочные выборы в законодательное собрание, провести всенародный референдум и конституционную реформу. А кроме того, надежно противостоять попыткам переворота или «цветной революции», которые могут быть предприняты. Пока что президент Молдовы показал себя решительным и мужественным человеком, что позволяет надеяться, что он сумеет ответить на все вызовы.

Примечательно, что западные комментаторы полагают: Путин сумел-таки предложить Кишиневу наживку, с которой тот не сорвется, и Молдова станет «форпостом Москвы» и «буфером между Россией и Западом».

Борис Джерелиевский 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

640
Похожие новости
15 августа 2017, 17:00
14 августа 2017, 16:00
15 августа 2017, 14:30
12 августа 2017, 21:45
11 августа 2017, 20:02
13 августа 2017, 17:45
Новости партнеров
 
 
Новости партнеров
 
Комментарии
Популярные новости
14 августа 2017, 08:45
13 августа 2017, 18:00
14 августа 2017, 06:00
15 августа 2017, 09:45
12 августа 2017, 21:45
14 августа 2017, 11:16
15 августа 2017, 14:30